Белорусский рецепт от кризиса: «Хавайся ў бульбу!»

Люди не верят ни в политику, ни в предпринимательство как способы изменить жизнь к лучшему. Они не верят также в заботу государства...

 

Белорусы — ну абсолютно нестандартная нация. Сегодня они опровергают весь концептуальный базис оппозиции. Теория была простой и красивой: кризис — гроздья гнева — народ на улицах — сами-знаете-какой режим позорно падает. А дальше уж светлое рыночно-демократическое будущее — дело техники. Но не тут-то было. Наоборот, в кризис белорусы вооружились лозунгом «Хавайся ў бульбу!». В том числе и буквально: вновь надежда на сотки с картошкой, возврат к элементам натурального хозяйства.

фото photo.bymedia.net

Короче, говоря по-научному, кризис в нашей стране отнюдь не стал стимулом к экономической и политической активности граждан. Таково город Жодино), представители бюджетной сферы, люди, которые потеряли работу во время кризиса, студенты и оппозиционная молодежь.

Пессимистичное резюме социологов — это облом не только для адептов революции. В принципе любой кризис хорош тем же, что и жареный петух из поговорки. Он заставляет встрепенуться и крутиться. То есть способен будить инициативу, предприимчивость. К слову, власти как раз таки подсуетились и где-то даже переступили через себя. Они нашли общий язык с проклятыми буржуинами и спасли финансы от краха за счет «жулья из МВФ».

Ну а народ? Кандидат социологических наук Надежда Ефимова из лаборатории «Новак» констатирует в установках населения не прогресс, а регресс.

«Каждый спасается от кризиса как может, но в основном архаичными способами, — цитирует эксперта БелаПАН
. — Многие готовы работать на работах с более низкой, чем у них есть, квалификацией. Многие согласны выполнять больше работы за меньшие деньги. Многие готовы сократить свой уровень потребления до минимума, кто-то продаст дачу, кто-то разменяет квартиру. Кризис не стал стимулом к активности, а стал стимулом к деградации».

По словам исследователей, люди не верят ни в политику, ни в предпринимательство как способы изменить жизнь к лучшему. Они не верят также в заботу государства. А ведь патернализм белорусов тоже считается аксиомой! На нашем языке, заметьте, государство — «дзяржава», то есть как бы априори обязана держать на плаву. Так вот, что характерно, сейчас, когда благосостояние ощутимо просело, наши люди не выставляют ей, родимой державе, особых претензий. Главная мысль: как-нибудь пересидеть черный день — авось этот кризис и рассосется!

И «то, что в обществе появится такая апатия, было для нас шоком», признается даже обычно невозмутимый директор BISS, доктор политологии Виталий Силицкий.

По мнению аналитика центра «Стратегия» Валерия Карбалевича, феномен этого белорусского ментального нестандарта обусловлен целым комплексом причин. К индивидуальному полурастительному выживанию в лихолетье народ приучила на редкость трудная, жестокая история. Если взять новейшие времена, то после распада СССР не успели сложиться структуры гражданского общества, а быстро окрепший авторитарный режим выжег саму почву для их роста.

Итог: белорусский социум атомизирован. Нет традиции и мало пороха, драйва, чтобы сообща отстаивать свои интересы — в хорошем смысле качать права.

«Режим создал довольно эффективные механизмы, — говорит аналитик. — Ту же вертикаль, которая жестко контролирует трудовые коллективы, при том что собственность в основном государственная. Оппозиция завязла в междоусобицах. Наиболее недовольные, в основном молодые и талантливые, грубо говоря, просто сваливают из страны».

Наверху же, по идее, должны потирать руки. Никаких гроздьев гнева. Пипл демонстрирует чудеса неприхотливости. Социологи НИСЭПИ называют это «механизмом понижающей адаптации». К слову, уже по итогам своего сентябрьского национального опроса НИСЭПИ отметил: да, наши соотечественники стали вместо коньяка чаще пить «чернила», но при этом доля довольных жизнью после легкого девальвационного шока вновь стала, черт побери, расти!

Еще раньше, в июле, эта социологическая служба подметила тенденцию: «Экономическая маргинализация отдельных социальных групп вынуждает их еще больше сплачиваться вокруг авторитарной власти».

Короче, все хорошо, прекрасная маркиза! За исключеньем, как водится, пустяка. А именно: кризис-то, может, и рассосется, но возврата к «белорусскому чуду» не будет. Об одном (и, может быть, главном) из слагаемых этого чуда коротко доложил на недавней встрече с белорусской прессой Медведев: российские преференции на 50 миллиардов долларов за годы «союзного строительства». Конечно, у здешнего начальства своя бухгалтерия, но и оно видит: нужна срочная модернизация! Потому и начали игру с ЕС.

Закавыка же в том, что модернизация — это не просто впендюрить новые станки в цеховые коробки гигантов социндустрии. Апгрейдить страну с пиплом, который частично спивается, частично выживает на уровне инфузории-туфельки — пустой номер.

Так что власть одерживает пиррову победу. Альтернатива — потихоньку превращать пипл в народ. Но этого-то «народная власть» и боится. Ведь граждане, чего доброго, захотят ее по-настоящему выбирать, а не просто опускать бумажки в урны.