ВЛАСТЯМ ВРЯД ЛИ ДОВЕДЁТСЯ ЧЕРЕСЧУР УСЕРДСТВОВАТЬ ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ НУЖНОГО РЕЗУЛЬТАТА

Эти выборы по большому счету безальтернативны — в среднем 1,05 претендента на мандат. Конкуренция формально имеет место разве что в Минске да еще кое-где.
Через считанные дни после новогоднего праздника — с 9 января — начнется пятидневное досрочное голосование. Эта практика традиционно критикуется оппозицией и Западом: мол, очень удобно для фальсификаций!
Впрочем, на этих выборах властям вряд ли доведется чересчур усердствовать для обеспечения нужного результата.


Даже в фантастическом случае победы всех зарегистрированных оппозиционных кандидатов власть в их руки не перешла бы. Потому что таковых — всего около 1%.

По данным председателя Центральной комиссии по выборам Лидии Ермошиной, которые приводятся в газете "Звязда", у Партии БНФ — 69 кандидатов, у Объединенной гражданской партии — 68, у Партии коммунистов Белорусской — 22.

Позиции оппозиционных коммунистов пошатнула тактика "мягкого бойкота" (кандидаты-партийцы получили рекомендацию, но не жесткую установку — сняться с выборов). Лидия Ермошина утверждает, что в кампании участвуют — вопреки позиции своего лидера Зенона Пазьняка — даже 10 представителей Консервативно-христианской партии БНФ.

Ну а первое место по числу кандидатов с большим отрывом держит лояльная властям КПБ — 239.

Конечно, кое-кого из оппозиционеров избиркомы отсеяли, но чересчур уж пенять на это сито не приходится. Человеческий (да и материальный) ресурс оппозиции в этой кампании изначально выглядел весьма скромно.

Ради справедливости отметим, что власти позволили зарегистрироваться (причем в столице!) нескольким знаковым фигурам из числа своих оппонентов. Это председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько, лидер Партии БНФ Винцук Вячорка, оппозиционный активист и политолог Александр Логвинец.

Впрочем, их шансы на мандаты призрачны.

Оппозиционеры жалуются на всяческие препоны. Мол, типографии отказываются печатать их листовки.

Впрочем, в любом случае этой печатной продукцией они отнюдь не смогли бы усеять свои округа. На агитацию казна выделяет кандидату гроши: от одной базовой величины (Br31.000) на выборах в сельсовет до восьми базовых величин на выборах в областные и Минский городской совет. И все! Другие деньги использовать нельзя.

Власть стремится провести кампанию, так сказать, в стиле минимализма. Зачем лишний раз напоминать обывателю, что власть положено периодически менять?

Это относится и к освещению местных выборов в СМИ. Так, по данным мониторинга под эгидой РОО "Белорусская ассоциация журналистов", в период с 4 по 16 декабря, когда проходила регистрация кандидатов в депутаты, тема выборов оказалась на периферии внимания как государственных, так и негосударственных СМИ. Этот вывод можно эмпирически экстраполировать и на всю кампанию.

Понятно, власть не заинтересована в политизации общества. А почему равнодушна независимая пресса? Не потому ли, что сама оппозиция, положа руку на сердце, не верит в возможность что-либо реально изменить на этих выборах?

К слову, 4 января руководство объединенных демократов собиралось вернуться к вопросу о снятии всех оппозиционных кандидатов перед голосованием. Логика такова: мол, мы использовали агитационный период для коммуникации с населением, а теперь таким вот демаршем выразим презрение к фарсу с заранее известными результатами.

Однако пропаганда непременно навяжет обывателю другую логику: спрятались в кусты, потому что почувствовали отсутствие поддержки в народе, убоялись окончательного фиаско!

Независимые политологи напоминают: отсутствующий всегда не прав! Если нет давления со стороны оппонентов, "вертикали" ничего и фальсифицировать не надо: с чистой совестью бери и проводи в дамки своих людей!

В интервью "Звяздзе" глава ЦИК Ермошина заметила, что в оппозиции налицо дефицит ресурсов и свежих идей.

От ресурсов, надо добавить, постаралась отрезать сама власть. В частности, поправки в избирательное законодательство, принятые накануне этой кампании, конкретизировали ответственность за использование иностранной помощи. "Наверху" извлекли уроки из минувшей президентской кампании, когда, например, страну наводнили календарики с портретом одного из кандидатов. Теперь за подобное будут элементарно лишать регистрации.

Намного проблематичнее стало и устраивать встречи с избирателями вне помещений: теперь на их проведение, как и на митинг, надо заблаговременно подавать заявки.

И если оппозиция не почувствовала жесткости новелл на местных выборах, поскольку они вялы сами по себе, то наверняка напорется на новые барьеры во время будущих, гораздо более принципиальных кампаний.

Ну а пока следует признать, что в словах Лидии Ермошиной о дефиците сильных стратегий в лагере оппозиции — немалая доля правды.

Что, впрочем, косвенно и признал на днях лидер ОГП Анатолий Лебедько. Именно он пару месяцев назад подал идею своеобразного "римейка площади Калиновского" — массовой акции в годовщину президентских выборов.

Теперь Лебедько признается: "Улица, как и в период президентской кампании, осталась сиротой. О ней любят при случае поговорить, особенно на международных форумах, но не очень-то хотят заниматься в повседневной деятельности. Я пока не вижу отклика на свои предложения".

Лидер ОГП также отмечает, что иные партнеры по коалиции увлеклись "арифметическим подсчетом раскладов сил на предстоящем конгрессе". Имеется в виду подготовка ко 2-му Конгрессу демократических сил, которую оппозиция решила вести в связке с выборами.

В итоге сбывается то, что предрекали аналитики: оппозиционеры вновь увязли в выяснении отношений между собой.