В горы ходят потому, что они есть!

На сайте "Белорусских новостей" прошла онлайн-конференция с участниками национальной экспедиции на одну из высочайших вершин планеты Нанга Парбат...

 

На сайте «Белорусских новостей» прошла онлайн-конференция с участниками национальной экспедиции на одну из высочайших вершин планеты Нанга Парбат.

Нанга Парбат

Как мы уже сообщали, 19 июля белорусские альпинисты впервые совершили восхождение на гималайский восьмитысячник Нанга Парбат (8.126 м) в Пакистане. Эта вершина отличается технической сложностью и своенравностью, на ее склонах нашли покой десятки восходителей — по статистике каждый третий из поднимавшихся. 

В состав экспедиции, которую возглавил председатель Белорусской федерации альпинизма Александр Годлевский, вошли сильнейшие альпинисты страны, в том числе те, кто в прошлом году участвовал в успешном восхождении на Эверест — первом командном в истории Беларуси. Вот имена членов нашей команды: Сергей Белоус, Владислав Каган, Анатолий и Виктор Лутовы, Александр Максименя, Михаил Мельников, Сергей Стацевич. Целый месяц они провели на склонах Нанга Парбата — оборудовали высотные лагеря, обрабатывали маршрут, заносили наверх необходимые для жизнеобеспечения и штурма вершины грузы. Порой приходилось отступать из-за непогоды, пережидая ее в базовом лагере вместе с альпинистами из Чили, Словакии, Польши и Франции.

И вот 19 июля четверо из нашей восьмерки — Владислав Каган, Анатолий Лутов, Михаил Мельников и Сергей Стацевич — поднялись на вершину, причем сделали это без использования кислородного оборудования. Над Гималаями снова был поднят флаг Беларуси.

Кстати это была первая белорусская экспедиция, финансирование которой взяло на себя государство.

Участники экспедиции Александр Годлевский, Анатолий Лутов и Михаил Мельников ответили на вопросы посетителей сайта «Белорусских новостей».

Михаил Мельников, Анатолий Лутов и Александр Годлевский
Михаил МЕЛЬНИКОВ
45 лет. Минчанин. Мастер спорта международного класса, «Снежный барс». Участник первого командного восхождения белорусов на Эверест, побывал на Чо-Ойю и Нанга Парбат в Гималаях, вершинах Кавказа, Тянь-Шаня, Памира, Альп.
Образование —инженер.
Профессионально занимается промышленным альпинизмом.
Женат, имеет сына.
Анатолий ЛУТОВ
41 год. Минчанин. Мастер спорта международного класса, «Снежный барс». Совершил десятки восхождений на Кавказе, Тянь-Шане, Памире, наивысший результат — восьмитысячники Нанга Парбат и Чо-Ойю в Гималаях.
По образованию — инженер. Временно не работает.
Женат, имеет дочь.
Александр ГОДЛЕВСКИЙ
55 лет. Минчанин. Председатель Белорусской федерации альпинизма, руководитель национальной высотной экспедиции на Нанга Парбат. Заслуженный тренер Беларуси. Участник восхождений на Кавказе, Тянь-Шане, Памире, Алтае, Памиро-Алае, в Каракоруме, Гималаях.
Закончил Гомельский госуниверситет и ВПШ.
Место работы — авиакомпания «Трансавиаэкспо».
Женат, двое детей.

— Что представляет собой Диамирская стена, по которой вы поднимались на вершину?
Андрей Солоневич

Михаил Мельников: Диамирская стена («Диамир» — в переводе с местного наречия означает «Король гор») — это довольно протяженная часть нашего маршрута от первого (4800 м) до четвертого лагеря (7150 м). Самое коварное здесь место — снежно-ледовый кулуар крутизной до 70 градусов. В нижней части он довольно опасен, в верхней — попроще.

Именно при спуске по Диамирской стене погиб брат легендарного альпиниста Рейнхольда Месснера — Гюнтер. В память о нем Рейнхольд построил в Диамирском ущелье за свои средства «скальную школу» имени Гюнтера Месснера.

А вообще у нас по маршруту было разбито пять лагерей: базовый (4100 м), лагерь-1 (4800), лагерь-2 (6100), лагерь-3 (6700) и штурмовой лагерь-4 (7150 м).

Фоторепортаж о восхождении на Нанга Парбат
— Как проходит акклиматизация на высоте — кому в вашей команде она далась легче, кому сложнее?..
Катерина, Минск

Анатолий Лутов: Акклиматизация происходит путем постепенного набора высоты. Происходит это так: первая высота — спуск в базовый лагерь, снова подъем — спуск. Саша Максименя акклиматизировался очень тяжело. Смог добраться до третьего лагеря, даже спуск дался ему тяжело.

Не все могут акклиматизироваться. Это зависит от многих факторов: наука до сих пор на дала ответа на этот вопрос.

— Почему вы оказались от использования кислородных приборов?

Анатолий Лутов: Кислород используется только на супервысоких вершинах — таких, как Эверест и К-2. Остальные восхождения проводятся по спортивному принципу, без кислородных приборов.

Вообще, кислород спасает не слишком, если плохо — лучше сразу же спуститься.

— Не раз в прессе писалось, что склоны Эвереста довольно сильно замусорены (кстати, так ли это — вы ведь поднимались на него?..). А как в этом отношении выглядит Нанга Парбат? Участвуют ли альпинисты в наведении порядка на популярных вершинах?
Смирнов

Михаил Мельников: На Нанга Парбат поднимается не так много людей, как правило, 2-3 человека в год. Просто некому мусорить. Случается, что ни один человек за год не поднимается.

Нанга Парбат
Нанга Парбат (8126 м)
самый западный восьмитысячник Гималаев, расположенный в одноименном массиве на границе с Тибетским нагорьем.. В переводе с языка кашмири означает «голая гора».
По альпинистской классификации, входит в четверку самых сложных вершин мира. Гора покрыта мощным снежно-ледовым панцирем, испещренным многочисленными обледенелыми кулуарами. Помимо чисто технических сложностей, восходителям на Нанга Парбат ожидает огромный набор высоты — от базового лагеря до «макушки» около четырех тысяч метров.
Первая попытка восхождения на вершину предпринималась англичанами еще в 1895 году, но лишь спустя почти полвека —3 июля 1953 года — Нанга Парбат был покорен австрийцем Германом Булем.
Маршрут по Диамирской стене, по которому поднимались на вершину белорусские альпинисты, впервые пройден в 1962 году экспедицией, возглавляемой немцем Карлом Херлигкоффером. Тогда взошли на вершину трое — Тони Кинсхофер, Зиги Лёв и Андерл Манхардт, однако Лёв погиб во время спуска.
У Нанга-Парбата довольно мрачная репутация: при восхождениях на эту вершину гибнет каждый третий альпинист.

— Были ли в ходе экспедиции ситуации, когда решалось: продолжать восхождение или отступить?
Gera

Александр Годлевский: Не было! J
Экспедиция считается успешной, если хотя бы один человек поднялся на вершину, и все остались живы. В этом году все экспедиции, покорявшие Нанга Парбат, впервые в истории оказались успешными.

— Что было сложнее — подняться на Эверест или на Нанга Парбат?

Михаил: Технически маршрут на Нанга Парбат гораздо сложнее, чем на Эверест. На Нанга Парбат за всю историю зашло всего 140 человек. А на Эверест только этой весной поднялись 500 человек.

— Когда участники экспедиции узнали про городе Каримабад. Его участие в экспедиции не планировалось. Но у нас были нормальные отношения. Виктор, кстати, провожал нас в Исламабад 13 июня в аэропорту Шереметьево.

— Какие экспедиции одновременно с вами поднимались на вершину — и насколько успешно? Что планируете дальше?
Ольга, Минск

Анатолий: Две чилийские, французская и польско-словацкая экспедиции.

Планируем ходить в горы, предпочтительнее на 8-тысячники. Все зависит от наличия денег.

В двух предыдущих экспедициях нам была оказана спонсорская помощь, а в нынешней большую часть расходов взяло на себя государство.

Добрый день! Поздравляю вас со взятием очередной вершины и благополучным возвращением. У меня к ребятам сразу несколько вопросов...

— Сколько лет ходят в горы (и вместе ли?) члены нашей команды?

— Использовала ли экспедиция услуги носильщиков? В какую сумму они обходятся?

— Как поддерживают связь между собой и с Большой землей в подобных восхождениях?

Спасибо!
Николай Бобрович, Минск

Александр: Спасибо за поздравление!

1. Михаил: Ходим вместе лет 20.
2. Михаил: Есть носильщики высотные и есть портеры, которые несут грузы в базовый лагерь. Выше базового лагеря мы носильщиками не пользовались. Услуги портеров входят в стоимость контракта, а отдельно нанимаемые носильщики обходятся в 120 долларов. Им необходимо перенести не более 25 килограммов груза до базового лагеря в течение трех дней.

Услуги высотного носильщика стоят от 3 до 5 тысяч долларов. Цена зависит от сложности подъема.

3. Александр: Связь обеспечивается по спутниковому телефону и с помощью портативных радиостанций. Качество связи зависит от местонахождения спутника, иногда приходилось «ловить» его.
к вопросу о носильщиках...

— Позволю себе цитату из одной телепередачи: «Когда с альпинистом в горах происходит ЧП, обычно спрашивают — как это случилось? Но никто не задает вопрос — а зачем он туда полез?» В самом деле — зачем?
Александр, Минск.

Анатолий: Вопрос имеет один ответ — в горы ходят потому, что они есть. Это популярный и очень непростой вид спорта.

Михаил: С таким же успехом можно спросить: зачем вы садитесь за руль, поднимаете штангу? А из дому зачем выходите? Ведь это тоже опасно.

— Лет 30-40 назад альпинизм был очень модным, элитарным увлечением. Альпинистов девушки любили, Высоцкий пел про них песни, снимались фильмы. А сейчас? Много ли среди белорусских альпинистов молодежи?
mark

Александр: Наши девушки любят нас и сейчас, не сомневайтесь.

Анатолий: Вас любят, а меня нет!

Михаил: Молодежь сейчас ходит в горы мало. Для этого нужно очень много времени и средств.

Анатолий: Альпинизм требует серьезного обучения. А где обучаться? Особо негде, да и дорого. К примеру, сейчас путевка в российский альплагерь «Безенги» стоит около 400 долларов. Сегодня в Беларуси нет стройной системы подготовки альпинистов, да и гор высоких нет. Сегодня пусть в альпинизм лежит через школы скалолазания, существующие в областных центрах. Занимается альпинизмом и скалолазанием в Беларуси немногим более 600 человек.

— Меня интересует вот какой вопрос. Житейский такой. Вот, допустим, взошли вы на приличную высоту — кругом снег, скалы и лед. И вдруг тут вам срочно захотелось по нужде. Я понимаю, что на вас одежда специальная и, наверное, просто так растегнуть ширинку не получится. Вот и вопрос отсюда. Как вы это делаете в таких экстремальных условиях. :))
Sokolov

Анатолий: Расстегнуть, конечно, не просто, но нужно!! А что делать?

Александр: Имел место случай три года назад, когда один известный альпинист вынужден был это сделать на виду у 30 человек из разных стран мира. И сделал он это под гром аплодисментов.

Весь альпинистский мир относится к этой проблеме доброжелательно и с пониманием.

— Сейчас много говорят о равенстве между полами. Есть ли женщины среди альпинистов высокого уровня?
911

Анатолий: В Беларуси есть одна спортсменка-профессионал Ирина Вяленкова, у которой на счету 3 восьмитысячника. При спуске с Дхаулагири она обморозила ноги, перенесла частичную ампутацию ступней. И, тем не менее, продолжает ходить в горы.

С нами в составе польско-словацкой экспедиции была Кинга Барановска, которая в этом году также взошла на Нанга Парбат.

Михаил:
Я считаю, что не женское это дело. Для альпинизма нужна большая физическая сила.

Александр: Ребята считают, что вершины сложности выше второго разряда женщинам брать не стоит. Не женское дело, и все.

Анатолий: В составе нашей команды я женщин не представляю. Запредельные нагрузки.

— Есть ли у нас какие-то секции альпинизма? Какие физические кондиции важны для альпиниста в первую очередь? Со скольки лет можно заниматься альпинизмом ребенку? Спасибо.
shark

Александр: Есть, но очень мало. Советуем обращаться в альпинистские клубы. В Минске это клубы «Хан-Тенгри», «Надир» и Минская городская секция альпинизма, которую возглавляет Федор Корбут.

Многое для возрождения альпинизма делается в БГУ. Есть федерации альпинизма в областях.

Александр: До совершеннолетия дети ходят в горы только в сопровождении родителей.

Михаил: Физическое здоровье и отсутствие противопоказаний к физическим нагрузкам, как и в отношении любых видов спорта.

в горах пользуются спутниковой связью

— В замкнутых коллективах не редкость личностные конфликты. Как разрешались спорные моменты в нашей экспедиции, или обошлось без таких «шероховатостей»?
Нина, Докшицы

Михаил: Были споры. Договариваемся путем коллективного решения. Демократия, так сказать.

Анатолий: Берешь доску и бьешь… шутка…J

Александр: Всегда все решается коллективно, решает большинство.

— Способен ли тренированный, но не имеющий опыта пребывания в горах человек взойти на восьмитысячник в составе команды?
Лукич

Михаил: Сложно, но на некоторые вершины возможно.

Анатолий, Александр: Но для начала нужно попытаться сходить на 7-тысячник, чтобы проверить, как организм реагирует на высоту.

Михаил: Вот, как пример, Пик Ленина — 7130 метров. Высоко, но вполне посильно. Если заинтересует, связывайтесь с нами через редакцию. Или по адресу [email protected].
белорусские альпинисты -  покорители Нанга Парбат

— Можете ли вы назвать вашу Топ-10 самых крутых вершин. На всех ли из них вам удалось побывать?
Андрей, Минск

Анатолий: Если речь идет о восхождениях высотного класса по классическим маршрутам, это: К-2, Аннапурна, Нанга Парбат, Канченджанга, Макалу, Эверест (без кислорода J), пик Победы (самый северный семитысячник)…

Михаил: На этом, пожалуй, остановимся. J

Михаил: Есть еще вершины технического класса — не слишком высокие, но очень сложные для прохождения.

— Наверное, у альпинистов есть какие-то свои ритуалы, суеверия. Можете рассказать о самых любопытных? О ваших лично? И еще. Пьют ли восходители тост «за альпинистов», и если да, то каким по счету?
Jurassik

Михаил: Поспать хорошо перед выходом. И хорошо поесть.

Александр: Горы любят сильных, а сильные любят… поесть.

Александр: Пьют первый тост за то, что выжили. Пьют только внизу и без фанатизма.

во время подъема на Нанга Парбат

— Скажите, пожалуйста, есть ли у вас семьи, и если да, то что думают о вашем увлечении ваши жены? Еще вопрос: застрахованы ли вы от несчастного случая и на какую сумму?
Ирина, Минск

Анатолий: Жены есть. Моя жена в юности ходила в горы, имеет разряд. Что думают об этом жены, это нужно, наверное, у них спросить.

Михаил: Если жена не понимает тебя, то увлечение быстро закончится. Некоторые бросают альпинизм. Моя жена понимает, что бороться с человеком, которому 45 лет, нет смысла.

Александр: Хотел уйти от ответа… Вопросы с женами опять же решаются путем переговоров.

— Здравствуйте, поделитесь опытом, как вы психологически настраиваетесь перед сложным восхождением? Что помогает вам не терять присутствия духа, когда что-то идет не так, грозит серьезная опасность? Посещают ли вас пессимистические мысли?

Спасибо. Всего наилучшего,
Анна

Михаил: Сначала мы изучаем маршрут. Пытаемся из разных источников узнать как можно больше о горе. Подбираем снаряжение. Пытаемся спрогнозировать объективную сложность маршрута, составляем тактический план.

Что касается психологии, то за 20 лет мы уже достаточно закалились. Всегда нужно объективно оценивать сам маршрут и состояние группы.

Александр: Если что-то идет не так, один из участников должен взять на себя ответственность и принять решение о действии всей группы.

Михаил: Мысли пессимистические посещают.

Анатолий: Особенно, когда рядом пролетает камень… В последней нашей экспедиции меня ударила в грудь лавина… К счастью, небольшая.

Александр: В 4-м лагере у нас отказала газовая горелка, это гораздо более серьезно. Горелка — это вода, а без воды на высоте — смерть. Хорошо, что выручили словаки.

— Здравствуйте! Поздравляю вас с победой. Молодцы! Скажите, сталкивались ли вы в Гималаях (или в других горных районах) с какими-то необычными природными явлениями? Верите ли вы в Бога, полагаетесь ли на его покровительство? Есть ли у вас талисманы, личные приметы?
Майя

Михаил: Спасибо за поздравления! Я сталкивался, но рассказывать не буду. Еще засмеете…

Анатолий: Как-то видел в облаке удивительное свечение. Я так понимаю, что это, наверняка, какие-то электрические разряды, но выглядит очень необычно.

Александр: Я наблюдал коронарные разряды молний над облаками. Кроме того встречался на Алтае с местным жителем, который утверждал, что совсем недавно видел снежного человека. Подробно описывал его внешность, повадки. Причем, я уверен, что он не мог о «йети» прочитать в журнале или увидеть по телевизору. Рассказчик был очень потрясен увиденным.

Рассказывают, что у альпинистов бывают странные видения, особенно у тех, кто попадает в сложные ситуации в горах. Комментировать или объяснять эти рассказы не будем.

Александр: В Бога верим!

— Сёлета не аднойчы паведамлялася пра надзвычайныя здарэнні з беларускімі вандроўнікамі (пра трох жанчынак, якія заблукалі ў Карэліі, пра беларускага хлопца, якого зараз шукаюць у Крыме і інш.). Скажыце, калі ласка, як паводзіць сябе чалавеку, які апынуўся ў экстрэмальнай сітуацыі, сам-насам с незнаёмым асяроддзем? Ці былі такія моманты ў вашым жыцці?
Дзякуй.
Марыська

Михаил: Главное, не паниковать и не терять самообладания. Как говорил барон Мюнхгаузен, безвыходных ситуаций не бывает.

Александр: Естественное природное окружение никогда не может быть враждебным по отношению к человеку.

Михаил: Как говорил Стацевич, «берите с собой спички и зеркало!». Как вообще можно потеряться в Карелии? Это же не Сибирь.

Анатолий: Но помните, что выше 8 тысяч метров — зона смерти. Это утверждение не относится к природе. Это относится к высотам.

Александр: А если речь о тайге, ничего страшного в этом нет. В прошлом году был случай, когда ребенок прожил в лесу целый месяц.

— Вопрос альпинистам. Во сколько обходится (в какую сумму) подготовка и само восхождение на восьмитысячник.
Александр, Минск

Михаил: От 5 тысяч долларов на человека и выше, в зависимости от сложности, удаленности вершины. Это без учета расходов на личное и общественное снаряжение. Один спутниковый телефон с оплатой трафика стоит не меньше 2 тысяч долларов.

белорусский флаг на вершине Нанга Парбат

Здравствуйте, вот мои вопросы:

1. Как долго Вы занимаетесь альпинизмом и что для Вас значит это восхождение?
2. Как Вы относитесь к новомодному увлечению паркуром?
3. Насколько женщине сложнее совершать восхождение? Или пол не имеет значения?

Спасибо. Успехов Вам!
Olesya Stepanova

Михаил: Я занимаюсь альпинизмом с 1983 года, и другие члены экспедиции примерно столько же. К паркуру мы относимся с любопытством. Думаю, что травматизм у тех, кто им занимается, гораздо выше, чем у альпинистов.

— Альпинизм — это спорт, или все же что-то иное? Вы когда-нибудь сожалели о том, что ваши достижения не отмечаются государством так, как достижения в других видах спорта. Там и квартиры дают, и президентские стипендии, и вообще всяческий почет и уважение. А о вас знают лишь специалисты и друзья-родственники...
obh 

Михаил: Для меня это образ жизни. Наград от государства я не жду, потому что занимаюсь этим для себя.

Анатолий: Нам бы хотелось, конечно, чтобы государство больше уделяло внимания этому виду спорта.

Александр:
На мой взгляд, по сравнению со многими видами спорта, альпинизм — один из самых древних и естественных для человека.

Насчет наград и внимания, добавлю, после восхождения на Эверест команду принял президент Беларуси, и был подписан указ о награждении государственными наградами членов экспедиции.

 «Снежный барс»
звание, которое присваивается спортсменам, взошедшим на все семитысячники бывшего СССР — пики Коммунизма, Ленина, Победы, Корженевской, Хан-Тенгри.

— Если альпинизм — это спорт, как футбол, то какая нация в этом спорте — своеобразные бразильцы? И какое место в мировой табели о рангах занимают белорусские альпинисты?
Юрий, Минск

Михаил: Здесь все условно…

Александр: Считаю, восхождение на Нанга Парбат — это достижение мирового уровня.

Анатолий: Лидеры — прежде всего, европейские альпинисты, россияне. Но мы тоже не лыком шиты. За последние три года сделали три успешные экспедиции — на Чо-Ойю, Эверест, Нанга Парбат. Так что, тоже не теряемся в этой солидной компании.

— Много ли среди белорусских альпинистов «снежных барсов»?
Андрей Воронецкий, Могилев

Анатолий: Насколько мне известно, 11 человек официально. Но есть еще два непризнанных «барса» — из туристов-горников.

Александр: Замечу, что «Снежных барсов» намного меньше, чем покорителей Эвереста.

— Каким было ваше представление о Нанга Парбат до экспедиции и каково оно сегодня? Чем вас удивила эта гора?
Юрий

Михаил: Однозначно удивила — технической сложностью. Это связано, прежде всего, с уже упоминавшимся кулуаром, где нет ни одного мало-мальски пологого места, где можно было бы встать и передохнуть. Все время нужно лезть на передних зубьях кошек…

Александр: Солидарен с этим мнением. Гора на самом деле оказалась более грозной, чем предполагалось. И то, что сделали члены команды — прежде всего те, которые сумели достичь вершины — это огромный труд, плод больших физических и психологических усилий каждого. И те, кто не смог дойти до вершины, внесли свой вклад в общую победу.