Гендерное равенство по-белорусски: без теории на практике

На государственном уровне есть понимание, что проблема неравноправного положения мужчин и женщин в Беларуси существует...


Правительство Беларуси утвердило Национальный план действий по обеспечению гендерного равенства на 2008-2010 годы, третий по счету. Теперь в Беларуси, как и в европейских странах, достижение гендерного равноправия становится одним из главных приоритетов государственной политики.

Данный «гендерный план» в Беларуси разрабатывался, что называется, долго и упорно, а утвердили его только сейчас. Срок действия — 2008-2010 годы. 2008-й, заметьте, чуть больше чем через три месяца уже станет историей.

Как рассказала «Белорусским новостям» заместитель начальника главного управления политики занятости и народонаселения Министерства труда и социальной защиты Татьяна Шеметовец, третий Национальный план по обеспечению гендерного равенства разрабатывали на основе анализа достигнутых результатов двух предыдущих планов и тем проблемам по гендерной дискриминации, которые пока еще не удалось решить. Кстати, по результатам был даже подготовлен Доклад о выполнении в Беларуси положений и конвенций ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин.

Как считает председатель Белорусской женской лиги Нина Стужинская, утверждение плана по гендерному равенству — это очень позитивный момент: «Радует, что на государственном уровне есть понимание, что проблема неравноправного положения мужчин и женщин в Беларуси существует, что есть методы изменения ситуации к лучшему, есть западный опыт и государство в курсе этой практики».

Однако, по мнению Н.Стужинской, выполнение программ по изменению гендерной ситуации в стране пока носит только формальный, декларативный характер. «К сожалению, те люди, которые озаботились в нашей стране гендерной проблемой и делают шаги по ее устранению, сами часто не понимают, что это такое, и насколько обществу выгодно искоренение дискриминации по признаку пола. Дело в том, что сложно заниматься борьбой с гендерной проблемой в стране, где власть и оппозиция в лице главных представителей являют собой воплощение патриархата. И государственные чиновники, и демократические оппозиционные политики в Беларуси сплошь и рядом подвержены сексизму и шовинизму».

Домашний труд женщины, также как и воспитание детей, не считается экономически значимым. В то время как мужчина может реализоваться, делать карьеру, зарабатывать деньги или заниматься политикой, женщина после основной работы продолжает выполнять неоплачиваемую — по налаживанию быта и уюта для мужчины. При этом тот самый мужчина, которого, к примеру, начальник на работе оскорбил или обругал, придя домой, компенсаторно вымещает свою злобу и обиду на женщине, за счет ее унижения чувствуя себя сильнее. Такая ситуация существует во многих белорусских семьях. Это считается нормой, и мало кто понимает, в чем здесь проблема и неравенство.

Третий «гендерный план» в Беларуси согласован, утвержден и принят к действию. Но подозреваю, что этот документ, равно как и предыдущих два плана, а также множество прочих программ, указов и декретов, останется выполненным только на бумаге и будет иметь мало общего с реальной жизнью.

Мало просто заявить об искоренении дискриминации по признаку пола, борьбе с насилием против женщин и введении Дня отца. Необходимо, в первую очередь, чтобы все агенты, участвующие в процессе, понимали, о чем собственно идет речь. Что-то мне подсказывает, что ни начальники на местах, которые «оценивают» женский труд дешевле, чем мужской только на основании биологических различий, ни мужья, избивающие своих жен, если и слышали краем уха, то точно не знают, что же это за слово такое «гендер» и с чем его едят.

Любая практика невозможна без теории. Искоренение гендерных стереотипов и установление равноправия невозможно без четкого понимания почему это необходимо. Гендерное образование должно начинаться в детском саду, на худой конец — в школе. А когда тебя с детства воспитывают и объясняют, что ты прав лишь на том основании, что ты мужчина, или, что ты женщина, и поэтому твоя успешность определяется наличием у тебя мужчины, потому как твое главное предназначение быть его приложением, а потом вдруг начинают про гендерное равенство рассказывать — так не бывает. Потому как нет в этом никакого практического смысла.

Хочется, чтобы разработанные на государственном уровне программы по обеспечению гендерного равноправия были применимы в жизни у нас также как в Европе, а не становились очередной галочкой для отчетов в международные структуры.

Пока же воз и ныне там. Как пример — рассказ моей коллеги-журналистки, работающей на одном из государственных телеканалов. Оказывается, обычная практика, когда на съемки ездят, а потом пишут текст сюжета журналистки, а озвучивают в эфире написанное под своей фамилией журналисты, т.е. мужчины. Потому что, как считает телевизионное начальство, мужским голосам (!) зритель больше доверяет.

Еще один пример все того же канала: одна талантливая журналистка, которую начальство не уставало хвалить и ставить в пример, получила возможность стать собственным корреспондентом в одной из зарубежных стран и получила на это «добро». Но когда все документы по аккредитации и работе в корпункте она собрала и пришла получить напутственные ЦУ, узнала, что шеф передумал, и не быть ей собкором. На вопрос, почему, услышала то, что на данный момент определяет политику этого государства не на бумаге, а в реале: «Потому что вы — ЖЕНЩИНА».