Ярослав Романчук. КРИЗИС. Д-власть. Мнимая и E-дебюрократизация

Кого в народе не любят? Правильно, богатых и начальников, а еще больше – богатых начальников…

 

Ярослав Романчук
Ярослав Романчук. Руководитель Научного исследовательского центра Мизеса. Автор/соавтор восьми книг, свыше 1200 публикаций на экономическую тему. Лауреат премий Atlas Economic Research Foundation (2006, 2007), награды Свободы ISIL (2003 г). Автор разработанных демсилами Концепции интеграции Беларуси в ЕС, партнерства Беларуси и России, концепции бюджетной и налоговой политики Беларуси, Антикризисной программы для Беларуси, руководитель рабочих групп по разработке Национальной платформы бизнеса, Концепции молодежной политики. С апреля 2000 года – заместитель председателя Объединенной гражданской партии. Кандидат в президенты Беларуси на выборах 2010 года.

Совмин сказал, что взялся за борьбу с бюрократией. В очередной раз сказал. Правительство даже создало рабочую группу по дебюрократизации во главе с вице-премьером Анатолием Тозиком. Тем самым, который «кошмарил» бизнес, будучи на посту председателя Комитета госконтроля. Потом он изучал китайский опыт борьбы с бюрократией и коррупцией. Кровавый и жестокий, надо сказать, у китайцев опыт.

Анатолий Тозик считает, что такого рода борьба диктуется здравым смыслом. Правильно ведь говорит. Только не уточняет, что в данной ситуации речь идет о смысле для госслужащих и всех тех, кто получает зарплату за счет налогоплательщиков. Здравый смысл бюрократа сильно отличается от здравого смысла предпринимателя и потребителя.

 

Двухголовая гидра сама себя не сожрет

В середине 1990-х чиновников было почти на 60% меньше, чем сегодня. Советская партхозноменклатура «гнездилась» в зданиях и на землях, площадь которых была на полмиллиона квадратных метров меньше. Не было у них швейцарских часов за десятки тысяч долларов, шикарных «Мерседесов» и «Ауди» за 100 тысяч евро, резиденций за $1 миллион и дороже. При этом улицы в наших городах тоже были безопасными и чистыми, наркоманов было в разы меньше, а рабочая сила и тогда считалась образованной и квалифицированной.

Нет, это не хвалебная ода совку. Это я о качестве госуправления и его издержках. Это к вопросу об отвлечении внимания людей от настоящих проблем. Сегодня срочно нужно канализировать гнев и ярость резко обедневших белорусов. Кого в народе не любят? Правильно, богатых и начальников, а еще больше – богатых начальников. Вот на фоне стремительного роста цен, глубокой девальвации и раскручивается все та же двойная спираль.

Александр Лукашенко хронически борется с коррупцией, а его подчиненные – с бюрократией. Ни конца, ни края не видно этой борьбе. Меняются фамилии министров и генералов. Приходят и уходят чиновники и специалисты. А она остается и процветает. Та самая двуглавая гидра – коррупция + бюрократия. Сама себя не даст в обиду, сама себя не сожрет. Согласно законам Паркинсона, она еще больше разрастется и будет поглощать еще больше ресурсов. Создание рабочей группы/временной комиссии – это типичный способ сохранение бюрократии, а не борьбы с нею.

Ботва вместо чуда

Ни Анатолий Тозик, ни Михаил Мясникович, ни Леонид Мальцев не могут возглавить борьбу с бюрократией. Не они ее создавали, не они за нее в ответе. Глава Вертикали со всеми ветвями власти, экономики со всеми ее секторами – Александр Лукашенко. Царские полномочия и много-много челяди – безымянная, аморфная «бюрократия» без имени и лица. Борьба с ней должна начинаться с приказа «Гульчитай, открой личико!»

Пусть народ узнает своих «героев». Тех, кто был «за» резкое увеличение количества белорусских рублей в обращении, кто поддерживал переход на множественность курсов, кто голосовал за утопичную программу четвертой пятилетки, кто своим бездействием загнал страну в долговую ловушку. Поименно, с аргументацией и перечислением коммерческих интересов, которые стоят за каждым чиновником, участвовавшим в обсуждении и принятии решений, которые поставили на уши всю страну.

Понятно, кто сказал последнее слово. Неясно, кто удобрил почву для такого решения. Некачественный получился навоз. Экономика резко пошла в рост, но уродилась только ботва. Вершки высохли, корешки подгнили. Валовой продукт на хлеб не намажешь, а вот размазать по всему БТ на пару месяцев — можно. Пусть люди думают, что это — божья роса.

Как бы ни старались идеологи, число тех, кто верит в белорусское «чудо» стремительно сокращается. Ботва это, а не чудо: годовая инфляция за 50%, 100-процентная девальвация, истощение золотовалютных резервов, половина экономики работает с рентабельностью продаж до 5%. Хроническое превышение темпов роста зарплаты над темпами увеличения производительности труда – это проедание своего будущего. Такой вот урожай собрали те бюрократы, которые сегодня предлагают сами себя высечь. Те же семена, та же техника, та же технология сева и те же руки – откуда вдруг взяться новому урожаю?

Конструктив в стиле E-government

Вопрос о бюрократии встал потому, что денег на всех перестало хватать. Делить национальное богатство между двумя сотнями избранных выгоднее, чем между двумя тысячами. Вот главные начальники и решили подсократить число ртов, отправить своих бывших коллег на вольные хлеба как раз в момент Большой жатвы/жратвы. Олигархат требует жертв. Олигархат приносит в жертву слабые звенья и лишние элементы. Таковых насобиралось много, на длинные цепи хватит, но логика номенклатурной приватизации неумолима. Нужны жертвы. Как для народа (мол, это они стали мешать нашему развитию, это они берут взятки и блокируют творческий потенциал нации), так и для избранных быть олигархами. Им не нужны конкуренты, лишние уши и глаза. Поэтому сокращение Вертикали неизбежно. Раз так, вот им наша модель административной реформы.

Предлагаю радикально упростить систему власти. И экономить на этом миллиарды долларов в год. При этом бизнес будет зарабатывать гораздо больше. Надо только решиться на использование современных технологий и инновационных механизмов государственного строительства.

Александр Лукашенко сам говорит, что за все в ответе. Так оно и есть. Самая что ни на есть последняя инстанция. Сегодня он — крайний. Плоть власти, ее олицетворение, с мечом и оралом в руках. Мечом держит страну в подчинении. Оралом орудует для получения урожая и его распределения среди населения.

Неважно, как называется должность, — президент, царь, председатель или батька. Суть в том, что А. Лукашенко за все в ответе, и за хорошее, и за плохое. За резкий рост цен и ремонт дорог, за обвальную девальвацию и снижение детской смертности, за то, что у нас зарплата в долларах опустилась ниже $260, а пенсии снова пляшут танец нищеты вокруг отметки $100.

Что бы ни делал А. Лукашенко, все остальные – его помощники. В Администрации президента, Совете Министров, Нацбанке, десятках других структур и ведомств. У нас де-факто нет премьер-министра и правительства. Михаил Мясникович – это «дядька для битья» по макроэкономическим вопросам, а Совет Министров – это один из пионерских отрядов по выполнению экономических поручений АГЛ. У нас нет полноценного Национального банка. Есть контора по печатанию рублей и контролю за валютой. Даже в условиях жесткого валютного голода не Нацбанк определяет, кому продавать доллары/евро по $5000. Ему указывают, какой импорт является критическим, а какой — обузой. Глава Нацбанка – это «громоотвод» в сфере денежной политики.

Есть исполнители помельче. Министерство финансов надо бы переименовать в АГЛ Шкатулку, а министра финансов назвать ключником. Нет смысла в Министерстве экономики. Приказы по ценам, объемам, квотам, поставкам и спискам получателей бюджетных средств может доводить до исполнителей соответствующий департамент Администрации президента. Эффективнее просто рассылать приказы модернизированным исполкомам. Надо же использовать преимущества электронного правительства!

Сервер – в руки Кормчего. На нем создается 118 папок (количество районов), а в них – файлы. Школа – один файл, больница – другой, районная/городская милиция – третий, дорожная служба – четвертый, отдел по выплате пенсий – пятый и т.д. Получается очень упорядоченная, стройная система госрасходов. Исполком – это всего лишь технический отдел, который следит за исправностью доставки ресурсов по назначению. Назначение прописывается в программном продукте: х денег — на пенсионера, у – для школы, z – для больницы и т.д. Весь исполком – это максимум 10 человек. Все они работают в одной комнате, которую снимают у частной девелоперской компании.

Каждое действие контролирует компьютер. За всем следят камеры. Режим он-лайн распространяется на чиновников весь рабочий день. У них нет контакта ни с деньгами, ни с гражданами. Они, как рабочие машинного отделения большого корабля, не видны для окружающих.

Конечно, кормчий не может дневать и ночевать у компьютера, который выполняет функции общенационального пульта управления системой распределения денег налогоплательщиков. Поэтому ему нужны помощники. По «железу», по софту, по вводу данных, по поступлению денег до конечного потребителя (высылается сигнал «получено»). У каждого получателя есть возможность прямого общения с Центром через чат. Конечно, есть люди, которые занимаются обеспечением бесперебойного питания всей сети, антихакерская служба электронной безопасности и другие технические подразделения. Но это — не министры, которые горделиво раздувают щеки и делают вид всезнающих мудрецов. Это — технари, работающие на одну, пусть и высокую, зарплату.

Совет Министров не нужен. Облисполкомы и горисполкомы не нужны. Местные органы власти просто вводят данные и имена нуждающихся согласно четко определенным критериям (как при заполнении анкеты в посольство на получении визы: ввел не все данные – компьютер не примет заявку). Вместо министерств — файлы в папках, сгруппированных по районам. Компьютер ведет полный баланс и учитывает, кто, сколько заплатил налогов, а кто и сколько получил субсидий. Четко видны районы-доноры и районы-реципиенты. По клику мышки можно увидеть доходы, расходы и имущество всех чиновников. В видеорежиме можно посмотреть, чем занимается каждый чиновник в данное время (на работе).

Отдельный директорий – государственное имущество. В нем на каждый коммерческий объект – своя папка. Тоже баланс доходов и расходов. Все папочки с красным сальдо – ликвидировать в течение года. Ликвидировать – не значит сравнять с землей, а — продать желающим, в первую очередь местным жителям.

Такой процесс называется дебюрократизацией с использованием новейших информационных и коммуникационных технологий. Настоящей, а не мнимой. Глава E-government согласовывает с парламентом особенности программного продукта, источники доходов и особенности расходов бюджетных ресурсов. Парламент также контролирует качество управления госактивами. Делать это можно с каждого домашнего компьютера. Конечно, милиция следит за порядком. Гражданские суды, как и больницы со школами, конкурируют за клиентов. Свободное ценообразование, свободный вход на любой рынок, свободный выбор платежного средства и финансовых условий сделки – все это при полной ответственности за результаты своего выбора. Причем каждый работает в равных условиях. Каждый может пожаловаться в Центр на факты дискриминации.

В итоге: экономия до $5млрд. в год бюджетных ресурсов, экономия для бизнеса на бюрократии ~7млрд. в год, сокращение налоговой нагрузки, реальная помощь бедным, сильнейший удар по коррупции, вовлечение в полноценный коммерческий оборот активов на десятки миллиардов долларов.

Едва ли Анатолий Тозик предложит нечто подобное. На такую модернизацию национальной бюрократии нет политического заказа со стороны А. Лукашенко. Советская Вертикаль не готова к трансформации в эффективное государство XXI века. А ведь есть же великолепный пример Эстонии и Сингапура! В этих странах работает E-правительство. Эффективное, дешевое и некоррупционное.

У нас же пока доминирует Д-власть. На букву «Д» есть так много емких слов…

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».