Максим Жбанков. КУЛЬТ-ТУРЫ. Cезон подделок

Жить липовой иностранщине недолго. Она кончится вместе с нашей войной против Запада...

 

 Максим Жбанков. Культуролог, киноаналитик, журналист. Преподаватель «Белорусского Коллегиума». Неизменный ведущий «Киноклуба» в кинотеатре «Победа». В 2005-06 годах — заведующий отделом культуры «Белорусской деловой газеты». Автор многочисленных публикаций по вопросам современной культуры в журналах «Мастацтва», «Фрагмэнты», «pARTisan», на сайте «Наше мнение».

Среди прочего привозного винила времен загнивающего социализма попал как-то мне в руки дивный диск. С обложки улыбались два польских блондина и одна польская брюнетка. Блондины были в пончо и сомбреро, брюнетка — в блестящем с разрезами и смелым декольте. Звалось это счастье Tercet Ekzotyczny и исполняло исключительно нечто мексиканское. В крайнем случае — испанское. Сперва стало невероятно смешно. Но потом до меня дошла вся потаенная мудрость такой затеи. К чему тратить валюту на сомнительных гастролеров? Проще и дешевле растить иностранцев в своем коллективе.

С тех пор мы похоронили нескольких генсеков, проводили СССР, встретили зарю демократии, почти привыкли к НАТО, научились не бояться долларов и получили отличное трэш-шоу «Президентские выборы». А вот с иностранцами по-прежнему сложно. В наш центр Европы удается заманить только бестолковых «всадников без головы» (вроде Smokie без Криса Нормана, Slade без Нодди Холдера да Rainbow без Ричи Блэкмора), усталых ветеранов в поисках экзотики да мутных экстремалов, которые стоят немного – а потому не особенно привередничают. Есть еще потаенные клубные акции с привозными музделикатесами – но это для немногих посвященных. А народу без поп-импорта трудно. И народу готовы помочь. Своими силами.

Дело знакомое. Прежде в каждой школе были свои «криденсы», исправно лабавшие чужие хиты, а девочки, самозабвенно распевавшие на переменках «Толстый Карлсон!», как правило, знать не знали об английском исходнике — песенке группы Christie про желтую речку. В заповедном лесу советской попсы втихомолку прорастали запретные плоды. Музыкальный голод делал популярными клоны недосягаемых оригиналов – и «Зоопарк» поднимался на закосах под Марка Болана, а нежный Борис Борисович ласково пользовал Боба Дилана с Дэвидом Боуи.

Наша нынешняя ситуация забавна тенденцией прямо противоположной: на фоне самодостаточной рок-тусовки и вялой игры в декоративный фолк (как, вы не смотрели «Песні маёй краіны»?) активно кучкуются внутренние поп-иностранцы. Впору загибать пальцы и считать.

Первый и наиболее стандартный пример – история с местными британскими денди, группой Atlantica. Люди средних лет решили подлить звук своей юности, озвучив новую эпоху старомодным англоязычным синти-попом. Любопытно, кто их об этом просил? Впрочем, они и не спрашивали. Просто в каждом клерке под сороковник тихо томится Дэвид Гэхен. И время от времени просится к микрофону.

Гораздо более забавный опыт — вокально-инструментальное трио Da Vinci. Опять ретро, опять 80-е. Но уже итальянские, упрощенные до забубенных плясовых под Челентано. Da Vinci – опереточные итальянцы, мечта провинциальных пенсионерок, гоп-бригада с текстовками в стиле туристского разговорника. Тут ближайшие соседи – не Кутуньо с Моранди, а знаменитый комический дуэт Абдулова и Фарады «Уно-уно-уно-уно моменто!»

Из последних приобретений — местная парижская штучка Николь. Рослая блондинка играет здешнюю мечту о «французскости»: чтобы камин, черные перчатки, вино в тонком бокале и драпировки, цепляющие высокий каблук. Увы, музыка не цепляет: бледная тень Милен Фармер.

Нет проходу от «минских русских»: «Тяни-Толкай» тиражируют манеру «Любэ». Алехно косит под Билана и всех своих подельников по «Народному артисту». Девочка со скрипочкой Натана явно переслушала Леру Масскву. А припевочек из «Топлесс» гасят на пути вершинам шоу-биза все «Шпильки» и «Фабрики» вместе взятые.

Кому нужны cамодельные иностранцы? Везти местных «итальянцев» в Италию – все равно как в Питер ряженых «русских». Белорусские рагацци еще могут пройти по статье курьезов и реверансов итальянской культуре. Но никак не как музыкальный прорыв. Белорусские британцы (в их поп-версии) по определению способны лишь на «школу», набор давно растиражированных клише. Французы на вывоз – и вовсе ярмарочный аттракцион. Тут есть место лишь «Серебряной свадьбе». Москве же нужны не туземные оркестры, а молодое мясо. Не надо иллюзий: большинство самопальных иностранцев работает на внутренний рынок.

Кто же готов слушать музимпорт местного разлива? Невыездной потребитель, слабо сведущий в актуальных трендах. Те, кто ждет не откровений, а комфорта. Те, кто навсегда остался в давней юности и хочет всего лишь «того же и побольше». Те, кто способен оплатить корпоратив, но не подозревает, что музыка есть и после Аль Бано и Дэвида Ковердэйла. Инерционный «самопал» предназначен инерционной публике. И в этом смысле абсолютно ей соразмерен: обе стороны (каждая на свой лад) сочиняют заграницу.

Жить липовой иностранщине недолго. Она кончится вместе с нашей войной против Запада. А пока всё по-строгому: фэйс-контроль для гастролеров и фронтальное импортозамещение.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».