Козулину предлагали заменить заключение на эмиграцию?

Власти Беларуси могли предложить Евросоюзу своеобразный размен в отношении Козулина — политическое заключение на политическую эмиграцию...


Александр КозулинАлександр Лукашенко вновь, второй раз последние три дня, высказался по вопросу политзаключенных. И снова подчеркнул, что этот вопрос закрыт.

Президент подчеркнул, что в соответствии с Конституцией он принял решение освободить тех людей, за которых «ратовал Запад и США». «Мы сделали беспрецедентный шаг доброй воли и в настоящее время посмотрим, как ответят на это ЕС и США, — сказал Лукашенко, отвечая на вопросы журналистов во время рабочей поездки в Витебск. — Нашему народу я советую понаблюдать за реакцией Запада: насколько готовы они к ответным шагам».

При этом президент отметил, что «так называемые политзаключенные» были наказаны в соответствии с белорусским уголовным законодательством. «У нас в Уголовном кодексе нет никаких политических статей. Видимо, такое понимание демократии на Западе: у себя нельзя вмешиваться в работу судебной системы, а в других странах — можно», — сказал Лукашенко.

Любопытная фраза Лукашенко о том, что его решение (в отношении «политзаключенных») было общим и принципиальным наполняется конкретным смыслом теперь, когда стало известно об освобождении Андрея Климова. Он стал третьим после Дмитрия Дашкевича и Артура Финькевича, на освобождении которых Запад настаивал особенно.

Не исключено, что освободительное решение было принято и в отношении Козулина. И сегодняшние высказывания Лукашенко можно считать своего рода подтверждением этой версии.

«Насколько я информирован, такая ситуация не устроила одного Козулина. Вопрос был в том, что его жена больна. Ко мне обратились послы Европейского союза о том, что состояние жены ухудшилось (жена Александра Козулина Ирина больна раком). Ладно, все мы люди, всякое в жизни бывает. Я согласился — пусть везет жену на лечение. Мы ей, насколько могли, помогли, предлагали ей лечение в Германии. Мужу надо сопровождать ее в Германию. Но, насколько я сегодня информирован, Козулин отказался ее лечить. Однако это семейная проблема, и я не хочу в нее вмешиваться», — сообщил президент.

«Что требовалось от меня — я предложил. Но он отказался, даже после того, как к нему приезжали его собственные дочери уговаривать: «Помоги спасти маму». Но, повторяю, это их дело, жизнь расставит все по своим местам», — резюмировал Александр Лукашенко.

«Я хочу сказать только одно — играть на душах и чувствах других людей просто некрасиво. Пусть лучше сходит в церковь и помолится. Не надо прикрываться болезнью моей матери», — сказала дочь Козулина Ольга в интервью «Нашай ніве».
Очевидно, что предложив Козулину свободу, власти потребовали от экс-кандидата в президенты что-то взамен. Что-то такое, согласиться на что Козулин не смог. Не исключено, что от политика требовали написать прошение о помиловании. Но Козулин уже не раз передавал из заключения, что кланяться в ноги не будет.

Также можно предположить, что Козулину предложили не просто сопровождать жену на лечение в Германию, но и не возвращаться оттуда.

Не исключено, что власти Беларуси могли предложить Евросоюзу своеобразный размен в отношении Козулина — политическое заключение на политическую эмиграцию. И с этой точки зрения особый подтекст задним числом получает недавняя встреча посла Германии Гебхардта Вайса с Александром Лукашенко.

И, судя по всему, Запад такой вариант рассматривал, как вполне вероятный, но не намеревался его широко афишировать, дабы не быть обвиненным в закулисных переговорах с белорусским режимом.