Хутор бабы Гени принесут в жертву стройке века

Нежилой хутор, который стоит на площадке под будущую АЭС и предполагается к сносу, оказался «живым»…


Островецкий район в Гродненской области готовится к стройке века — именно здесь, как известно, решено возвести белорусскую атомную электростанцию. Правительственное решение местные власти восприняли с энтузиазмом. По их мнению, строительство АЭС даст мощный импульс развитию района.

именно на этом поле вскоре начнут строить белорусскую АЭС

Изменится не только сам городской поселок Островец, который станет городом энергетиков, но и весь район. При этом, как уверяют местные власти, жителям близлежащих деревень беспокоится не о чем — на выбранной для строительства АЭС площадки придется снести всего лишь несколько хуторов, на которых, как заверяет районное начальство, уже никто и не живет.

В минувший вторник, 3 февраля, корреспонденты БелаПАН побывали на севере Островецкого района — на том самом месте, где планируется строить АЭС. Возле деревни Валейкуны отыскался и хутор — возможно, один из тех, о сносе которых говорили районные власти.

Но он оказался «живым». Хозяйку хутора Геню Брониславовну Суботкевич журналисты застали за распиловкой дров. (видео)

Электричества на хуторе нет, да и не было никогда. Иногда женщина пользуется керосиновой лампой. Хата, в которой живет Геня Брониславовна, выглядит, конечно, не очень. В этом доме жили еще ее родители. Но они давно умерли, и женщина осталась одна. «Нет у меня никого, — говорит хозяйка хутора. — И братья все поумирали, и сестра — никого нет».



До пенсии Геня Брониславовна работала в колхозе — «все больше на сеялках». Трудовые годы женщины государство оценило в 160 тысяч рублей пенсии. Но хозяйка хутора не унывает: «Я не пью, так что и этого хватает». До последнего времени держала скотину — были и свинья, и корова. Но год назад корову пришлось продать — «уже не могла руками доить».



От людей Геня Брониславовна слышала, что ее хутор собираются сносить, а ей, вроде бы, дадут квартиру в Островце. Но когда это будет, женщина не знает. Да и съезжать из родных мест не хочется — «тут и люди свои, знакомые, и яблоки есть».