В белорусском образовании царит авторитаризм

Белорусская средняя школа — отражение государственной системы. Здесь и авторитарный стиль руководства, и непоследовательность политики, и нехватка...


белорусская школа возвращается к 11-леткеБелорусская средняя школа — отражение государственной системы. Здесь и авторитарный стиль руководства, и непоследовательность политики, и нехватка ресурсов вкупе с отсутствием национальной идеи.

«Я сказал, как будет, не нравится — уходи»


Авторитарный стиль правления в стране так проник во все сферы, а в образование — начиная с Министерства образования, областных отделов образования, и заканчивая учреждениями образования, где и дети и педагоги находятся в подавленном угнетенном состоянии. О такой атмосфере в белорусской школе шла речь на заседании круглого стола «Проблемы образования Беларуси».

Доцент Николай Ковш, в течение нескольких десятков лет преподававший в школе математику и физику, говорит, что школа отражает государственную авторитарную модель: «В образовании есть множество царьков, которые соответственно ведут себя и знают один ответ на все проблемы и вопросы: «Я сказал, как будет, не нравится — уходи».

Уровень оплаты труда недостаточен, считает Н.Ковш. На сферу образования в соответствии с бюджетом на 2010 год предполагается потратить 1,4 трлн. рублей (в 2009-м было 1,3 трлн. рублей). На зарплату работников расходуется 72% всех средств, которые идут на нужды ведомства. Результат повышения зарплат в прошлом году, по данным Министерства образования, — около 800 тысяч рублей получают учителя в школах и около 1,5 млн. рублей — преподаватели вузов.

По данным Национального статистического комитета, в учреждениях образования средняя декабрьская зарплата городе на один компьютер приходится 26 учеников: «Если ученик будет проводить один час у компьютера, к суткам необходимо прибавить еще два часа».

Между тем Программой развития общего среднего образования на 2007-2016 годы предусмотрены модернизация школьных библиотек и преобразование их в центры информационных ресурсов и медиацентры. Минобразования рекомендовало оснастить школьные библиотеки компьютерами и подключить их к интернету. Однако родители, дети которых учатся в обычных столичных школах знают: нет в школах ни интернета для учеников, ни современных компьютеров. Хотя социальный стандарт — один компьютер на 30 школьников — в стране, в общем-то, выполняется. Но что это за компьютеры? Множество единиц техники устанавливалось еще в прошлом веке. К примеру, в Могилевской области изношено около 22% компьютеров. Получше ситуация в Минске, где износ составляет 5%.

Николай Ковш предложил подумать, есть ли в стране какие-либо еще специалисты, которые так же, как учителя, ремонтируют своими руками кабинеты, где работают: «Для школы это как раковая опухоль, от которой мы не можем избавиться. Между тем бюджет пополняется, кроме налогов, штрафами, доходами от лотерей, но учреждения среднего образования находятся по-прежнему один на один с проблемой недостаточного финансирования».

Качество образования падает, как и требования к нему

Результат разброда и шатания последних лет — падение качества образования. В школах сокращено количество часов для изучения предметов, ЦТ упрощается. Экс-проректор БГУ Анатолий Павлов рассказал, что в результате преподаватели вузов жалуются на слабых первокурсников, а директора школ — на недостаточный уровень подготовки молодых специалистов. «Не придется ли нам призывать варягов, чтобы наладить белорусскую систему образования? Кодекс об образовании, который готовится к принятию, остается для общественности закрытым документом. Не исключено, что его принятие совсем не улучшит ситуацию в образовании. Когда речь идет о том, что высшее образование можно получить за три года, это абсурд, и говорить дальше уже не о чем», — сказал он.

Николай Ковш отметил, что одной из главных потерь белорусской школы последнего времени стало то, что в результате перехода на 11-летнее обучение был разрушен дифференциальный подход к образованию, система профильных классов, лицеев. Сегодня в гимназиях учат на уровне обычных школ, а в школах в старших классах — как в ПТУ.

«Мы выходили на завершающий этап реформы, когда ее отменили в 2008 году. Теперь система образования находится в атмосфере шторма и противоречий. Приведу пример: в Беларуси в связи с реформой школы в прошлом году резко сократилось учебное время на изучение иностранных языков — до двух часов в неделю в старших классах. Через некоторое время заговорили об экзамене по иностранному языку», — сказал Н.Ковш.

Заметим, что как сама отмена реформы (возвращение к 11-летке), так и идея возвращения экзамена по иностранному языку шли от президента. Как сообщала
 пресс-служба главы государства, «Александр Лукашенко считает необходимым с учетом современных требований активизировать работу по изучению иностранных языков».

Белорусская школа лишена национальной идеи

Однако даже если наши дети выучат иностранные языки, это не снимет проблемы отсутствия национальной составляющей белорусской школы, говорит Николай Ковш. Ежегодно в стране становится все меньше детей, которые обучаются на белорусском языке. Еще 10 лет назад на белорусском языке училось более 463 тысяч ученик, что в два раза больше, чем в настоящее время. В процентом соотношении ситуация такова — 30% и 20%.

Литератор и политик Лявон Борщевский подчеркнул, что белорусская система образования осталась без национальной идеи и культурологической составляющей. Между тем как раз культура создает стабильную основу для развития образования и страны в целом, считает он.

«Власти успешно справились с задачей ликвидировать культурологический национальный компонент белорусского образования. Отсутствие культурологического аспекта в образовании — самая большая проблема осовремененной школы. Я работаю с детьми с 1981 года и констатирую ментальные глубинные изменения в современных детях. Они не привыкли читать, рефлексировать. Нельзя игнорировать культурологический компонент образования. Это включает в себя и языковую подготовку, и создание атмосферы необходимости в этом в стране. В настоящее время это не делается ни системой образования, ни официальными средствами массовой информации», — подчеркнул Л.Борщевский.