Систему высшего образования ждет новая революция?

Лукашенко считает, что сроки обучения в вузах можно смело сокращать на четверть. Мол, студенты изучают много того, что в будущем им не понадобится…

 

Александр Лукашенко вновь озаботился качеством подготовки специалистов в белорусских вузах и высказал идеи, которые могут перевернуть систему высшего образования.


Срок обучения в вузах могут сократить

«Нам надо серьезнейшим образом рассматривать вопрос подготовки кадров в стране. Боюсь ошибиться, но на треть мы обучаем людей пустоте, которая абсолютно не нужна потом в жизни, — отметил Александр Лукашенко 9 августа, принимая с отчетом министра образования Сергея Маскевича. — И мы знаем это и по себе, тут темнить нечего, в вузах многие студенты отдельные предметы изучают просто так, фактически, не изучают — для того, чтобы сдать зачет или экзамен: «А, это мне в будущем не нужно!». И действительно, не нужно».



Вопрос пересмотра сроков подготовки специалистов в вузах Лукашенко затрагивал и в ходе недавнего посещения Белорусской государственной сельскохозяйственной академии в Горках.

«Там так же, как и в других вузах, предстоит существенная модернизация. На примере академии очень хорошо видно: приблизительно четверть или треть обучающихся впоследствии по специальности не работает, а идут по разным другим направлениям — от милиции до промышленности. Зачем тогда, спрашивается, было увеличение приема абитуриентов? Что, деньги некуда девать?», — задался вопросом Лукашенко.

«Исходя из того, что получают студенты в той же академии и других вузах, на 25% можно сроки обучения спокойно сокращать», — уверен официальный лидер.

Вероятно, вопрос сокращения, или, говоря казенным языком, оптимизации сроков обучения в белорусских вузах будет рассмотрен вскоре на республиканском совещании по проблемам высшего образования с участием главы государства.


О сокращении сроков обучения в вузах говорят уже более пяти лет

С одной стороны можно насторожиться — когда президент предлагает, то в наших реалиях это воспринимается как прямое указание к действию. Так, напомним, было с предложением Лукашенко рассмотреть возможность возвращения средней школы к 11-летней форме обучения. С другой — глава государства лишь констатировал то, о чем чиновники говорят уже более пяти лет и что записано в Кодексе об образовании.

Согласно документу, в Беларуси срок обучения на первой ступени высшего образования составляет от 4 до 5 лет, на второй — 1 или 2 года.

Напомним, что в Беларуси в прошлом году закончилось действие Программы перехода на дифференцированные сроки подготовки специалистов с высшим образованием на 2005-2010 годы. Задачами программы как раз и были усиление специального (профессионального) и фундаментального образования, снижение доли вспомогательных дисциплин, повышение роли самостоятельной работы студентов и так далее.

Можно лишь в данном контексте задаться вопросов, была ли эта программа реализована так, как задумывалось?


Можно ли уменьшать сроки обучения без ущерба качеству образования?

Председатель Постоянной комиссии Палаты представителей по образованию, культуре, науке и научно-техническому прогрессу Владимир Зданович считает, что в системе высшего образования есть «возможность сократить сроки обучения».

«Этот вопрос необходимо рассматривать в зависимости от конкретных специальностей. На мой взгляд, резервы есть даже на технических специальностях. За счет оптимизации учебного процесса можно сэкономить, как минимум, на стоимости одного года обучения», — отметил Зданович в комментарии для Naviny.by.

Студенты

В советские времена, говорит Зданович, студенты отвлекались от основного учебного процесса на медицинскую и военную подготовку, а каждый сентябрь ехали на сельхозработы. «Обратите внимание, что учились в большинстве вузов пять лет — что тогда, что теперь. Если все эти месяцы сложить, вот и получится резерв», — отмечает Владимир Зданович.

Вместе с тем глава парламентской комиссии уверен, что нельзя одним махом сократить сроки обучения в вузах, убрав ряд предметов для изучения. Необходимо, по его мнению, рассмотреть содержание среднего образования. Однако речь о каких-то изменениях сроков обучения в школе депутат не ведет: «Время обучения в вузе можно сократить и при 11-летке. На мой взгляд, в школе необходимо делать акцент на общеобразовательных предметах, а в вузе — на специализированных».

Пока же Зданович отмечает некоторое дублирование дисциплин. Например, изучают иностранный язык в течение 11 лет в школе, а затем еще 5 лет в вузе. То же самое происходит с русским, белорусским языками. «Меж тем выпускник школы должен знать национальные языки на необходимом уровне для дальнейшей учебы и профессиональной деятельности, — отметил Владимир Зданович. — Возникает вопрос — не повторяем ли мы ту же программу в школе и вузе?».

Бывший ректор Белорусского государственного университета Александр Козулин придерживается противоположной точки зрения. Он подчеркивает, что только в случае, если бы белорусская школа оставалась 12-летней, можно было бы вести речь о том, что часть вузовского образования она возьмет на себя. В существующей ситуации, говорит Козулин, уменьшить сроки обучения в вузах без ущерба качеству образования не получится.

«Печально, что из нашей страны, где давали в свое время достойный уровень образования, хотят сделать банановую республику», — отметил Александр Козулин в комментарии для Naviny.by.

Что же касается необходимости модернизации белорусских вузов, о чем говорил Лукашенко, то это, считает Козулин, можно только приветствовать. Однако возникает вопрос — за какие средства модернизацию будут проводить?

Модернизация образования — вопрос актуальный, отметил Козулин, но он требует комплексного подхода и серьезных финансовых вливаний. В первую очередь, в материально-техническую базу вузов: «Говорить о модернизации в системе образования можно только вкупе с модернизацией материально-технической базы. Речь идет об оснащении и ремонте корпусов, пополнении библиотек и так далее. Вместе с тем система образования очень консервативна по своей природе и требует скрупулезного подхода к своим проблемам».


Политологов и экономистов некуда девать?

Александр Лукашенко также затронул проблему востребованности специалистов, которых готовят белорусские вузы: «Надо посмотреть, кого мы готовим. Нам сегодня больше всего нужны специалисты-инженеры. А некуда девать юристов, экономистов, политологов — скоро мы их всех не трудоустроим. Но, зная об этой ситуации, мы, тем не менее, продолжаем их готовить. Это непорядок, надо менять ситуацию».

Все это так, но силой учиться на ту или иную специальность не загонишь! В этом смысле показателен конкурс, точнее его отсутствие на некоторые специальности Белорусского педагогического университета. В стране есть острая необходимость в педагогических кадрах, но идти на учителей абитуриенты не торопятся.

Студент

Александр Козулин отмечает, что, безусловно, существует связь между потребностями рынка труда и подготовкой специалистов. Между тем, навязать абитуриентам выбор тех или иных специальностей невозможно: «Для того чтобы люди выбирали специальности, в которых есть спрос, необходимо создать соответствующие условия для специалистов. Вся мировая образовательная модель идет по пути, когда люди учатся, где хотят, выбирая вузы на основании более подходящего уровня подготовки и качества обучения. Рынок потом все расставляет на свои места».


Что будет с включением в Болонский процесс?

В связи с заявлениями Лукашенко возникает вопрос — не противоречит ли идея уменьшения сроков обучения в вузах планам Минобразования по вхождению в Болонский процесс? Владимир Зданович считает, что такие планы вполне соответствуют двухступенчатой Болонской модели.

Как известно, к процессу присоединились все страны Европы, кроме Беларуси. Ожидается, что вопрос о включении системы высшего образования Беларуси будет рассмотрен  в апреле 2012 года на очередной конференции министров образования стран Европы.

Вместе с тем Александр Козулин полагает, что существующая в вузах Беларуси двухступенчатая система образования не соответствует Болонской модели. У нас магистратура является частью аспирантуры, но это не есть двухступенчатая система образования, подчеркивает эксперт.

Двухступенчатая модель предполагает 4 года обучения в бакалавриате и 2 года — в магистратуре. Таким образом, возможное сокращение сроков обучения в вузах, по мнению Козулина, будет противоречить Болонской модели: «Нам понадобятся годы, чтобы восстановить то, что мы потеряли, когда остановили присоединение к Болонскому процессу в БГУ, когда перевели школу на 11-летнее обучение».

Эксперт Агентства гуманитарных технологий, кандидат педагогических наук Светлана Мацкевич отмечает в «Белорусском ежегоднике», что Министерство образования приписывает Болонскому процессу характеристики в логике эволюционности. Мол, Болонский процесс не требует унификации и подчинения, резких революционных шагов, оторванных от национальных контекстов. Следуя такой логике, запоздалое включение Беларуси в международное образовательное пространство объявляется только делом техники.

Однако эксперт не считает, что все так уж просто: «Очевидно, что без широкой общественной дискуссии, участия в обсуждении академического и студенческого сообщества, установления контроля над вхождением Беларуси в Болонский процесс со стороны гражданского общества сам процесс может превратиться в фиктивно демонстративный акт».