Лукашенко объяснил, как его победить

«Берем десять километров, если вы приходите первым, вы завтра будете президентом…»

 

С подачи Александра Лукашенко неожиданно упростился вопрос о критериях единого кандидата от белорусской оппозиции.

Лукашенко объяснил, как его победитьНыне она вновь ломает копья, нацеливаясь уже на выборы-2015: определять ли соперника действующего главы государства на конгрессе демократических сил, устраивать праймериз, еще какой хитрый механизм придумать?

Теперь все прояснилось: нужен человек большой физической культуры.

На масштабнейшей пресс-конференции 15 января в Минске, азартно дискутируя с корреспондентом белорусской службы радио «Свобода» Алесем Дащинским, официальный лидер предложил устроить лыжную гонку: «Берем десять километров, если вы приходите первым, вы завтра будете президентом по здоровью».

Таким образом, политическим оппонентам Лукашенко остается найти в своих рядах сильнейшего лыжника.

Если же без шуток, то бессменный президент ожидаемо подтвердил, что оставлять свою нервную работу не торопится: «Лукашенко будет у власти столько сроков, сколько его будут выбирать».

При этом вопрос об особенностях отечественных выборов так и не прозвучал. Разве что такой штрих красноречив: оппозиционеров действующий руководитель назвал «предателями интересов белорусского народа». Ну а с предателями, как известно, разговор короткий. Вот вам и все выборы.


Бессменный президент, версия 2.0?

Пресс-конференция была тщательно срежиссирована. Пиарщики явно учли, что их начальник заводится и проваливается на экспромтах. В первой половине мероприятия (а оно длилось почти пять часов) доминировали вопросы-пасы от представителей лояльных СМИ (о любви к детям, увлечениях, чемпионате мира по хоккею и даже — «от чего вы в последнее время испытали позитив?»).

Официальный лидер, в свою очередь, демонстрировал миролюбие и уважение к СМИ, несколько раз назвал прессу четвертой властью. Подчеркивал, что готов советоваться и выслушивать разные точки зрения.

Кроме того, Лукашенко дал понять, что перегнул палку с «крепостническим» декретом № 9: «Я, может быть, слишком жестко обошелся с деревообработчиками». Признал, что, наверное, излишне критикует министров, из-за чего «складывается впечатление, что они ничего не делают».

Более того, отвечая на заочный вопрос «так называемой «Салідарнасці» (представителей этой зубастой интернет-газеты не пригласили), трижды покаялся за проблемы в экономике и внешнеполитическую изоляцию страны.

То есть была налицо попытка представить стране помудревшего, более толерантного лидера, склонного к плюрализму и осознающего вызовы модернизации.


Официальный лидер травмирован двумя девальвациями

На мой взгляд, главу государства действительно психологически травмировал, и довольно тяжело, финансовый обвал 2011 года. Ведь хваленые 500 долларов средней зарплаты, ради которых насиловали экономику, пошли псу под хвост после двух сокрушительных девальваций.

Правда, причины этого обвала на пресс-конференции 15 января Лукашенко опять пытался свести к вывозу белорусами якобы трех миллиардов долларов на покупку за бугром подержанных легковушек накануне повышения пошлин в рамках Таможенного союза (подтекст: сами обыватели виноваты, да еще и братская Россия подвела под монастырь).

Но в целом президент подчеркивал, что сейчас не вмешивается в курсообразование и впредь не намерен так уж «наклонять» правительство за малый рост ВВП.

О том, что не стоит держать курс рубля в узде и, как в Советском Союзе, делать вал священной коровой, независимые экономисты твердили не один год. Но Лукашенко, хоть частично и посыпал голову пеплом, все равно о них невысокого мнения — в частности, заметил, что «Чалый не в состоянии сегодня заменить не то что премьер-министра, но и министра».

В комментарии для Naviny.by Сергей Чалый дал понять, что и сам бы не рвался сегодня в правительство: ведь это означает становиться мальчиком для битья.

Собеседник напомнил, что в свое время Совмин разработал два сценария развития на 2012 год, причем склонялся к консервативному, с минимальным (полтора процента) ростом ВВП во имя макроэкономической стабилизации. Однако президент разгромил этот подход, потребовал большего роста. В итоге план не выполнили, но все равно получается, что царь хороший, а бояре плохие.


Президент хочет влить вино модернизации в старые мехи

По мнению Чалого, глава государства «довольно забавно» понимает модернизацию — подремонтировать коробки гигантов социалистической индустрии и поставить туда новые станки. «Но это скорее напоминает сталинскую индустриализацию», — отмечает экономист.

Действительно, буквально так, в духе коробок и станков, рассуждал глава государства на пресс-конференции о судьбе минского «Камволя», подчеркнув как свою заслугу то, что не дал ломать стены, которые-де не прошибешь даже бронебойным снарядом из Т-72.

«Боюсь, что власти совершают фундаментальную ошибку, — считает Чалый, — когда полагают, что можно вбухать таким образом средства — и наша кляча побежит быстрее чистопородного скакуна».

По мнению собеседника, есть опасность неэффективно потратить колоссальные ресурсы и в итоге еще больше подорвать конкурентоспособность белорусской продукции на зарубежных рынках.

Действительно, когда на пресс-конференции главный редактор еженедельника «Белорусы и рынок» Вячеслав Ходосовский пытался направить разговор с президентом о модернизации в русло системных подходов, было очевидно, что собеседники говорят на разных языках. Лукашенко по-прежнему делает ставку на жесткий спрос с подчиненных, надеется на авторитарную модернизацию. То есть пытается влить новое вино в старые мехи.

В принципе же «и нового вина особо не было», отметил в комментарии для Naviny.by Валерий Карбалевич, эксперт аналитического центра «Стратегия». По словам аналитика, пресс-конференция получилась рутинной, достаточно скучной.

И хотя «падение доверия общества к власти требовало внушить некую надежду», глава государства, по мнению Карбалевича, не смог «хотя бы пообещать 600 долларов средней зарплаты», не говоря уже о более сильном положительном месседже электорату.


Месть Вильнюсу и Варшаве: рикошетом по своим

О международных делах Лукашенко говорил скупо и в целом осторожно. Хотя не удержался от укола, назвав российского посла Александра Сурикова «весьма экзотичным» в его публичных высказываниях о денежном уроне для Москвы из-за нашумевшего белорусского бизнеса на растворителях и разбавителях.

Лукашенко также заверил, что «мы с Путиным, с премьер-министром (России. — А.К.) договорились по всем вопросам».

По мнению независимых белорусских аналитиков, у Минска действительно пока неплохие шансы на продолжение российских преференций: Владимиру Путину волей-неволей придется проплачивать втягивание расчетливого белорусского партнера в проект создания Евразийского союза.

С другой стороны, Минск продолжит навязывать свою концепцию прагматичного диалога — с вынесением за скобки политических требований — обремененному финансово-экономическими проблемами Евросоюзу.

Так, Литву, которая со второй половины года начнет председательствовать в ЕС и при этом зарабатывает немалые деньги на перевалке белорусских грузов, Лукашенко мягко пошантажировал возможным переносом транзита в российские и украинские порты.

По его версии, литовцы и поляки сами виноваты, что не запущены соглашения о малом приграничном движении. Меньше надо придираться в политическом плане. А литовцы еще и «самолетик заслали» (имеется в виду прошлогодний «плюшевый десант»).

В общем, по ходу разговора с прессой от покаяния за политическую изоляцию и следа не осталось. Отметим и такой момент: якобы мстя за обиды Вильнюсу и Варшаве, белорусские власти наказывают своих же граждан, сужая им доступ в Европу.


Чем белорусские власти похожи на Бурбонов

Короче, когда на третьем часу мероприятия посыпались наконец острые вопросы от представителей негосударственных СМИ, Лукашенко стал вываливаться из запланированного имиджа вальяжного, добродушного и даже снисходительного властителя.

Он начал перебивать журналистов, стараясь их обескуражить. А если те не терялись, то уходил от ответа по сути — например, когда зашла речь о перспективах освобождения политзаключенных.

«Что они должны сделать — это вы прочитайте в «Советской Белоруссии», там все написано, что они должны сделать, чтобы выйти», — этот ответ выглядел, мягко говоря, не самым сильным из уст правителя, сконцентрировавшего в своих руках все мыслимые и немыслимые полномочия.

И если рассуждая о любви к детям, глава государства всячески подчеркивал свой добрый нрав, то, реагируя на острый вопрос БелаПАН об издевательствах над заключенными, де-факто вынес политических противников за рамки гуманизма: «Если участник массовых беспорядков — то и жаловаться нечего».

Когда один из вопросов снова вернул Лукашенко к теме политзаключенных, он решил срезать журналистку «Немецкой волны» Елену Данейко убийственным выпадом, принуждая отвечать за весь Евросоюз: «Вы зачем Ливию разбомбили?.. Вы зачем Египет раком поставили?! Вы зачем Ирак уничтожили?! ».

Апофеозом же стала фраза о бесчисленных внешних врагах, которые вокруг Беларуси «ходят и зубами щелкают, как голодные волки стадами». Да, это уже мировоззрение, с которым действительно трудно обрести друзей.

В общем, по многим темам получилось так, что президент начал за здравие, а кончил за упокой. Хотел показать себя гуманистом и модернизатором, а в итоге предстал адептом административного кнута и пропагандистских клише времен холодной войны СССР с Западом.

И сколько ни звучит халвой слово «модернизация» в устах белорусского руководства, все равно приходит на ум крылатая фраза Шарля Талейрана о Бурбонах, которые «ничего не забыли и ничему не научились».