Вместо кредита Лукашенко получил нормандский формат

Недоброжелатели белорусского президента подтрунивают в том духе, что на переговорах по Украине он-де сбоку припека, типа «кофе подносит»…


Привез ли белорусский руководитель из Сочи деньги для наклонившейся экономики, покрыто мраком тайны. Но факт то, что Александр Лукашенко сенсационным образом получил иной подарок: уже в среду 11 февраля Минск должен стать местом сбора нормандской четверки.

Комментаторы дружно твердят, что это сулит главе государства новые дивиденды на ниве миротворчества, посредничества в украинском вопросе.

Не столь очевиден для многих ответ на вопрос, выигрывает ли при этом в историческом плане Беларусь как таковая.

Среди внутренних противников режима широко бытует мнение, что улучшение отношений Минска с Западом благодаря украинскому фактору, без ослабления гаек в стране, лишь консервирует здесь жесткий авторитаризм, ухудшает положение демократической части общества, отодвигает перспективу перемен.




Сочи: неожиданный подарок

Неделю, если не больше, глава Беларуси, как говорили злые языки, сидел в засаде на черноморском курорте, ожидая аудиенции у российского коллеги.

Обозреватели прогнозировали, что гость будет просить Владимира Путина о срочной финансовой помощи. По данным Нацбанка, золотовалютные резервы Беларуси, рассчитанные согласно методологии МВФ, только за январь сократились на 334,4 млн долларов, сжавшись до прискорбного показателя в 4 млрд 724,7 млн.

Но в итоге оказалось, что это хозяин Кремля на сочинской встрече 8 февраля обратился к Лукашенко с просьбой принять в среду в Минске для переговоров по Украине четверку лидеров — самого российского президента, его киевского коллегу Петра Порошенко, канцлера ФРГ Ангелу Меркель и французского президента Франсуа Олланда. Это и есть нормандский формат.

Сами понимаете, от такого царского предложения невозможно было отказаться (что не снимает острой потребности в новых московских субсидиях, но, возможно, повышает шансы на них). Беларусь сделает все, чтобы организовать встречу четверки, заверил Лукашенко.


Только ли «кофе подносит» белорусский президент?

Теперь стороны состыковывают базу для диалога. Предположительно во вторник в Минске соберется контактная группа ОБСЕ по Украине. Что же касается саммита в среду, то срыв на 100% не исключен (большие игроки интригуют, каждый ведет свою игру), однако при этом шансы заполучить грандиозное событие у Минска велики.

Пока пиаровским венцом в вопросе миротворчества по Украине остается для белорусского руководства минская встреча, что свела Путина с Порошенко и Кэтрин Эштон от Евросоюза 26 августа прошлого года.

Уже тогда реверансы главы европейской дипломатии перед хозяином мероприятия косвенно показали, что Брюссель фактически сдал в утиль ярлык последней диктатуры Европы в отношении белорусского режима (при том что демократии в стране больше не стало и фигуранты западного списка политзаключенных остаются в неволе).

Ну и, конечно, уже вошли в историю дипломатии сентябрьские минские соглашения по Донбассу, при том что с их реализацией дело застопорилось.

Сейчас же, как видим, обрисовалось событие, которое иные комментаторы априори заносят в разряд исторических.

В свою очередь, недоброжелатели Лукашенко подтрунивают в том духе, что на переговорах по Украине он-де сбоку припека, типа «кофе подносит» или «сдает площади в аренду». Но это принижение амплуа сопровождается не вполне логичными сетованиями, что, вот, везет же некоторым: очередные выборы таким образом Лукашенко для себя уже сделал.

Сам президент Беларуси в интервью «Евроньюс» прошлой осенью туманно намекал на свои концептуальные инициативы в украинском вопросе. В минувшее же воскресенье министр иностранных дел Владимир Макей в интервью программе «Контуры» телеканала ОНТ подчеркнул, что в последнее время Беларусь сделала украинской и российской сторонам ряд предложений относительно возможных дальнейших шагов по урегулированию украинского кризиса.

«Мы понимаем, что является самым актуальным, проблематичным, чувствительным для России, украинцев», — заинтриговал министр.


Европа «сливает» белорусскую демократию?

Трудно сказать, насколько весомы эти инициативы для мировых грандов. Однако очевидно, что сам статус посредника в урегулировании украинского кризиса дает белорусскому руководству не только имиджевые бонусы, но и реальные возможности укрепить свои позиции в международном плане.

Как и среди электората, впрочем. Согласно декабрьскому опросу НИСЭПИ 58,7% белорусов «однозначно» или «скорее положительно» оценивают политику президента Беларуси в отношении кризиса в Украине. Намеченная на 11 февраля встреча, надо думать, также сработает в этом плане на Лукашенко.

Евгений ПрейгерманА что же получает в итоге страна? «Мы знаем из истории Беларуси, что когда начинались какие-то большие противостояния между Москвой и Западом, то наша территория становилась проходным двором», — отметил в комментарии для Naviny.by директор по исследованиям «Либерального клуба» (Минск) Евгений Прейгерман.

Потому, считает он, с точки зрения интересов Беларуси «наличие в Минске площадки для международных переговоров важно для нашей международной субъектности». Как минимум «это некий статус, который должен нас оберегать», отмечает политолог. Снижение же напряженности в украинском вопросе будет в принципе нести плюсы и для независимости Беларуси, добавляет Прейгерман.

При этом среди оппозиционно настроенной части общества, если судить по социальным сетям, сильны кисло-пессимистичные оценки новости о выборе Минска для встречи в нормандском формате. Распространено мнение, что Европа де-факто идет на сделку с диктатурой, «сливает» внутреннюю оппозицию.

Андрей ЕгоровВ этом плане ситуация действительно драматична. Однако по большому счету «перспективы перемен в Беларуси зависят в основном от состояния демократической части общества, а не от того, какие переговоры проходят на официальном уровне», заявил в комментарии для Naviny.by политолог, директор Центра европейской трансформации (Минск) Андрей Егоров.

При этом минская встреча «будет лить воду на мельницу восстановления отношений между Европейским союзом и Беларусью», прогнозирует политолог.


Лавирование не решает стратегических вопросов

Попутно отметим, что Лукашенко выиграл маленькое перетягивание каната в вопросе миротворчества у своего казахстанского коллеги и старого конкурента по части всяких инициатив Нурсултана Назарбаева.

Тот в декабре почти параллельно с белорусским руководителем посетил Киев и предложил свои услуги, но намечавшаяся на 15 января в Астане встреча в нормандском формате не состоялась.

Станет ли прорывом, как пророчат иные обозреватели, минская встреча нормандской четверки?

«Просто так президенты не приезжают», — отмечает Прейгерман. Он предполагает по итогам саммита достаточно претенциозные заявления, но добавляет: «Прорыв это или нет, мы узнаем лишь по прошествии времени».

Тем временем белорусская дипломатия, похоже, кует железо, старается выжать максимум на фоне благоприятной геополитической конъюнктуры. Речь идет о продвижении в отношениях с ЕС концепции «прагматичного сотрудничества».

Тот же Макей подчеркнул, что на майский саммит «Восточного партнерства» ЕС в Ригу «мы должны быть приглашены на равноправной основе», без дискриминации. Это можно прочесть как мягкий ультиматум: присылайте приглашение именно лидеру государства!

Другое дело, что в любом случае, по прогнозам аналитиков, делегацию в Риге возглавит, скорее всего, глава белорусской дипломатии (у Лукашенко есть причины там не показываться), но дело принципа для властей, чтобы реверанс был сделан на высшем уровне.

Так или иначе, можно спрогнозировать, что положительный тренд в белорусско-европейских отношениях продолжится как минимум до президентских выборов в Беларуси, предварительно намеченных на 15 ноября.

А вот потом — бабушка надвое сказала. Егоров отмечает, что Брюссель не снимет вопроса о прогрессе в плане демократичности на этих выборах (хотя бы по сравнению с брутальным финишем кампании 2010 года).

При этом очевидно, что Запад не склонен раскачивать белорусскую лодку на выборах-2015. В то же время Егоров не исключает, что грядущую кампанию может использовать для дестабилизации ситуации в Беларуси «восточный сосед».

И тогда, добавим, может быть ремейк ссоры Минска с Западом по схеме конца 2010 года. Что автоматически толкает политику Беларуси в сторону Кремля.

Но вопрос гарантий белорусской независимости все же стоит рассматривать гораздо шире, без жесткой привязки к электоральным циклам или миротворческой роли Минска.

Да, с одной стороны, Лукашенко готов драться, как сам заявлял, даже с автоматом в руках, если на кону будет стоять его власть. И в этом плане вопрос защиты независимости коррелирует с его интересом абсолютного господства в отдельно взятой стране.

С другой стороны, недавняя большая пресс-конференция в Минске лишний раз показала, что глава государства не готов реализовывать коренные реформы и принимать ценности Европы. Что обрекает страну на стратегическое подчинение Москве.

Поэтому при сохранении нынешнего персоналистского режима независимость Беларуси будет по определению в подвешенном состоянии, сколько бы важных встреч мировых грандов ни прошло в ее столице.