Беларусь обречена на Россию?

У белорусского общества, совсем как у российского орла, две головы, повернутые в противоположные стороны…


У белорусского общества, совсем как у российского орла, две головы, повернутые в противоположные стороны. Речь идет о геополитических предпочтениях.



36,6% против 44,6% — в такой пропорции распределились в декабре ответы на традиционный провокативный вопрос НИСЭПИ: «Если бы пришлось выбирать между объединением с Россией и вступлением в Европейский союз, что бы Вы выбрали?».

Итак, перевес на стороне европейского выбора. Но не особо большой. И потом, хотелки хотелками, но реально в ЕС белорусов никто не зовет.

Тем временем идет форсированное создание Евразийского союза, усиливается зависимость Москва объявляет блокаду, Запад белорусов подбадривает (эмиссары трогательно раздают печенье манифестантам на минской площади), но не торопится поддерживать деньгами, гарантиями. То есть мы получаем украинскую дилемму в еще более жестком варианте — и через какое-то время на фоне экономического коллапса Кремль берет страну голыми руками.

Не является ли такой сценарий почти фатальным, особенно если учесть, что степень «майданности» белорусов пока невысока (да и киевский Майдан как фактор евроинтеграции, похоже, иссякает)?

Юрий Дракохруст фатализма не разделяет: «Не надо недооценивать патриотизм белорусов и их готовность следовать за властью».

Собеседник напоминает, что в периоды конфликтов Лукашенко с Москвой общество довольно солидарно поддерживало власть в плане отстаивания суверенитета: «Люди не считали, что надо все сдать, чтобы Москва нам чего-то давала». Можно предположить, что такую же поддержку получит и новая власть.

«Не исключено, что белорусы действительно не любят, когда их, как выражается Лукашенко, «наклоняют», даже со стороны народа, к которому они относятся с симпатией», — говорит аналитик.

Он констатирует, что белорусский патриотизм, даже национализм, пусть себе и тихий, неброский, имеет место. Поэтому «простота того сценария, что вот русские перекроют кран — и им тут бросятся в ноги, отнюдь не очевидна».


Европа ничего не гарантирует

Вместе с тем, Юрий Дракохруст считает, что Европа не станет так уж сильно вкладываться в Москва же, с одной стороны, показала блокадный кнут, с другой — пряник (кредит в 15 млрд. долларов, газ на треть дешевле), и эта древняя как мир метода сработала: Киев «соскочил».

За Беларусь — свой западный стратегический плацдарм — Кремль в подобной ситуации будет бороться, пожалуй, еще яростнее.

При этом, отмечает Павлюк Быковский, российское руководство имеет достаточно рычагов влияния на экономическую ситуацию в Беларуси.

«Любой политик во главе Беларуси вынужден учитывать этот фактор. Другое дело, что даже в случае с Абхазией и Южной Осетией вопрос о вступлении в состав России не ставится, тем более это маловероятно для признанной мировым сообществом Беларуси. Представляется, что Кремлю на шахматной доске геополитики Беларусь нужна как еще одна из фигур, а не как игрок. Вот этого превращения — за счет евроинтеграции, за счет независимой политики и так далее — Кремль не допустит», — говорит аналитик.


Геополитический капкан

Значит ли это, что Беларусь обречена на жесткую геополитическую привязку к Москве?

С одной стороны, согласно опросам, белорусские граждане потихоньку охладевают к России, учатся ценить независимость, поглядывают в сторону Европы и считают, что властям стоит с ней быть помягче. В декабре, согласно НИСЭПИ, 44,5% поддержали тезис, что «Беларусь должна менять свою политику и тоже сближаться с Евросоюзом».

С другой стороны, Лукашенко волей-неволей (нет денег, уступать Западу не хочется, реформы опасны) будет продолжать курс на евразийскую интеграцию. Однако ее перспективы туманны. Как только у Москвы кончатся деньги, проект грозит лопнуть. И в любом случае Россия не выглядит источником модернизации.

Но и Европа не ждет белорусов с распростертыми объятиями. В утрированном виде ее позиция, которая проявилась в украинском случае, такова: хотите грести в нашу сторону — сжимайте зубы и гребите через пучину невзгод, натирая кровавые мозоли, — короче, пока бог вам в помощь, а там посмотрим.

Пример зависшей Украины вряд ли вдохновляет расчетливого, неспешного белорусского обывателя. К тому же он видит, что сам Евросоюз в кризисе: греки вон который год барахтаются да и балтийские соседи далеки от процветания…

Конечно, многих белорусов настораживает втягивание страны в евразийский проект, грозящий деградацией и потерей значительной части суверенитета. Но остается вопрос: а какова же реальная альтернатива?


Как не оказаться на задворках ни у Кремля, ни у ЕС?

Здравый смысл подсказывает: даже в случае смены власти страна в обозримой перспективе не сможет экономически отвязаться от России (да и политически та будет до последнего держать мертвой хваткой). Брюссель никогда не заменит Москву в плане дотаций. Между тем, чтобы поднять конкурентоспособность белорусской экономики, нужны, кроме воли к реформам, огромные вливания и время.

При этом и мягкое дистанцирование от России даже после Лукашенко проблематично: та поставит вопрос ребром, пригрозит краником. Здесь, скорее всего, будут ее военные базы.

И где гарантия, что на фоне экономического хаоса, обнищания и замерзания без газа власть в Беларуси не возьмет псевдоспаситель — еще больший популист, еще более «пламенный интегратор», чем первый президент, — чтобы в итоге окончательно сдать страну Москве (если не юридически, то де-факто)?

Да, в состав России большинство белорусов сегодня не хочет, но и голый лозунг «Беларусь — в Европу!» не дает ответа на животрепещущие для них вопросы. А вот как вырваться из геополитического капкана, не погубив страну, критики Лукашенко внятно не артикулируют.

Может, тот, кто предложит четкую программу развития Беларуси на стыке интересов Москвы и Запада — при реальном геополитическом балансе, без превращения в задворки как России, так и ЕС, — как раз и воплотит в глазах сограждан ту «третью силу», о запросе на которую говорят социологи? И возможно ли в принципе это развитие «на стыке», при разумном сочетании геополитических векторов?

Нынешняя власть такими вопросами не заморачивается, но она не вечна, так что впереди у белорусов может быть коллизия похлеще украинской.