БОРЬБА НА ВЫБОРАХ СОЗДАЕТ БАЗУ ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШИХ ДЕЙСТВИЙ СТОРОННИКОВ ПЕРЕМЕН

Сейчас, когда голосование позади, стоит по горячим следам проанализировать, насколько правильную тактику избрали соперники Лукашенко на финише избирательной кампании. Ведь звучали разные идеи...

В частности, с самого начала избирательной кампании среди демократической публики слышались призывы к оппозиционным кандидатам сняться с выборов и объявить бойкот. Об этом заявляло, в частности, собрание представителей белорусской интеллигенции. Наконец, незадолго до начала голосования Александр Козулин предложил Александру Милинкевичу вместе снять свои кандидатуры.

Дискуссия о том, стоит ли участвовать в недемократических выборах, идет в оппозиционной среде уже давно. Иногда идея бойкота побеждала, как это было в 1999-2000 гг. Не вызывает сомнения тезис, что и нынешнюю кампанию нельзя считать полноценными выборами.

Сторонники бойкота выдвигают такой аргумент. Коль скоро победить в нынешних недемократических условиях любому альтернативному кандидату невозможно, то надо нанести Лукашенко максимальный политический ущерб, поставив под сомнение легитимность его победы.

Однако такой тактический ход вызывает как возражения формального порядка, так и аргументы, вытекающие из политической целесообразности. Что касается первого, то нужно напомнить: Милинкевича избрал единым кандидатом от оппозиционной коалиции Конгресс демократических сил. И формально говоря, только этот форум мог бы изменить свое решение и снять его с выборов.

Теперь о политической целесообразности. Что конкретно означает тезис о делегитимации победы Лукашенко? Если говорить о внутренней легитимности, т.е. признании большинством общества итогов этих выборов справедливыми, то необходимо напомнить, что даже если бы Милинкевич и Козулин сняли свои кандидатуры, то в избирательных бюллетенях фамилия Лукашенко не осталась бы в единственном числе, есть же еще Сергей Гайдукевич. Т.е. для большинства обывателей выборы все равно оставались формально конкурентными.

Далекие от политики избиратели, которых большинство, просто не знают о тех недемократических методах и приемах, которые применяют власти в ходе избирательной кампании. И самоснятие с выборов оппозиционных кандидатов не понял бы даже протестный электорат. Совершенно очевидно, что в нынешних условиях организовать бойкот невозможно. Пытаться за несколько дней до выборов переориентировать своих сторонников (а это самое малое - треть избирателей) на иной сценарий было бы утопией и авантюрой. Люди просто запутались бы.

Когда говорят о недемократичности выборов, то обычно имеют в виду две стороны этого процесса.

Прежде всего, это неравные условия ведения избирательной кампании, когда кандидаты или партии, представляющие власть, имеют преимущество перед оппозицией. Такого неравенства не удалось избежать практически ни в одной стране СНГ. И если все ограничивается только этим, то наблюдатели ОБСЕ хотя и критикуют такие страны, но, как правило, все равно признают выборы.

Вторая и главная сторона недемократичности выборов - это фальсификации при подведении итогов голосования. В таком случае говорить о народном волеизъявлении вообще не приходится. Тогда выборы называют фарсом со всеми вытекающими отсюда политическими последствиями.

Но при отсутствии в бюллетенях фамилий Милинкевича и Козулина вообще не было бы никакой необходимости что-то фальсифицировать! Тогда голоса можно считать абсолютно честно, в присутствии многочисленных наблюдателей. Их можно подпустить к самому столу, где сортируются бюллетени, дабы убедить в абсолютной прозрачности этого процесса. Обвинения в адрес белорусских властей в фальсификациях становятся беспочвенными. ОБСЕ и Запад встают перед трудной дилеммой в оценке белорусских выборов. В результате получается, что сторонники бойкота, стремясь делегитимировать победу Лукашенко, способствуют ее международной легитимности.

И еще один момент. Если оппозиционные кандидаты добровольно выходят из борьбы, то вопрос об "улице" и ее роли в белорусской демократии в принципе исчезает из политической повестки дня. Ведь тогда становится непонятным, к чему призывать своих сторонников. Против чего протестовать? Кого защищать? Ведь кандидаты снялись сами, фальсификаций не зафиксировано. Исчезает главная мотивация уличной активности.

В общем, выходить из процесса на финише кампании было бы для оппозиционных кандидатов непозволительным шагом. Даже если кажется, что миссия невыполнима.

Независимо от официальных итогов этих выборов, сама борьба на них создает базу для дальнейших действий сторонников перемен.