Путин перенимает методу Лукашенко

Угроза антипутинской революции неожиданно сблизила двух авторитарных лидеров…


Эксперты продолжают комментировать итоги визита Владимира Путина в Минск 21 мая — 1 июня. Поскольку не оправдались прогнозы, что тот после возвращения в Кремль начнет «разбираться с Лукашенко по полной программе», появилась и стала доминирующей другая версия. Дескать, за подарки, которые привез Путин, Беларуси придется вскоре расплачиваться высокой ценой. Строятся догадки, что именно потребовал президент России за свое благорасположение, какие белорусские предприятия должны перейти к российским олигархам.

Владимир Путин и Александр Лукашенко

Наверное, хозяин Кремля действительно в очередной раз что-то потребовал, а белорусский президент тоже в очередной раз пообещал. Ну и что? Сколько уже раз такое было!

Дело в том, что дешевые российские газ и нефть — это реальность, а обещания белорусского лидера эфемерны. Все знают, как он относится к своим обещаниям. Причем Москва это прекрасно понимает. Но, тем не менее, платит. Еще четыре года назад российские эксперты оценивали в 50 млрд. долларов объем субсидий России белорусской экономике с 1994 года. МВФ в 2005 году в своем анализе констатировал, что РФ за счет экономических преференций обеспечивает 10% ВВП Беларуси.

Безусловно, российский капитал в Беларуси активно присутствует в нефтяном бизнесе, строительстве, производстве молока, банковской сфере. Но кроме «Белтрансгаза» ключевые экономические объекты пока остаются в собственности белорусского государства. Несмотря на все претензии, требования и упреки Москвы.

За что же тогда Россия платит такие большие деньги? Ответ прост: за статус союзника. Пусть не всегда надежного, но постоянно заявляющего, что Россия — наш старший брат, что белорусы — это такие же русские, что Беларусь — это ваша земля (так сказал Александр Лукашенко Путину в ходе последнего визита), что мы не пропустим на Москву натовские танки и прочее в том же духе.

В момент, когда все бывшие союзники (страны советского блока, республики СССР) разбежались, дистанцировались от РФ, для российского общества и политического класса, все еще переживающего постимперский синдром, такая риторика дорогого стоит. В миф об империи надо вкладывать ресурсы, иначе он быстро развеется. Лукашенко это прекрасно понимает — и талантливо, и одновременно цинично использует эти российские имперские комплексы. На этом и строится схема «дешевые нефть и газ в обмен на поцелуи».

Идиллический период в белорусско-российских отношениях, начавшийся в конце прошлого года с предоставления Москвой льготных цен на энергоресурсы, продолжается. Антикризисный фонд ЕврАзЭС принял решение выделить Беларуси очередной кредитный транш в 440 млн. долларов несмотря на то, что официальный Минск отказывается выполнять взятые на себя обязательства.

Путин во время саммита Россия — ЕС в Санкт-Петербурге в начале июня выступил против санкционного давления на одного из членов Таможенного союза — Беларусь. Чуть ранее, во время визита в Минск, новоизбранный российский президент в совместном с Лукашенко заявлении выразил готовность плечом к плечу бороться с санкциями и давлением со стороны внешних сил с США и ЕС.

А ведь у некоторых европейских политиков еще оставались иллюзии, что белорусский вопрос можно решить с помощью России! Мы же видим сейчас, что Москва активно сооружает над Беларусью дипломатическую крышу. Эта ситуация тоже в какой-то мере нова.

Да, Россия всегда защищала Беларусь от давления со стороны Запада. Но прежде это происходило, как правило, на уровне депутатов Госдумы, делегаций РФ в международных организациях. Или с заявлением выступал какой-нибудь мелкий чиновник российского МИДа. В редком случае это делал министр иностранных дел России. Но чтобы столь активно белорусское руководство защищал президент РФ — такое трудно вспомнить.

Также трудно вспомнить, чтобы Москва для защиты белорусского руководства использовала контролируемые ею интеграционные объединения. А ведь в последние месяцы с осуждением политики Запада в отношении Беларуси выступили главы правительств стран Таможенного союза (тогда Путин еще был премьер-министром), Евразийская экономическая комиссия, лидеры ОДКБ.

Важным индикатором потепления отношений между государствами стал наплыв высоких должностных лиц РФ в Минск. Один за другим приезжают российские губернаторы. Совершила визит председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, собирается приехать спикер Госдумы России Сергей Нарышкин. То ли поступила такая команда из Кремля, то ли чиновники сами уловили политический тренд и изо всех сил стараются в него попасть.

Этот новый курс Москвы в отношении Беларуси обусловлен не столько геополитическими, сколько политико-психологическими мотивами.

Когда в самой России все было спокойно, ее лидеры с легкой брезгливостью смотрели на политические репрессии в Беларуси. Временами даже заигрывали с правозащитниками, выговаривали Лукашенко: дескать, не перебарщивай, зачем тебе политзаключенные. Но как только в самой России заштормило, все быстро поменялось.

Судя по всему, Путину по душе те методы борьбы с оппозицией, которые применяет Лукашенко. Обыски в квартирах оппозиционных лидеров, которые произошли в Москве в понедельник, напоминают тот погром политических оппонентов, который учинили белорусские власти после 19 декабря 2010 года. Подписание Путиным драконовского закона о митингах — это такой же вызов Западу, как расстрел в Минске обвиненных по делу о теракте в метро.

Угроза антипутинской революции неожиданно сблизила двух авторитарных лидеров.