Белорусский комендант готовит крепость к осаде

Власти готовятся к референдуму о продлении президентских полномочий Лукашенко...


Скандал с высылкой из Беларуси Немцова и Хакамады отодвинул в тень два других весьма симптоматичных события в белорусской внешней политике. Имеются в виду, во-первых, заявления официальных представителей МИДа о необходимости и неизбежности закрытия Консультативно-наблюдательной группы ОБСЕ в Беларуси и, во-вторых, визит в Ирак очередной белорусской делегации.

Вроде бы никаких сенсаций не произошло, официальный Минск продолжает прежнюю политику, определенную уже достаточно давно. Однако нам представляется, что очередные шаги белорусских властей в длинной цепочке аналогичных действий переводят количественные изменения в качественные и являются первыми раскатами некой политической грозы.

Представитель Республики Беларусь в международных организациях в Вене Виктор Гайсенок и официальный представитель МИДа в Минске почти одновременно объявили, что работа КНГ ОБСЕ в Беларуси в нынешнем виде не может продолжаться дальше. Иначе говоря, белорусские власти прекращают работу миссии в одностороннем порядке. Собственно говоря, большой новостью это ни для кого не стало. Затяжной конфликт между ОБСЕ и официальным Минском по поводу деятельности Консультативно-наблюдательной группы рано или поздно должен был завершиться именно таким финалом.

Ранее уже приходилось писать, что никакого рационального смысла в войне руководства Беларуси против КНГ ОБСЕ не существует. Этот дипломатический конфликт стал всего лишь удовлетворением некоторых личных политических амбиций. Лукашенко пообещал разобраться с Х-Г.Виком и его структурой после президентских выборов — и неуклонно выполняет свое обещание. Вик уже давно не руководитель миссии, а саму ее дожимают…

Здесь больше удивляет позиция ОБСЕ. Пожалуй, первый раз за всю историю эта организация получает пинки от одного из ее членов, действующего практически в одиночку. Ни одно из государств, входящих в ОБСЕ, официально не поддержало позицию Беларуси в споре по поводу КНГ. В ответ же на вызывающие действия Минска руководители этой международной организации ограничились какими-то невразумительными заявлениями. Нынешний конфликт позволяет констатировать, что мы наблюдаем не столько кризис в отношениях между Республикой Беларусь и ОБСЕ, сколько кризис самой ОБСЕ. Возникает естественный вопрос: если организация не способна защитить свои интересы, настоять на выполнении собственных решений, то зачем она нужна?

Но в данном случае хотелось бы обратить внимание на следующий момент. В борьбе с ОБСЕ белорусский МИД неожиданно взял на вооружение достаточно гибкую тактику. Он не стал грубо изгонять КНГ, а решил взять измором, принялся по одному вытеснять из страны ее сотрудников, не продляя их дипломатическую аккредитацию. По сравнению с операцией "Дрозды" (речь идет об инциденте 1998 года — выселении зарубежных послов из резиденций в элитном поселке Дрозды под предлогом капитального ремонта коммуникаций. — ред.) выдавливание миссии ОБСЕ можно назвать верхом дипломатической виртуозности и политического изящества. Однако выдержать взятую линию до конца не удалось. С отъездом последнего иностранного сотрудника миссии ее деятельность в Беларуси прекращалась бы де-факто. Однако заявления официальных представителей Республики Беларусь свидетельствуют о том, что Минск решил прекратить деятельность КНГ и де-юре. Хотя особой необходимости в этом не было. Таким образом, белорусские власти сознательно пошли на обострение конфликта с ОБСЕ и в целом с Западом.

Нечто похожее происходит и в отношениях Беларуси с Ираком. Чем больше сгущаются военные тучи над Багдадом, тем интенсивнее становятся официальные контакты двух государств. Обоюдные визиты делегаций с достаточно высоким представительством следуют один за другим. Создается впечатление, что Республики Беларусь собирается объединяться не с Россией, а с новым арабским другом. В октябре в Минске побывал вице-премьер и министр оборонной промышленности Ирака г-н Хуэйши. В Багдаде за последние четыре месяца побывало три официальные белорусские делегации. Последнюю возглавлял заместитель главы Администрации президента Н.Иванченко. По возвращении он был принят Лукашенко, который потребовал активизировать сотрудничество с Ираком.

Оставим за скобками многочисленные обвинения в адрес Беларуси: мол, она занимается незаконными военными поставками в Ирак. Если рассматривать версию белорусских властей о сотрудничестве в рамках, определенных ООН, то возникают вопросы. Какой смысл договариваться о каких-то долгосрочных проектах с режимом, который будет свергнут через несколько месяцев? Какая необходимость в таком интенсивном обмене делегациями? Почему нельзя было решить все вопросы сотрудничества во время недавнего визита в Минск достаточно высокопоставленной иракской делегации, а так уж загорелось через две недели посылать своих визитеров в Багдад?

Единственным рациональным ответом на эти вопросы может быть такое заключение: это — демонстрация. Руководство Беларуси сознательно "дразнит гусей", провоцирует конфликт с США. Как и в вопросе с ОБСЕ, Минск идет на искусственную эскалацию конфронтации с Западом, и в первую очередь с Соединенными Штатами Америки.

Зачем это нужно белорусскому руководству?

Можно предположить, что все это делается в русле подготовки к какой-то крупной политической кампании. Вспомним, что все предыдущие кампании (референдумы, парламентские и президентские выборы) сопровождались резким обострением отношений с Западом. Судя по всему, Лукашенко решил не изобретать велосипед, а идти по проторенной дорожке, которая не раз приводила к нужному результату. Этим отчасти объясняется тот факт, что несмотря на кризис в белорусско-российских отношениях (который наверняка усугубится после депортации Немцова и его коллег) официальный Минск не пошел на нормализацию отношений с Западом.

И, скорее всего, речь идет не о предстоящих в марте выборах в местные Советы. В местных выборах большая политика находится на заднем плане. Вероятно, власти готовятся к референдуму о продлении президентских полномочий Лукашенко. И вот здесь-то образ врага в лице Запада должен пригодиться. Важно убедить народ, что Беларусь — осажденная врагами крепость. Понятно, что в момент осады менять коменданта крепости никак нельзя.

Важен и еще один момент. На референдуме не должно быть западных наблюдателей. Ибо масштаб, говоря мягко, нарушений избирательного законодательства предположительно будет существенно большим, чем на прошедших президентских выборах. Рейтинг Лукашенко упал до 27%. А получить нужно не 50% от числа голосовавших, как на президентских выборах, а существенно больше. Раздел VIII конституции предусматривает, что для изменения ее статей необходима поддержка большинства граждан, внесенных в списки для голосования. При условии, что в референдуме, как и в президентских выборах 2001 г., примет участие 84% избирателей, победителю нужно будет иметь в активе симпатии примерно 2/3 от числа проголосовавших. Можно представить, какая сложная работа встанет перед Центризбиркомом и избирательными комиссиями. Поэтому западные наблюдатели здесь совершенно нежелательны.

И поэтому Лукашенко как рачительный хозяин готовит сани летом.