«Жизнь после Лукашенко»: ничего хорошего?

Рейтинг Александра Лукашенко все так же недосягаем для других белорусских политиков…


портрет ЛукашенкоВ июньском опросе НИСЭПИ действующий глава государства намного опередил по рейтингу соперников, но недотянул до 50%.

При открытом вопросе (это когда можно называть кого угодно) электоральный рейтинг Александра Лукашенко — 45,6%. При закрытом (когда предлагается список персон) — 48,3%.

Сам же закрытый вопрос выглядит так: «Приближаются очередные выборы президента Республики Беларусь. Некоторые политики и общественные деятели уже заявили (или, возможно, заявят) о намерении выдвинуть на них свою кандидатуру. Если их имена окажутся в избирательном бюллетене, за кого бы вы проголосовали?».

И вот вам распределение ответов.

 

Вариант ответа %
Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь 48,3
Александр Милинкевич, лидер движения «За свободу» 9,9
Александр Козулин, бывший ректор Белгосуниверситета 7,5
Сергей Гайдукевич, председатель Либерально-демократической партии 3,5
Алесь Михалевич, бывший заместитель председателя Партии БНФ 2,4
Сергей Калякин, председатель Белорусской партии левых «Справедливый мир» 1,9
Александр Ярошук, председатель Белорусского конгресса демократических профсоюзов 1,6
Владимир Некляев, лидер гражданской кампании «Говори правду!» 1,6
Виталий Римашевский, сопредседатель незарегистрированной партии «Белорусская христианская демократия» 1,0
Ярослав Романчук, заместитель председателя Объединенной гражданской партии 1,0
Николай Статкевич, председатель оргкомитета по созданию социал-демократической партии «Народная Грамада» 0,8
Лявон Борщевский, бывший председатель Партии БНФ 0,7
Андрей Санников, координатор гражданской инициативы «Хартия-97» 0,5
за иного 2,3
затруднились ответить/не ответили 17,0

 

Аналитики НИСЭПИ отмечают, что свежий конфликт с Россией приподнял рейтинг официального лидера на несколько пунктов. Но все равно: теоретически, будь выборы сегодня, понадобился бы, вероятно, второй тур.

Другое дело, что отечественная политика от идеалистической теории бесконечно далека. Вторых туров при нынешнем руководстве не будет априори, считают независимые политологи. Лукашенко прекрасно помнит реалии 1994 года, когда его соперник, «мягкотелый» премьер Кебич, вопреки советам окружения, согласился на второй тур. И номенклатура, учуяв конъюнктуру, наперегонки рванула с тонущего корабля…

Выборов как таковых в стране нет, говорят оппозиционеры.

Причем прозрачный подсчет бюллетеней — это далеко еще не все. Демократия работает только тогда, когда сознательный выбор делает свободный, информированный гражданин.

У нас же стерилизованная пропагандой, аполитичная среднестатистическая единица электората перманентно спешит на грядки. И потому охотно бросает бюллетень в урну во время поощряемой властями «досрочки». Об уровне информированности помолчим. Те крохи гласности, что получают на ТВ зарегистрированные соперники главы государства, ну никак не способны перевесить щедро смазанную пропагандистскую машину госаппарата.

Оппоненты власти любят козырять тезисом, что народ хочет перемен. И опрос НИСЭПИ, кстати, это формально подтверждает. «Беларусь нуждается в переменах» — такую мысль разделяют 62% опрошенных, и только 25,4% придерживаются противоположного мнения.

Но спешить с выводом о зреющих гроздьях гнева, готовности к Площади и т.п. не стоит. Эйфорию убивает наповал еще одна цифра. Практически те же две трети (62,5%) убеждены: кардинальные изменения во внутренней и внешней политике страны в ближайшие пять лет маловероятны или вообще невозможны.

И еще один принципиальный момент, проливающий свет на истоки безысходности. Исследователи НИСЭПИ прозондировали, как видится народу, по их выражению, «жизнь после Лукашенко».

Так вот, лишь 22,4% респондентов полагают, что «после ухода А.Лукашенко с поста президента жизнь в Беларуси улучшится». 25,2% ждут ухудшения, 34,8% — не ожидают изменений. Эксперты НИСЭПИ делают вывод: «Если почти трое из каждых четверых белорусов пока не видят в обещаемой «новой жизни» реальных улучшений, то «ради чего напрягаться» («лучше синица в руках, чем журавль в небе»)»?

По их мнению, надежды на скорые и серьезные перемены подрубает «отсутствие убедительного «проекта другой Беларуси» (и ясных способов его реализации)».

Итак, общество — в трясине апатии, фатального неверия. В головах — геополитическая и идеологическая каша, народ не видит четких ориентиров и притягательных альтернатив.

Политическая оппозиция если и имеет концепции, то лишена трибуны. Да и получив на минутку рупор, докричаться до широких масс практически нет шансов. Рейтинг доверия оппозиционным политическим партиям ушел в глубокий минус: доверяют им только 14,4% (это, заметьте, примерно вдвое меньше доли убежденных противников Лукашенко), не доверяют — 65%.

В общем, система славненько поработала на разрушение конкурентной политики, «зачистку» всяческой альтернативы.

Но что дальше?

Наиболее красноречивы обрисованные социологами портреты типичных сторонников действующего лидера и альтернативных кандидатов.

За бессменного президента горой стоят чаще всего люди пожилые и не самые грамотные, пенсионеры и жители глубинки. Многие из них говорят на «трасянке» и, вопреки обличительным речам первого лица державы, продолжают выступать за объединение с «энергетической империей».

Да, социальное государство должно печься об аутсайдерах, но для динамичной модернизации нужна ставка на совсем иные категории. А они — молодые, образованные, предприимчивые — сегодня как раз таки в основном в противниках режима.

С политическими же противниками у нас сами знаете как. Прижать, запугать, заткнуть рты — короче, чтобы не рыпались. Но так в XXI веке проблемы развития европейской страны не решаются.

И вот в этом — главная аномалия системы, жестко свинченной на руинах «совка». Объективно она стала капитальным тормозом для Беларуси.

Вопрос в том, когда сработает субъективный фактор.