Беларусь после Площади — тихая гражданская война

В обществе есть понимание, что власти по-разному относятся к различным группам населения, что есть «свои» и «чужие»...


Беларусь после Площади — тихая гражданская войнаСтрана уже месяц живет в атмосфере посттравматического синдрома. Ежедневные новости об обысках, допросах и задержаниях не уменьшают, а увеличивают стресс, который общество пережило после разгона Площади. Сможет ли такая ситуация сыграть на руку властям или наоборот — снизит доверие к ним?

В фактах итоги месяца, прошедшего со дня выборов, — это, прежде всего, невиданное в последние годы в Беларуси количество политзаключенных. По данным правозащитников, число обвиняемых по уголовному делу о массовых беспорядках 19 декабря в Минске достигло 32 человек. На 18 января в числе обвиняемых — пять экс-кандидатов в президенты. Четыре из них находятся в СИЗО КГБ: Алесь Михалевич, Владимир Некляев, Андрей Санников и Николай Статкевич. Виталий Рымашевский был освобожден из СИЗО 1 января под подписку о невыезде. Остальные 27 обвиняемых — представители избирательных штабов кандидатов, общественные активисты, журналисты и бывший сотрудник милиции

Обыски стали частью жизни нашей страны. Они проходят у журналистов, общественных активистов, правозащитников.

Европа готовит санкции против белорусских чиновников.

Что события последнего месяца дали властям? Как установившаяся атмосфера страха скажется на поддержке власти населением? Или для властей после выборов это уже не имеет большого значения?

Эксперт аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич в интервью Naviny.by отметил, что выборы прошли в момент острой политизации общества. Произошедшее на Площади только усугубило раскол в обществе: «Беларусь теперь находится в ситуации тихой гражданской войны».

Карбалевич полагает, что события последнего месяца уменьшили доверие к власти. Это подтверждают и данные свежего социологического исследования НИСЭПИ


Результаты опроса показывают — в обществе есть понимание, что власти по-разному относятся к различным группам населения, что есть «свои» и «чужие». Так, оценивая степень социальной напряженности в обществе, почти половина опрошенных отметила, что она «существует, но меньше, чем в России и других странах СНГ» и только 27,2% полагают, что ее нет. После прошлых выборов президента в 2006 году это соотношение было 39% против 35%.

Эксперты НИСЭПИ подчеркивают, главная причина очередной победы Александра Лукашенко на декабрьских выборах — «две Беларуси», живущие в этой стране уже много лет, большая часть которой пока поддерживает президента».

«Одно из самых неприятных и труднопреодолимых последствий этого разделения — отчуждение многих людей не только от власти, но и друг от друга: 70% считают, что «в отношениях с людьми нужно быть очень осторожным», и только 25% — что «большинству людей можно доверять», — отмечают авторы исследования.

При этом они отмечают, что раскол в белорусском обществе по политическим основаниям вовсе не обязательно толкает несогласных «в объятия оппозиции». На вопрос: «Считаете ли Вы себя в оппозиции к нынешней власти?» положительный ответ дали 18,9% респондентов, а на вопрос: «Как Вы относитесь к участию в публичных действиях для выражения своего мнения?» готовность к участию в митингах, демонстрациях и пикетах подтверждают 11,8%, к забастовкам — 8,6%, голодовкам — 4,6%, вооруженной борьбе — 3,8%.

Более того, на вопрос: «Что для Вас сегодня важнее — сохранение нынешнего положения в стране или его изменение?» больше людей выбирают «сохранение», чем «изменение»: 49,7% против 41,2% (пять лет назад соотношение было обратным: 37,4 против 53,8%).

«Как видно, несмотря на то, что «предчувствие нарастающей нестабильности» постепенно нарастает, массового стремления к радикальным переменам (о чем безапелляционно заявляют лидеры оппозиции) пока не наблюдается. Скорее, наоборот, это может дать обратный эффект — ожидание «твердой власти», на которую «можно опереться в трудную минуту», — делают вывод эксперты НИСЭПИ.

Так или иначе, полагает Валерий Карбалевич, но политическая жизнь Беларуси после Площади получила новый тренд.

Внутренняя политика характеризуется отказом от либерализации, усилением репрессий, стремлением разгромить оппозицию и попыткой укрепить страх в обществе. Во внешней можно констатировать разрушение модели балансирования Беларуси между Россией и Евросоюзом.

Между тем эксперт подчеркивает, что возвращение Беларуси к диалогу хоть и кажется сегодня очень сложным, но не является невозможным: «Следует признать, что коридор возможностей в этом направлении есть, но очень сузился».