ЗАПАД И БЕЛОРУССКОЕ ОБЩЕСТВО УВИДЕЛИ АЛЬТЕРНАТИВУ

Политическую поддержку, которую оказывает Европа белорусской оппозиции во главе с Александром Милинкевичем, можно назвать беспрецедентной. Никогда ранее ни один отечественный политик даже с высоким государственным статусом не удостаивался такого внимания

Безусловно, Запад и прежде поддерживал белорусскую оппозицию, но это было несопоставимо с помощью, которую оказывали США и Европа гражданскому обществу других постсоветских государств. Поддержка была больше моральной, чем реальной. Порой в ней присутствовал некий элемент имитации - как, например, в случае с белорусской программой радиостанции "Немецкая волна".

Пожалуй, одной из причин было то, что на Западе не видели перспектив демократизации Беларуси, не замечали здесь сил, способных ее осуществить.

Но сейчас, перед выборами, ситуация изменилась. И реакция Запада не заставила себя ждать. За короткое время лидер объединенной оппозиции Милинкевич встретился с президентами Литвы, Польши (плюс выступил в польском Сейме), с канцлером ФРГ, министрами иностранных дел Франции (плюс выступил во французском парламенте), Украины, держал речь в Парламентской ассамблее Совета Европы.

Кульминацией дипломатического прорыва можно считать поездку лидеров оппозиции во главе с единым кандидатом в Брюссель, встречи с председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу, верховным представителем Евросоюза по внешней политике и политике безопасности Хавьером Соланой, комиссаром ЕС по внешней политике и европейской политике добрососедства. Бенитой Ферреро-Вальднер, спикером Европарламента Хосепом Боррелем, министрами иностранных дел всех стран ЕС. Кроме того, Милинкевич выступил перед Европарламентом. Более высокий уровень приема в ЕС трудно представить.

Понятно, что поддержка пока - чисто политическая. Она не трансформировалась в реальное влияние на белорусское общество, не превратилась в фактор силы оппозиции. Но сама тенденция изменения отношения ЕС к Беларуси показательна.

Такая демонстрация солидарности с белорусской демократией тем более удивляет и впечатляет, что соотношение сил в стране не изменилось в пользу оппозиции. Согласно независимым социологическим исследованиям, рейтинг Лукашенко превышает 50%. Большинство экспертов и политиков предсказывают очередную победу действующего президента, говорят о незначительных шансах оппозиции.

Почему же прагматичные европейские политики ввязались в кампанию, которая может не дать сиюминутной отдачи?

Причин несколько. Прежде всего, за последние годы удельный вес белорусского вопроса в европейской политике, вообще политике Запада существенно возрос. Режим "достал" политическую элиту Европы и США своей агрессивно-воинственной антизападной риторикой, тоталитарными тенденциями внутри страны. И наступает момент, когда количественные изменения переходят в качественные.

Во-вторых, Европу вдохновил пример успешных цветных революций, прокатившихся по странам СНГ.

В-третьих, и это особенно важно, Запад увидел в Беларуси реальную альтернативу нынешней власти. В 2001 году единый кандидат от оппозиционной коалиции появился лишь за месяц до выборов. За это короткое время организовать ему международную поддержку было невозможно.

Теперь оппозиция объединилась задолго до выборов, сумела разработать совместный проект, успешно довела его до Конгресса демократических сил, на котором и был избран единый кандидат. Достаточно высокая степень самоорганизации оппозиции - вот что побудило европейские столицы серьезно отнестись к потенциальным возможностям оппонентов нынешних властей. Появилась ясность в вопросе о том, с кем разговаривать о помощи белорусской демократии не только сегодня, но и в перспективе.

Реакцией на триумфальное турне по Европе представителей оппозиции во главе с Милинкевичем стало заявление вице-премьера и министра обороны России Сергея Иванова о готовности его страны не допустить беспорядков в Беларуси. Реакция - явно неадекватная. Голос белорусской оппозиции, отразившись от европейского экрана, докатился до Москвы пугающим эхом. И там вздрогнули.

Лукашенко прежде европейцев увидел в объединенной оппозиции серьезную силу и по достоинству оценил ее. Свидетельством стал перенос президентских выборов на раннюю весну.

Самое удивительное, что альтернативу в лице Милинкевича и стоящих за ним политических сил увидело и общество. Рейтинга 25% при закрытом вопросе и 17% при открытом вопросе за два месяца до выборов, пожалуй, не имел ни один оппозиционный политик в последние десять лет. И это притом, что на белорусских телеканалах введено табу на упоминание фамилий кандидатов в президенты, оппонирующих Лукашенко. Еще более интересно, что самые массовые негосударственные газеты "Народная воля" и "Комсомольская правда в Белоруссии", согласно мониторингу Белорусской ассоциации журналистов, больше "пиарили" Александра Козулина. Однако рейтинг последнего при закрытом вопросе составил лишь 3%. (Все данные - балтийского отделения Института Гэллапа).

Между прочим, Александр Козулин, видимо, чтобы изменить электоральный тренд, прибегает к не самому изысканному приему. В последнее время он переориентировал острие своей борьбы. Бывший ректор БГУ критикует уже не столько Лукашенко, сколько оппозицию. Тем самым объективно он начал размазывать в общественном сознании идею альтернативы, имитировать некую третью силу.

Но в этой нише место давно занято. Два Гайдукевича в одной стране - наверняка перебор.