Состоялась ли "революция духа"?

Насколько удачно презентовали свои предвыборные платформы кандидаты в президенты?

Проанализируем не только собственно тексты предвыборных программ кандидатов, а все формы их посланий электорату - от интервью в СМИ до теле- и радиообращений. Собственно предвыборные программы читали далеко не все избиратели, уже не говоря об изучении и сравнении. Как правило, сухой стиль таких документов плохо воспринимается обывателями. Другое дело - программные заявления в живых публичных выступлениях кандидатов.

Вот и в избирательном штабе Александра Милинкевича не очень расстроились из-за того факта, что текст его предвыборной программы не попал в государственные газеты. Или сделали вид, что не расстроились. Потому что оплошали не власти, а сами члены команды единого кандидата, не сдавшие вовремя в редакции текст. Объяснение — сбой в работе штаба.

Это один из самых откровенных, на пустом месте, проколов оппозиции в этой избирательной кампании. Выборы для политиков — это как Олимпиада для спортсменов. И Милинкевича в данном эпизоде можно сравнить с биатлонистом, который вышел на старт без нескольких полагающихся по правилам патронов. То есть незакрытие ряда мишеней (имеется в виду не охваченная агитацией часть электората) гарантировано. Это, конечно, не заведомое поражение, но представление соперникам определенной форы. А ведь среди соперников и так был явный фаворит (Лукашенко).

Предвыборным лозунгом Милинкевича стала триада "Свобода. Правда. Справедливость". Эти слова сами по себе являются абстрактными понятиями. Наполнить их конкретным, доходчивым для избирателей содержанием было сложно. Тем более что демократические ценности в белорусском обществе далеко не на первом месте. Да и коммуникации с населением из-за несправедливых условий предвыборной борьбы для нового лидера оппозиции были затруднены и минимизированы. Лозунг Милинкевича был адекватен разве что как вывеска альтернативы и революционности.

То же самое можно сказать и о лозунге Александра Козулина "За страну! За народ! За тебя!". С такими призывами можно ходить в атаку (впрочем, лидер социал-демократов говорил и действовал в самом деле достаточно агрессивно).

Лозунгом "Государство для народа" Александр Лукашенко пролонгировал свой имидж народного президента. Хотя резонен вопрос, почему он собирается строить по-настоящему государство для народа только после 12 лет президентства.

Оппозиционен на первый взгляд лозунг Сергея Гайдукевича — "Новая Беларусь — Единство. Порядок в стране, достаток в доме". Однако на самом деле он предлагал лишь косметическое обновление страны преимущественно в сфере экономики. При этом куда больше критиковал оппозиционных кандидатов, чем политику Лукашенко. Но местами Гайдукевич говорил в унисон Милинкевичу и Козулину. Например: "В своем движении республика начинает пробуксовывать". Или вот: "Советское наследие уже исчерпано, и нужны новые решения".

Для сравнения, у Милинкевича: "Стабильность в нашем случае — это застой"; "Мы считаем, что настало время по-другому руководить страной. Нужно делать другой стиль управления". Примерно то же самое говорил и Козулин: "Та стабильность, которую превозносит власть как свое наивысшее достижение — уже не стабильность. Это стагнация. А за стагнацией обязательно приходит кризис"; "Время управлять по-советски закончилось".

Программные выступления кандидатов в президенты имеют немало и других перекликающихся тезисов, особенно в том, что касается социально-экономических проблем. По одним только этим тезисам многие избиратели вряд ли смогли бы идентифицировать кандидатов, запомнив, что кто предлагает. Кстати, некоторые кандидаты даже обвинили своих соперников в заимствовании многих моментов из их видения в первую очередь социально-экономического развития страны.

Особенно много общего было в заявлениях Милинкевича и Козулина. Главное отличие — тон. У Милинкевича -—спокойный, на контрасте с Лукашенко. У Козулина — агрессивно-эмоциональный, а-ля Лукашенко. В результате оппозиционные кандидаты неплохо друг друга дополняли.

Самые доходчивые темы для электората - размеры зарплат, пенсий и пособий при рождении ребенка. И оппозиционные кандидаты были щедры на обещания. Даже постоянно обвиняемый в популизме Лукашенко упрекнул в этом Милинкевича с Козулиным.

Демократы ожидаемо мало говорили о национальном вопросе в частности о состоянии белорусского языка. В русифицированном обществе это проигрышная тема. Не поднималась и проблема сохранения независимости, которую в 90-х педалировала оппозиция. Эту тему перетянул на себя Лукашенко, пафос многих выступлений которого в последнее время звучит как "независимость — это я".

Вместе с тем Милинкевич и Козулин так же ожидаемо акцентировались на таких болевых точках общества, как принудительное распределение студентов-бюджетников и контрактная система. Они выступили за их отмену. Между тем Лукашенко заискивать перед электоратом не стал и заявил, что распределение с контрактной системой при его президентстве останутся.

Оба политика очень много критиковали Лукашенко. Большая часть их публичных выступлений представляла собой не презентацию своей программы, а критику существующих порядков. Милинкевич и Козулин построили свои спичи от противного: критикуя действия нынешних властей, они таким образом давали понять народу, чего и как при новой власти не будет.

С одной стороны, это доходчиво, а с другой, многими избирателями негативный тон не воспринимается. Тем более что и официальная пропаганда постоянно говорит о деструктивности оппозиции.

Между тем немало белорусов ценит именно стабильность, какой бы она ни была. Лукашенко эксплуатировал это, эксплуатирует и будет эксплуатировать: "Зуд перемен не от большого ума. Ведь они не хотят понять, насколько тонка грань, отделяющая мирную жизнь от кровопролития и бессмысленной жестокости, стабильность от хаоса и анархии".

Предвыборная программа Лукашенко — по сути, программа развития страны на следующую пятилетку, принятая на Всебелорусском народном собрании. Даже если она не оптимальна, то надежна в плане гарантий реализации. Такое ее восприятие у населения было сформировано стабильной социально-экономической ситуацией в предвыборный период.

То же, что предлагали Милинкевич и Козулин, каким бы грамотным ни было, рискованно, потому что ново. Сложно сказать, совершили ли они революцию в головах и сердцах белорусов, но, как минимум, добились оживления политической жизни в стране. Вот только надолго ли?