Ритуальные услуги: мошенники ждут и на последнем пути

Безусловно, хватает среди «ритуальщиков» и тех, кто свой «хлеб» отрабатывает честно, но порой встречаются и прямо противоположные варианты...

 

Не боятся кризиса сейчас, похоже, только мертвые. Да еще те, кто занят в сфере ритуальных услуг. Спрос на эти услуги, увы, всегда был, есть и будет. И специфика этого бизнеса такова, что избежать упреков в желании заработать на чужом горе мало кому удается. Хотя, безусловно, хватает среди «ритуальщиков» и тех, кто свой «хлеб» отрабатывает честно, но порой встречаются и прямо противоположные варианты.

Фото с сайта www.khoiniki.gomel-region.byКак оставаться бдительным даже в трудные минуты расставания с близким человеком, что нужно знать, чтобы не стать жертвой обмана, какие цифры следует держать в уме, чтобы не потерять ориентацию на рынке ритуальных услуг?

Если человек умирает дома, то, как известно, надо вызвать милицию для засвидетельствования смерти и только тогда можно браться за организацию похорон. Однако организовать достойные похороны — это не сладкий стол для пятиклассников устроить: самостоятельно лучше этим и правда не заниматься. Как на государственном «Спецкомбинате КБО», так и у частников можно заказать специального агента, который все подберет по минимальным, если хотите, ценам. Тем более что и там, и там услуга организатора будет стоить около 30 тысяч рублей.

Вот только конкуренция сейчас в ритуальной сфере немаленькая, ведь каждый частник (стоит только зайти в интернет, и вы увидите, что их немало) стремится доказать, что именно у него лучше и дешевле. В Москве, например, довольно распространена такая схема: приезжает на дом милиция, подтверждает смерть и уезжает. Далее делает кому-то звонок и уже через 15-20 минут в дом, где лежит покойник, звонит агент и предлагает свои услуги под соусом «дешевле и лучше, чем у всех».

В Беларуси такая схема тоже пускает корни. «Я знаю точно одну фирму у нас, которая таким образом вылавливает своих клиентов: после отъезда милиции звонит некий Михаил Семенович и предлагает необходимые услуги, — рассказали «Белорусским новостям» в одной из фирм по оказанию ритуальных услуг. — Однако едва ли этот способ приносит выгоду. В большинстве случаев Михаила Семеновича просто посылают. Какая может быть от него помощь, если человек заранее врет?».

Другой вопрос: как не попасться на крючок мошенников и в какую организацию обратиться, чтобы правильно и достойно провести человека в последний путь. Например, вы без вопросов можете обратиться в единственное государственное предприятие КУП «Спецкомбинат КБО», оказывающее полный набор ритуальных услуг и имеющее в наличии свой крематорий, ритуальный зал, ритуальный магазин и полный штат ритуальных сотрудников.

«Все больше люди начинают использовать для прощания с усопшим наш ритуальный зал, — говорит заместитель директора по идеологической работе КУП «Спецкомбинат КБО» Сергей Тур. — Снимают зал обычно на 2-4 часа, там есть своя холодильная камера. Да и цены приемлемые — всего 40 тысяч в час. На Западе уже вообще отошли от традиции прощаться с покойником дома. Ведь если попрощаться хочет много человек, в квартире это будет неудобно. Если же усопший жил, например, на девятом этаже, то трудность в том, чтобы спустить гроб с телом вниз».

Хотя, как говорит Сергей Тур, старшее поколение в этом отношении непреклонно: прощаются дома, а ритуальный зал обычно заказывают для покойников 30-50 лет. «Сюда же можно привозить для отпевания священника, услуги которого мы сами не предоставляем, — говорит он. — И через нас вы узнаете, где можно усопшего бальзамировать, потому как бальзамированием мы тоже напрямую не занимаемся». Среди значимых плюсов Сергей Тур отметил также то, что «Спецкомбинат КБО» может без проблем доставить так называемый «груз 200» за пределы страны.

«Не так давно появилась еще одна тенденция: довольно часто заказывают захоронение в колумбарной стене: когда после кремации урна с прахом помещается в специально отведенную ячейку в стене, которая и будет «могилой», — рассказывает работник ритуального цеха «Спецкомбината КБО» Татьяна Крук. — Думаю, что сейчас уже точно третья часть минчан использует эту услугу». К слову, стоит такая «могила» от 140 до 240 тысяч в зависимости от ряда: три верхних ряда — самые дорогие.

Однако, обращаясь в государственный «Спецкомбинат КБО», вы должны помнить, что цены на многие товары и услуги здесь все-таки на порядок выше, чем у частных «ритуальных» лиц. Например, гроб здесь можно приобрести минимум тысяч за 170, в то время как у частников цены начинаются уже от 100 тысяч рублей. Вынос гроба — от 132 тысяч, у частников — от 60; катафалк — 225 тысяч, у частных лиц — от 120; венки — от 90 тысяч, у предпринимателей — от 24; кресты — от 80 тысяч, у частников — от 27.

Но есть на «Спецкомбинате КБО» и «смешные» цены за не самые популярные услуги. Например, в Бресте работники КУП «Спецпредприятие» табличку на крест покойного прикрепят всего за 800-900 рублей (в Минске это идет сразу в комплекте). А за 1500-2000 рублей погрузят гроб в машину. Ровно за такую же сумму оформят могилу принесенными цветами и венками. Услуга по подготовке к захоронению, которая, видимо, отличается от услуги организатора похорон, также стоит недорого: всего около 2000 рублей.

Но вернемся к столичному «Спецкомбинату КБО». Сергей Тур не отрицает, что, возможно, цены у них порой выше, чем у частников. «Но, что ни говори, только на территории нашего «Спецкомбината КБО» есть, например, свой крематорий. А это очень значимо», — говорит он. Кремация, к слову, стоит 201 тысячу рублей. И только «Спецкомбинат КБО» имеет право копать могилы на городских кладбищах. Копка могилы в зимний период стоит 124 тысячи рублей, в летний — 106 тысяч. Кстати, вынос гроба за 1 этаж у минского «Спецкомбината КБО» составляет 5500 рублей, при этом почти в два раза дороже на аналогичном предприятии в Бресте. Интересно: в брестских многоэтажках больше ступеней?

«Это говорит о том, что государственному предприятию цены на товары и услуги присылают «сверху», и государственным ритуальным работникам не имеет смысла пытаться снижать их в интересах клиента, — рассказали нам в частном предприятии «Белреквием». — Частники — сами себе хозяева, и высокие цены нам делать невыгодно. Поэтому мы просим поставщиков доставлять нам товар по самым низким ценам. Именно по этой же причине собственной выживаемости работа частников зачастую оказывается даже более качественной, чем у «Спецкомбината КБО».

Но вернемся еще раз к ритуальным махинациям. Человек, потерявший близкого, довольно часто не понимает толком, за какую конкретно услугу платит. В ритуальном прейскуранте уйма услуг разбита еще на тысячу подуслуг — поди разбери, что есть что. Даже чем, к примеру, отличается подготовка к захоронению от услуги организатора похорон так до конца и непонятно. В общем, подводных камней здесь хватает.

Следует знать еще один важный нюанс. «Помните, что по закону на кладбище два места предоставляются бесплатно: для мужа и жены. И если умирает муж, место для жены резервировать не нужно. Резервирование при жизни в Минске, например, отменили еще в 2002 году решением Минского горисполкома № 1177, потому что полкладбища было забронировано для еще живых людей, а уже мертвых негде было, собственно, и хоронить», — говорит заместитель директора по идеологической работе КУП «Спецкомбинат КБО» Сергей Тур. Поэтому в графе «безвозмездное резервирование» не должно стоять никаких цифр. Если же вы хотите оставить дополнительное место для близкого родственника, то этот вопрос решается местными Советами депутатов или исполнительными и распорядительными органами. И только тогда вам назначают определенную плату за резервирование места «сверх безвозмездного», как официально прописано в действующем Законе о погребении и похоронном деле, статья 21.

Все эти нюансы важно знать, чтобы не платить больше там, где и так надо потратить много денег. В условиях нынешнего финансового кризиса об этом стоит помнить тем более. Ведь многим приходится рассчитывать только на материальную помощь, которая составляет около миллиона рублей. А ведь на эту сумму нужно не только провести ритуальную церемонию прощания, хочется же еще сделать не менее достойные поминки. И тогда в миллион едва ли можно уложиться…

«С началом кризиса люди стали больше смотреть на цены, стали меньше заказывать какие-то услуги. Например, гораздо реже, чем раньше, заказывают оркестр и даже катафалк», — говорит Сергей Тур. Этой же точки зрения придерживаются и частники, все как один утверждающие, что кризис хоть немного, но затронул и их.

Ольга Кукса, инженер-технолог КУП «Спецкомбинат КБО» уверена в обратном: «Цены на наши услуги не менялись с 2002 года, а это говорит о том, что кризис до нас все-таки не добрался».

Пожелавший же остаться неназванным государственный патологоанатом, занимающийся разнообразной частной практикой в области ритуальных услуг, считает: на ритуальные услуги люди не жалели и не будут жалеть ни в какие времена.

«Я занимаюсь, в основном, туалетом покойного: мою его, одеваю, гримирую, делаю прическу. И получается это все не дороже, чем в Белсудмедобеспечении, где при государственном морге оказывают те же услуги. Более того, если меня вызывают только на грим без бальзамирования, я отказываюсь, потому что ничего практически не заработаю. Сам по себе грим стоит недорого. Да и смысл мне гримировать покойного без бальзамирования? Было уже несколько случаев, когда на этот грим потом из носа выливается непонятная жидкость розового или зеленого цвета. Да, заказов стало поступать меньше, но не из-за кризиса, а из-за так называемого «квартирного вопроса», когда все чаще людей стали забирать на вскрытие в морг, чтобы выяснить, точно ли, к примеру, бабушка умерла сама или ей помогли. А уже в морге, если надо, оказывают необходимые услуги», — говорит он.

Кстати, о туалете покойного. В Белсудобеспечении устранить повреждения на теле усопшего стоит от 37 до 65 тысяч рублей; сделать ему расширенный туалет — от 18 до 28 тысяч; оденут его за сумму от 22 до 52 тысяч, а цены на косметические и парикмахерские услуги варьируются между 12 и 28 тысячами.

…Зная, как нынче дорого умереть, 73-летний пенсионер Илья Новик, житель деревни Мыслобож, Брестской области, предпочитает быть сам себе ритуальным агентом. Уже 10 лет назад он смастерил гробы и себе, и жене. Покрасил и поставил на чердак. Кроме того, по доброте душевной, еще два гроба сделал по заказу родственникам жены. «А в остальном люди помогут, — говорит он. — Мужики гроб с телом вынесут, люди венки принесут, близкие сами стол накроют на поминки. Дорого нынче умирать. И опасно!»