Максим Жбанков. КУЛЬТ-ТУРЫ. Больше не «Первый». Прощальный звон.

Телеканал упустил свой шанс, когда его хозяева сделали свой коммерческий выбор в пользу тупого окучивания массовой публики…

 

Максим Жбанков. Культуролог, киноаналитик, журналист. Преподаватель «Белорусского Коллегиума». Неизменный ведущий «Киноклуба» в кинотеатре «Победа». В 2005-06 годах — заведующий отделом культуры «Белорусской деловой газеты». Автор многочисленных публикаций по вопросам современной культуры в журналах «Мастацтва», «Фрагмэнты», «pARTisan», на сайте «Наше мнение».

Почему только успеешь к чему-то привыкнуть – и оно исчезает или меняется до неузнаваемости? У привычной кафешки новый хозяин – и вот это уже не «Бригантина», а, скажем, Orange Lounge. Его надо учиться любить заново. Не факт, что получится. Только научился новой музыке – а группы уже нет. И больше не будет. Нормальный мужской глянец вдруг начинает менять дизайн и/или редакцию не реже раза в год. Но самый грустный случай – когда по ходу дела кардинально правятся концепции. Именно так, не выдержав бесконечных хирургических вмешательств, погиб несчастный «Доберман». Вот вам новая жертва: Первый музыкальный канал.

Наверное, это не трагедия: такое ТВ мне никогда не нравилось. Хаотичный нафталиново-мусорный плэй-лист (хотя однажды показали Сержа Гейнсбура – какой был праздник!). Жеманные мальчики с заученными улыбками. Бойкие девочки в стиле «грудь вперед, живот втянуть». Народный хит-парад с вечным «Тяни-Толкаем» и шоу-биз-репортажи типа «Мы в питерском клубе! Ой, белорусский столик тут самый большой! Здравствуй, Вадим!» Это исчезнет – кто из нас заметит? А заметив – ощутит личную потерю?

Тем не менее, это потеря. Потому что страна лишилась единственного музыкального канала, созданного именно здесь, у нас — а не в сопредельных державах. Фактически потерпела провал попытка самостоятельного музыкального вещания. И вот об этом стоит поговорить.

«Первый музыкальный» — красивая вывеска: нахально и точно. Первый – потому что в этой зоне нет других. И когда в 2002-м проект запускался, это было чистой правдой: рядовой белорусский потребитель, не имеющий спутниковой антенны, мог смотреть и слушать только такое. И смотрел: не самые новые клипы, скучноватые игры с пейджером, стебную парочку «Саша и Сирожа» и черно-белые импрессии о Сергее Пуксте. Тогда пинать «Первый» было нечестно: ведь он обещал «популяризацию современной отечественной молодежной культуры». Конечно, программная сетка не отстроена, штат ведущих текуч до ужаса, денег особых нет, креатив робок и застенчив – ну да ладно, подождем, пока подрастут. Ведь «Первый», кроме того, был еще и первым частным музыкальным предприятием в родном эфире – и на фоне тогдашнего убогого госТВ смотрелся почти шедеврально.

Время шло. Европа стала ближе. Музинформация – доступней. В окружающем медиа-пространстве проросли другие «первые» — от «Первого балтийского» до «Первого альтернативного». В страну с Востока вторглись шустрые конкуренты: МузТВ и MTV. Массовый потребитель из заявленной изначально целевой группы — «самой активной аудитории от 16 до 35 лет» — ушел за своей музыкой в сеть. А «Первый» прочно завис в статусе подающей надежды дебютантки. В чем тут была проблема? На мой взгляд, в принципиальной несовместимости трех факторов: изначальной романтично-просветительской концепции, реального (доступного) контента и жажды коммерческого успеха.

По ходу дела выяснились несколько пренеприятных обстоятельств. Во-первых, родной телезритель свою музыку слабо знает и умеренно любит. Во-вторых, большая часть ресурсов музыкального материала «Первого» подлежит усвоению лишь в режиме звукового фона для более содержательных занятий. И, в-третьих, публика куда охотнее платит за завозные хиты, чем за местный продукт.

Белорусским музыкальным каналом – реально «тутэйшым» — при таком раскладе можно было оставаться, взвалив на свои плечи неблагодарную (в ближайшей перспективе) миссию обучения «беларускасьці». Не просто активно ротируя бессмысленный локальный попс, а предоставив площадку для самых креативных и ярких отечественных музыкантов – с живой музыкой в прямом эфире, дискуссионными ток-шоу, производством клипов для «неудобных» артистов, выпуском промо-сборок и клубными концертами. С другой стороны, остаться собой можно было только сократив русскую составляющую за счет усиления актуального закордонного материала – с четкой разбивкой по тематическим блокам. И, наконец, местный «первый» телеканал неизбежно должен собрать крепкую обойму харизматичных ведущих – и крепко держаться за них. Иными словами, здешняя привязка неизбежно означает обустройство здешней «сказки о главном» — с внятным набором героев и автономной от восточных соседей программной политикой. Дайте «свое» — и за него будет платить воспитанный вами «свой» зритель. Нормальный нишевый проект для вменяемой аудитории. К слову, вполне способный при верной подаче себя окупить. Но над этим надо работать.

«Первый» упустил свой шанс, когда его хозяева сделали свой коммерческий выбор в пользу тупого окучивания массовой публики. И сперва отказались от авторских программ, а потом – и от большей части музыкального вещания. Прогнуться под зрителя проще и вернее – тем более, за счет «народных» российских сериалов. Но это никак не рост, а вульгарный «чёс», простая игра на банальных пристрастиях. Вспомним: прежде очень похоже перешло на русский шансон «Радио Рокс». И напрочь вылетело из памяти прежних фанатов.

А потому отказ от прежней вывески «Первый музыкальный» в пользу невнятного ВТВ («ваше ТВ») вполне логичен. Они уже давно не «Первые». Просто теперь это стало ясным даже ёжикам.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».