Революция отменяется. Власть рулит, но куда?

Режим показал способность эволюционировать. Власть оказалась не настолько закостеневшей, как представляли многие оппоненты...


Четыре года назад спецназ городок в центре Минска, а День Воли 25 марта закончился безжалостным разгоном шествия и арестом Александра Козулина. Вскоре экс-кандидат в президенты станет белорусским «политзаключенным № 1», а бунтарская волна той весны уйдет в песок. Ремейка оранжевой революции а-ля Киев не получилось. Теперь же, когда на носу новые президентские выборы, говорить о революционном сценарии уже вроде как и моветон.



Парадокс! С одной стороны, грянул экономический кризис, который оппозиция видела могильщиком режима. С другой стороны, народ стал еще апатичнее.

Оппозиция твердит: выборов в стране нет, нужные власти проценты рисуются. Революционной ситуации, как показывают эмпирические наблюдения и подтверждают социологические зондажи, тоже нет. Глухо как в танке? И прогрессивная общественность никогда не дождется перемен?

Перемены в стране идут, убежден политолог Юрий Чаусов. Прежде всего это либерализация экономики. Она может потянуть за собой сдвиги в отношениях между властью и обществом. «Власть готовится и к вызовам геоэкономического характера, занимается диверсификацией энергоносителей», — отметил эксперт в интервью для «Белорусских новостей». Другое дело, добавляет он, что перемены в Беларуси сегодня — «вне влияния оппозиции».

«Режим показал способность эволюционировать, — согласен политолог Валерий Карбалевич. — Возьмем попытки экономических реформ, поиск новых точек опоры за рубежом, переход от холодной войны к диалогу с Европой. Власть оказалась не настолько закостеневшей, как представляли многие оппоненты».

Да, когда Россия прижала, правящая верхушка, много лет твердившая, как органчик, о братской интеграции да коварном Западе, показала вдруг юркость ящерицы. И вот уже «последняя диктатура Европы» записана в «Восточное партнерство» ЕС, а Нацбанк не разлей вода с «жульем» из МВФ.

«Другой вопрос, к чему стремятся власти — создать конкурентоспособную модель или найти новую халяву», — заметил Валерий Карбалевич в интервью для «Белорусских новостей». По его мнению, больше похоже на второй вариант. Надежды — на деньги международных институтов, заокеанскую нефть «по дружбе».

Короче, эволюция — специфическая. Сильной стратегии нет. Реакция — ситуативная. Власть рулит, но куда?

Смотрите, как подсела Беларусь на иностранные кредиты, быстро нагнав совокупный внешний долг до — ого-го! — 22 миллиардов долларов. Теперь вот как манна небесная преподносится «братская» нефть из Венесуэлы.

Многие аналитики твердят: проект нерентабельный, это чистой воды пиар. Важно показать перед выборами и народу, и вертикали (плюс России утереть нос): вот, смотрите, бессменный президент не утратил потенциал чудотворца. Когда-то он сказал аграриям: я дал вам дождь! Теперь может сказать: я дал вам нефть!

«Пока начнут считать доходы и убытки, смотришь, президентские выборы уже пройдут. А потом можно забыть об этих прожектах. Вполне возможно, пробной партией нефти дело и ограничится», — прогнозирует Валерий Карбалевич.

Сами же грядущие выборы, отмечает, в свою очередь, Юрий Чаусов, никакой угрозы нынешней верхушке не несут. А репрессивные опции, которые уже включаются (прессинг против Союза поляков, зажим интернета, обыски у журналистов и т.п.), — скорее следствие инерции да лоббизма силовиков, старающихся показать свою нужность, говорит аналитик.

«Вероятность оранжевого сценария минимальна», — считает мой собеседник.

Оппозиция же, по словам Чаусова, будет участвовать в кампании, «чтобы показать себя». Что, в общем-то, в белорусских условиях не так уж мало.

Но вот после выборов высокому начальству никак не уйти от крепчающих вызовов. Причем не только сугубо экономических.

По мнению Юрия Чаусова, «война с Грузией, когда российские танки были на подступах к Тбилиси, показала, что имперские амбиции в России — отнюдь не маргинальное и не просто риторическое явление».

Эксперт допускает, что через два-три года, когда российские трубопроводы пойдут в обход Беларуси и можно будет легко «закрутить вентиль», вопрос о независимости страны способен обостриться. И судьба независимости будет во многом зависеть от того, «насколько развит у руководящей элиты инстинкт самосохранения».

Добавлю: вот это самое печальное. Страна, где нет диалога элит, общественного контроля над властью, где политические оппоненты, граждане вообще фактически выключены из политики и все держится на инстинктах правящей верхушки, — такая страна будет еще бог весть сколько времени оставаться в зоне повышенного риска.

И никто не знает, «что же будет с Родиной и с нами», если когда-нибудь паче чаяния разразятся катаклизмы уличных протестов или произойдет некий дворцовый переворот.