Минск расплатился — и поставил на счетчик Москву

Взаимный возврат газовых долгов не решает ни одной проблемы в отношениях заклятых союзников...


Беларусь оплатила выставленный «Газпромом» счет-ультиматум. И, в свою очередь, поставила Москву на счетчик: чтобы до 10.00 24 июня был оплачен транзит. Так что продолжение горячей фазы конфликта не исключено. Но в принципе, кажется, идет к тому, что эта страница эпопеи союзнических войн будет перевернута. Другое дело, что сама эпопея, как считают эксперты, вряд ли закончилась.

Взаимный возврат газовых долгов не решает ни одной проблемы в отношениях заклятых союзников.

газовый счетчик

Москва не особо-то и скрывала, что вовсе не эти несчастные 192 миллиона баксов выбивает (Минск, кстати, заплатил 187 миллионов — по своей версии, но это, скорее всего, прокатит). Москва проводила операцию по Москва-де в итоге «кинула».

Сейчас бы вот хлопнуть в отместку дверью этого Таможенного союза, в котором белорусский официальный лидер изначально Москва не хочет комкать свой геополитический проект (а в ТС геополитики больше, чем всего остального). Такой сподручный момент, чтобы возродить власть над «постсовком»!

Действительно, Штаты, кажется, готовы на многое закрыть глаза в благодарность за санкции против Ирана. Европа вообще завязла в своих проблемах. Ей бы с Грецией и евро расхлебаться. Короче, не до постсоветских республик. По умолчанию России вроде как дают карт-бланш в «зоне стратегических интересов». И ТС — удобный, благопристойный вариант для надежной привязки блудных соседних автократий к Москве.

Однако именно это и напрягает первых лиц суверенной белорусской автократии. Пусть кривовато, грубо, однобоко, но в Беларуси отстроили независимость. Руководство страны чует нутром, что относимые Москвою на потом блага ТС могут оказаться сыром в мышеловке.

Так что системная коллизия никуда не делась. А очередная газовая война стала лишь частным ее проявлением. В Минске уже научились ценить суверенитет, но готовы ли платить за него по полной программе? Ведь перечисленные Москве 187 миллионов — это лишь малый транш подлинной платы за независимость.