Выпадение из биполярности

Инициативные группы потенциальных кандидатов развернули сбор подписей. Этап регистрации самих инициативных групп прошел без особых эксцессов. Не зарегистрировано только 5% команд претендентов на депутатский мандат. Это почти вдвое меньше, чем четыре года назад. Таким образом, налицо продолжение тенденции к некоторой либерализации избирательных процедур.

Однако за фасадом процедурных формальностей давление на оппозиционных участников избирательного процесса не ослабевает, а кое-где усиливается. В регионах местные власти действуют по-разному в зависимости от степени фантазии и цинизма. В одном месте кандидатам бьют окна и вымазывают двери, в другом — требуют в пожарном порядке представить декларации о доходах, а где-то претендента на депутатский мандат неожиданно призывают в армию.

Белорусские власти в ходе этих выборов решают внешнеполитическую, дипломатическую задачу в качестве одной из главных. Избирательная кампания должна дать демонстрационный эффект для прорыва на Запад, выхода из международной изоляции. А для этого нужно хотя бы в минимальном размере соблюдать какие-то правила, внешние приличия.

Такая ситуация дает оппозиции больше инструментов воздействия на политический процесс, расширяет коридор возможностей. Готова ли она этим воспользоваться?

Вначале казалось, что все складывается неплохо. Созданный в результате прошлогоднего Конгресса демократических сил механизм управления оппозиционной коалицией в виде Политсовета Объединенных демократических сил (ОДС) действовал достаточно результативно. Прогнозируемого раскола не произошло, движение Александра Милинкевича "За свободу" осталось в коалиции. Совместными усилиями были проведены "Европейский марш" и "Социальный марш".

Как никогда рано оппозиция начала готовиться к выборам в Палату представителей. Было принято решение участвовать в избирательной кампании, а не бойкотировать, идти на выборы единым списком, с общим посланием, политической платформой.

Причем решили, что в каждом округе должен быть один кандидат от ОДС. Это была достаточно рациональная тактика. В условиях информационной блокады деятельности оппонентов власти, ограниченности их ресурсов самым эффективным способом заявить о себе стало создание ситуации политической биполярности (власть — оппозиция). Кроме того, далекому от политики обывателю сложно объяснить, почему в одном округе баллотируются несколько оппозиционных кандидатов. Рядовому избирателю тяжело разбираться, чем отличаются их программы.

Согласно независимым социологическим опросам, около половины избирателей считает белорусские выборы свободными и справедливыми. Наличие нескольких оппозиционных кандидатов в округе дает властям больше возможностей для манипулирования общественным мнением.

Однако чем ближе к выборам, тем больше выявляется раскол, разнобой в позициях различных демократических организаций по отношению к избирательной кампании. Началось с того, что из ОДС вышла "Европейская коалиция". Она двинулась на выборы самостоятельно, выставив 63 кандидата. Главной фигурой в этой незарегистрированной структуре является Николай Статкевич. Роль разрушителя единой оппозиционной коалиции становится для него традиционной.

В 2000 году оппозиция на Конгрессе демократических сил приняла решение бойкотировать выборы в Палату представителей. Н.Статкевич неожиданно проигнорировал эту единую позицию и стал баллотироваться кандидатом в депутаты.

В 2004 году оппозиционные партии для участия в парламентских выборах и референдуме создали предвыборный блок "Пятерка плюс". Н.Статкевич со своей партией БСДП (Народная грамада) отказался войти в него, организовал "Европейскую коалицию", которая пошла на выборы отдельной колонной.

Сейчас ситуация повторяется с той лишь разницей, что "Европейская коалиция" стала намного слабее и выглядит еще более искусственной.

Год-два назад, когда в оппозиционной среде активно обсуждалась тактика по отношению к предстоящей избирательной кампании, было принято единодушное решение в выборах участвовать. Ни одна организация не настаивала на бойкоте. И вот за несколько месяцев до выборов "Молодой фронт" вдруг вышел и из ОДС, и из "Европейской коалиции" и начал кампанию бойкота. Эта тактика вообще трудно реализуема в нынешних политических условиях. Тем более она не имеет смысла, если к бойкоту призывает один "Молодой фронт", противопоставляя себя всей оппозиции.

В самый последний момент выяснилось, что Белорусская социал-демократическая грамада во главе со Станиславом Шушкевичем проигнорировала коалиционные соглашения и выставила больше 20 кандидатов.

Да и ОДС к началу кампании выглядят неубедительно. Эта коалиция не смогла закрыть все 110 округов своими кандидатами, наскребла только около сотни инициативных групп. ОДС не выглядит единым политическим блоком. Есть единое послание, но нет общей платформы. Она могла бы быть очень короткой, включать несколько пунктов, например возвращение социальных льгот, отмену принудительного распределения выпускников вузов и пр. Однако отдельные члены ОДС (в частности Партия БНФ) выказывают намерение в ходе избирательной кампании пиарить свою партию.

Получается, что ОДС скорее выполняют функции координирующей организации, чем коалиционной структуры. И это означает, что механизм управления оппозицией, созданный Конгрессом демократических сил, расстроился в самый важный момент. Понятно, что это существенно снижает эффективность всей избирательной кампании оппозиции.

Сейчас в оппозиционной среде раздаются призывы снять всех оппозиционных кандидатов за несколько дней до выборов в знак протеста против репрессий со стороны властей, нарушения ими избирательного законодательства.

Однако, во-первых, вряд ли это возможно, учитывая начавшийся разброд и резкое снижение управляемости действиями оппозиционных сил.

Во-вторых, именно для того, чтобы доказать, что выборы были несвободными и недемократическими, оппозиционные кандидаты должны участвовать в них от начала до конца.

В этом состоит парадокс ситуации. Только если политические оппоненты участвуют в избирательной кампании, власти вынуждены прибегать к репрессиям, нарушению закона. Если же оппозиционеры снимаются с выборов, у властей отпадает необходимость вмешиваться в избирательный процесс, нарушать процедуры, нейтрализовать наблюдателей и пр. И у международных миссий наблюдения будет меньше оснований признать выборы не соответствующими стандартам ОБСЕ.