Брифинг Нарышкина: широкий жест или мягкий ультиматум Кремля?

Некое перемирие возможно, но не более. Интересы Минска и Москвы, двух авторитарных режимов гармонизировать невозможно…


КремльКремль устами Сергея Нарышкина призвал руководство Беларуси одуматься. Однако независимые эксперты считают, что ни российские, ни белорусские верхи уже не верят в ремейк «братской интеграции».


А про ценник Москва молчок

Некое перемирие вероятно, но не более. Интересы Минска и Москвы, двух авторитарных режимов гармонизировать невозможно, указывают аналитики. Так что выяснение отношений в жесткой форме рано или поздно продолжится.

И возможно, масла в огонь плеснет уже скорое определение нового ценника на газ. Или вопрос о ЕЭП. Или спор вокруг пошлин на нефть. Или разногласия в ОДКБ. Мин на поле двусторонних отношений — куда ни плюнь.

13 октября в Москве на Москва молчок.


Облом для обеих сторон

«Возврат к прежнему уровню отношений возможен разве что если Россия вернет прежние преференции, но это маловероятно», — сказал в интервью для Naviny.By белорусский обозреватель-международник Андрей Федоров.

«Никто в российском руководстве уже не верит, что Лукашенко вернется к «настоящей интеграции», как ее понимает Москва», — отметил, в свою очередь, руководитель Центра политического образования (Минск) Андрей Ляхович.

В интервью для Naviny.By он пояснил: Москва хотела бы заполучить привлекательные белорусские активы, объединить денежные системы, подписать конституционный акт на выгодных ей условиях, добиться высокой степени реальной военной интеграции. Но президент Беларуси вряд ли готов к таким жертвам, ведь это подрывает устои его единоличной власти.

Итак, сейчас мы наблюдаем отнюдь не ситуационный, не конъюнктурный конфликт по типу: кто-то не то сказал, кто-то не так посмотрел. Хотя переход на личности на самом высоком уровне и состоялся, но это уже следствие, а не причина. По сути же это — системный кризис фальшивой модели «братской интеграции».

Она была изначально неискренней с обеих сторон. Каждая сторона хотела что-то «поиметь», ничем особо не поступаясь.

Белорусскому начальству, естественно, нравилась формула «нефть и газ в обмен на поцелуи». В Москве же, подписывая договоры о формальном равенстве союзников, думали про себя: да какое тут равенство, если их экономика — 3% от нашей! Ну да ладно, поспонсируем чуток, зато через пару-тройку лет все будет наше!

В итоге же для обеих сторон получился большой облом. И пошло-поехало.

По мнению Андрея Ляховича, сейчас, после обмена ударами, в российском руководстве, возможно, возобладало мнение, что они «рановато начали генеральное наступление на Лукашенко». Надо сначала проложить БТС-2, «Нордстрим» и «Южный поток» — все эти трубы в обход Беларуси. Чтобы ослабить транзитные козыри Минска. Чтобы сподручнее было дожать.

Короче, передышка если и будет, то чисто тактическая.


За что боролись, на то и напоролись

Политолог Алесь Логвинец в интервью для Naviny.By отметил, что артикулированные Нарышкиным заявления — «скорее для очистки совести, это такой пиаровский реверанс». Чтобы потом, когда грянет новое обострение, сказать: ну вот, мы же предлагали по-хорошему, да там не послушали, придется по-плохому…

По мнению Логвинца, следует взвешенно оценивать нынешний конфликт, рассматривая его как «выяснение отношений между двумя авторитарными режимами, в котором очень мало места для моральности».

Действительно, если, как говорит Нарышкин, Россию всегда волновал вопрос политических исчезновений в Беларуси, то почему проблему в упор не замечали, пока не повздорили на высшем уровне? Или вот стали заигрывать со здешней оппозицией, которую прежде рассматривали как пятую колонну Запада — в унисон с белорусской официальной пропагандой.

И, к слову, грудью защищали минский режим от «нападок» того же Запада. Как-то неискренне теперь получается — стенать о диктатуре, которую сами же и взрастили.

Да, а если вдруг замирятся, как предлагается устами Нарышкина, — что, снова принципиальность побоку? Ведь одновременно интегрироваться и Москва (и это признают, в том числе, российские эксперты) не может предложить привлекательную модель отношений — не только Беларуси, но и другим постсоветским странам. Насильно же, как гласит русская пословица, мил не будешь.