ВЛАСТЬ ПЕРЕШЛА К ПРИВЫЧНЫМ МЕТОДАМ

В первой декаде марта ход избирательной гонки резко изменился. По замыслу правящей команды, третье Всебелорусское народное собрание должно было стать кульминацией агитационной кампании Лукашенко, моментом его триумфа. Однако оппозиционные кандидаты, преж

Для властей такая прыть оказалась неожиданной. Вроде бы тщательно проработанный сценарий затрещал по швам. Планы одержать "элегантную победу" при соблюдении демократического декора (в частности, разрешив кандидатам говорить по телевизору и радио все, что захотят), - пошли прахом. Избирательная кампания, ранее напоминавшая многим дешевый водевиль с известным финалом, стала приобретать черты настоящей борьбы за власть.

Верхи запаниковали. Игра в демократию закончилась. Режим перешел к привычным методам политической борьбы. Запущен силовой сценарий удержания власти. Председатель КГБ Степан Сухоренко объявил о разоблачении заговора. Теле- и радиовыступления кандидатов в президенты подвергли цензуре. 2 марта Козулина, членов его команды, журналистов избили. Дошло дело до стрельбы в центре Минска. Милинкевичу сорвали встречу с избирателями на площади Свободы (правда, она состоялась по соседству).

В информации главы КГБ о заговоре особенно умиляет то, что его гнездом объявлена общественная инициатива "Партнерство", которая занималась сугубо наблюдением за выборами и демонстративно дистанцировалась от политической оппозиции.

В зловещей роли заговорщицких структур правдоподобнее выглядели бы, например, штаб единого кандидата, оппозиционные партии или незарегистрированные молодежные организации типа "Молодого фронта" или "Зубра", отличающиеся уличной активностью. Похоже, в КГБ совершенно не понимают расстановки сил в оппозиционной среде. Или слишком торопились...

Показательно и то, что четыре руководителя "Партнерства" были задержаны на основании статьи Уголовного кодекса о клевете на президента, а позже дело было возбуждено уже по статье за руководство незарегистрированной организацией. Наконец, публично их обвинили в заговоре с целью захвата власти. Похоже, "наверху" даже не позаботились об элементарной стыковке юридической и пропагандистской сторон дела.

Главной же новостью 2 марта оказалось вовсе не открытие Всебелорусского народного собрания, а избиение и задержание Александра Козулина.

Накануне собрания пропаганда настойчиво внушала, что это - высший "совет власти с народом", "прямая демократия", "народное вече", которое обсудит и решит все назревшие общественные проблемы. Однако, наверное, у многих телезрителей возникло разочарование, ожидания не оправдались.

После сенсационных и скандальных телевыступлений кандидатов в президенты смотреть собрание было смертельно скучно. Народ возбужденно обсуждал не доклад Лукашенко, а попытку того же Козулина прорваться на мероприятие и митинг, устроенный Милинкевичем недалеко от места проведения официозного форума.

Само собрание выглядело как типичное бюрократическое мероприятие, самодостаточная тусовка, реликт другой, давно ушедшей эпохи. От выступлений "представителей народа" веяло такой казенщиной, что лучше бы это не показывали в прямом эфире.

Статус главного форума пятилетия, да еще накануне президентских выборов, предполагал выдвижение каких-то новых, прорывных идей, обрисовку привлекательного образа будущего Беларуси, понятного простому избирателю. Однако ничего нового Лукашенко не сказал, практически все предложенные тезисы были озвучены много раз прежде.

Главный месседж электорату сводился к следующему: в следующие пять лет ничего менять по большому счету не нужно, будем продолжать прежнюю политику, ибо белорусская модель доказала свою эффективность. Образ будущего в виде пресловутой "стабильности" - это и есть предвыборная программа Лукашенко.

Но главным в выступлениях главы государства на собрании было то, что он полемизировал с соперниками, опровергал их обвинения. Иногда создавалось впечатление, что ради принародного оправдания и было созвано это странное собрание.

Здесь Лукашенко нарушил сразу два правила избирательных технологий. Прежде всего, политик не должен оправдываться, во всяком случае, так явно. Если уж и опровергать обвинения, то изящно, желательно с юмором. А президент не нашел ничего лучшего, как пуститься в оскорбления.

Во-вторых, фаворит избирательной кампании, имеющий значительное преимущество над соперниками, не должен вступать с ними в дискуссию, ибо таким образом поднимает их рейтинг.

Однако общественный резонанс от телевыступлений Козулина и Милинкевича оказался таким, что нервы у Лукашенко не выдержали.

Сложилась ситуация, когда именно оппозиционные кандидаты оказались главными ньюсмейкерами избирательной кампании, именно они задают повестку дня общественных дискуссий, заставляя действующего руководителя реагировать и оправдываться.

Решительные, нестандартные действия заметно повышают шансы оппозиции достойно показать себя на этих выборах.