Вячеслав Дианов: я даю Лукашенко не больше 15 лет у власти

Активист уверен, что большинство белорусов выступают «за» интеграцию с Россией и поддерживают Кремль в российско-украинском конфликте…


На днях в интернете была опубликована переписка известного белорусского активиста Вячеслава Дианова, где ему предложили работать на кремлевский проект. Активист согласился, отметив, что «Путина и Россию поддерживает». Свою задачу Дианов видит в том, чтобы власть в Беларуси была «пророссийская, а не прозападная». Предложение о сотрудничестве, правда, оказалось розыгрышем сайта 1863x.com.

Naviny.by связались с активистом, чтобы узнать, есть ли в Беларуси сторонники его идей и почему он до сих пор живет в Польше, если «нет ничего лучше, чем Россия».

Вячеслав Дианов родился в 1987 году в Праге в семье гандболиста и хореографа. Учился в Белорусском государственном технологическом университете, но был отчислен на пятом курсе. Продолжает учебу в Польше. По словам председатель Комитета помощи репрессированным («Программа Калиновского») Инны Кулей, в 2012 году правозащитный совет не поддержал кандидатуру Дианова на выдачу стипендии на обучение, так как он не предоставил подтверждения, что против него были репрессии и санкции со стороны власти. Известен как председатель незарегистрированного общественного объединения «Движение будущего», координатор гражданской кампании «Революция через социальную сеть». После президентский выборов-2010, на которых являлся доверенным лицом кандидата Ярослава Романчука, эмигрировал в Польшу. Там же получил политическое убежище.


— Вячеслав, вы подтверждаете подлинность переписки?

— Да, такая переписка действительно была.

— Вы догадывались о том, что вас разыгрывают?

— В интернете появилась неполная переписка. Если бы я не догадывался, что это подстава, наверное, указывал бы имена и контакты реальных людей. Я действовал осторожно, потому что у меня были сомнения.

— До того, как эмигрировать из Беларуси, вы выступали с проевропейскими идеями, на президентских выборах-2010 поддерживали кандидата от ОГП Ярослава Романчука. Сейчас вы категорически выступаете за союз с Россией. Что повлияло на изменение вашей позиции?

— Я всегда придерживался общечеловеческих ценностей, которые применимы как для Европы, так и для России. Я живу в Польше и, поверьте, своими глазами вижу, что не все так идеально в ЕС.

— А в России вы когда в последний раз были?

— Примерно три месяца назад по работе, поэтому я владею ситуацией. И считаю, что будущее Беларуси — в интеграции с Россией. Я полностью поддерживаю Путина, хотя и против Лукашенко. Так что я могу сравнивать. Нужно брать лучшее для страны как у Европы, так и у России.

— Простите, но если в России лучше, то почему вы сами до сих пор живете в Евросоюзе?

— Вы рассуждаете, как лукашисты, которые говорят оппозиции, что если им что-то не нравится, пусть уезжают на Запад. Я имею право жить там, где хочу. Тем более, я учусь на последнем курсе. Закончу университет, тогда буду решать, оставаться в Польше или уехать в другую страну.

— Вы получили политическое убежище в ЕС. Некоторые активисты призывают обращаться к европейским властям, чтобы вас лишили этого статуса за поддержку сепаратистов на Донбассе и прокремлевскую позицию по этому вопросу. Как вы реагируете на такие заявления?

— Люди, которые это пишут, просто неосведомлены в вопросе. Меня невозможно лишить политического убежища из-за моих убеждений. Иначе это будет прямым нарушением Женевской конвенции. Так что пусть призывают к чему угодно, ничего у них не выйдет.

— Каковы ваши политические амбиции? Последний известный проект, которым вы занимались — группа «ВКонтаке» «Революция через социальные сети», но сейчас, как я понимаю, вы отошли от ее администрирования…

— У меня несколько проектов, зарегистрированных в Беларуси и Европе, но они сейчас заморожены. Меня можно представлять как активиста, хотя сейчас я в основном занят учебой. Я был на пятом курсе Белорусского государственного технологического университета, когда меня отчислили. Сейчас продолжаю учиться в Польше, специализация — деревообработка. Но я считаю, что могу реализовать себя в провосточной политике, в том числе и по Беларуси.

— Как вы себе это представляете, если вы против Лукашенко, которого последние 20 лет поддерживает Москва?

— Мне 27 лет, Лукашенко — уже 60. Я даю ему 10, максимум 15 лет. Потом он уже физически не сможет удерживать власть. Кто может стать его преемником? Первым на ум приходит Виктор Лукашенко. Но у него, очевидно, нет той харизмы, как у отца. Все, что он сможет сделать, еще больше закручивать гайки, натравлять спецслужбы, которые он сейчас курирует. Настанет время, когда режим Лукашенко-старшего покажется нам цветочками. Когда репрессии достигнут предела, в стране наступят перемены. И вот тогда-то и возникнет потребность в новых людях.

— Я так понимаю, что вы и себя видите в этой роли. Но готов ли народ поддержать ваши идеи? Ведь оппозиционно настроенная часть населения негативно воспринимает любые призывы «брататься» с Россией.

— В Беларуси хватает сторонников моих идей. Даже в оппозиционных партиях, я сейчас не буду называть каких, многие пишут, что готовы работать в восточном направлении. Но пока боятся это делать.