Медведев утвердил сценарий отстранения Лукашенко от власти?

Экономическая блокада, колоссальные вливания в оппозицию, социальные волнения — и новый президент проводит референдум Беларуси о присоединении к России…


Медведев и Лукашенко. Фото РИА НовостиСейчас, на фоне Москва с особым усердием заверяет, что у нее нет кровожадных планов относительно Беларуси. Короче, только «мир, дружба, жвачка». Но сомнения в том, что намерения Кремля белы и пушисты, не улетучиваются. Причем это не сугубый идефикс оппозиционеров из БНФ. Эхо раздоров между Минском и Москвой долетело и до земли обетованной. Уже якобы утвержденные на самом верху тайные экспансионистские планы Кремля со ссылкой на близкий к нему источник предал огласке израильский ресурс Москва не заявляет открытым текстом, что собирается поглотить чью-то территорию. Но «то, что идея «собирания земель» во внешней политике Кремля присутствует, — несомненно», отметил в интервью для Naviny.By белорусский аналитик-международник Андрей Федоров.

Более того, она в завуалированном виде оформлена концептуально — в виде доктрины привилегированных интересов России в так называемом ближнем зарубежье. О ней Лукашенко полемично упомянул на нашумевшей Москва, по мнению Андрея Федорова, все же не пойдет на Москва не доверяет нынешней белорусской оппозиции, считает ее в основном прозападной (что правда). Поэтому может заигрывать с ней, но делать серьезную ставку не рискнет. А удастся ли по-быстрому сварганить из пробирки некую сервильную Москва может выпустить джинна из бутылки. После смены власти у Беларуси гораздо больше шансов «соскочить», Москва будет методично наращивать экономическое давление, продолжать информационную войну, попытается создать здесь опору в номенклатуре, найти «своего кадра».

Подобный прогноз и у политолога Алеся Логвинца: «Ресурс России — прежде всего экономический и информационный. И он внушителен. Думаю, Россия сейчас ищет партнеров как внутри нашей страны, так и за ее пределами, чтобы разнообразить свои ресурсы и стать главным игроком при возможных изменениях в Беларуси».

Политический обозреватель Роман Яковлевский считает, что для Кремля главное — максимально интегрировать белорусскую экономику в российскую. Придя в Беларусь действительно капитально, российский капитал (зачастую связанный с криминалом) выжмет все. Объединение денежных систем, о котором вновь упомянул на днях Путин, «превратит главу Нацбанка Беларуси в заведующего сберкассой», иронично заметил эксперт.

В ситуации жесткого выбора, говорит Андрей Федоров, вполне вероятно, что Минску покажется менее опасным дрейф в сторону Запада, включая не только экономические реформы, но и мелкие уступки в плане Москва пытается заманить беспошлинной нефтью и прочими коврижками — но только после ратификации пакета документов по ЕЭП. В доктрину привилегированных интересов России уход синеокой республики в Европу явно не вписывается. С другой стороны, когда дико накренится надорванная предвыборными играми экономика, не перевесит ли все антикремлевские фобии белорусского начальства бесплатный сыр в мышеловке?

Беларусь по-прежнему в мучительном геополитическом шпагате.