НА ЭТИХ ВЫБОРАХ У ЛУКАШЕНКО ОСОБЕННО БОЛЬШАЯ ФОРА

Бурный старт избирательной кампании ставит перед необходимостью найти какую-то точку отсчета, систему координат для оценки потенциала, шансов, электоральных перспектив ее участников. Для сравнения логичнее всего взять президентские выборы 2001 г.

Прежде всего, действующий президент на старте избирательной кампании имеет несколько большую степень электоральной поддержки (свыше 50%), чем пять лет назад. Это обусловлено тем, что экономическое положение в стране улучшилось вследствие стечения нескольких обстоятельств (почему так случилось - отдельная большая тема).

Кроме того, созданная система достаточно эффективно воспроизводит саму себя с помощью целого комплекса механизмов и подсистем, в том числе посредством внедрения государственной идеологии. Вследствие этого среди граждан крепнет ощущение незыблемости нынешнего положения вещей, неверие в возможность перемен.

Во-вторых, масштабы репрессий властей против оппонентов в сравнении с 2001 годом выросли на порядок. В стране появились де-факто политзаключенные, независимая пресса выброшена из системы государственного распространения, практически запрещена иностранная помощь третьему сектору, введены законодательные санкции за критику ("дискредитацию") политики властей. В обществе сгустилась атмосфера страха.

В-третьих, теперь мы имеем большую консолидацию номенклатуры вокруг президента. Произошла жесткая селекция, основные руководящие должности занимают кадры, взращенные самим Лукашенко и готовые с особым рвением служить своему патрону.

В-четвертых, в отличие от 2001 года, когда Россия долго держала паузу, теперь Москва заняла четкую позицию поддержки официального белорусского лидера уже на ранней стадии кампании. Это проявилось, прежде всего, в низких ценах на газ, что особенно впечатляет на фоне резкого удорожания голубого топлива для других государств постсоветского пространства.

В то же время в пользу оппозиции работает, пожалуй, лишь один фактор - раннее избрание единого кандидата.

Неожиданное объявление выборов уже начало влиять на ход избирательной кампании. Некоторые потенциальные кандидаты, оказавшись в ситуации цейтнота, просто не успели подготовиться. В результате только восемь претендентов зарегистрировали свои инициативные группы. Для сравнения: в 2001 году таковых было 26.

Фактор неожиданности фактически отсеял случайных людей. Ныне разве что находящийся за решеткой бывший оппозиционный депутат Сергей Скребец явно стремится таким путем решить свои личные проблемы. Малочисленность его инициативной группы (143 человека) лишь подчеркивает призрачность подобных надежд.

Хотя инициативная группа Лукашенко самая многочисленная (увеличилась почти вдвое в сравнении с 2001 г.), это не имеет практического значения. Ибо понятно, что в данном случае на сбор подписей будет работать вся государственная машина.

А вот назначение руководителем этой группы Виктора Шеймана (только что ушедшего в отставку с поста главы Администрации президента) очень знаменательно.

Пять лет назад эту функцию исполнял депутат Николай Чергинец. Повышение статуса руководителя инициативной группы до уровня вчера еще фактически второго лица в государстве означает не только возрастание роли административного ресурса в ходе начавшейся кампании. Вкупе с объявлением выборов в марте, раньше, чем предполагалось, это еще раз демонстрирует степень неуверенности правящей команды. Поэтому возникла потребность послать всей вертикали дополнительный сигнал относительно главного приоритета и одновременно ужесточить контроль над ней.

Инициативная группа Александра Милинкевича тоже достаточно велика - 5 136 человек. На две тысячи больше, чем группа Семена Домаша в 2001 году, и на тысячу больше, чем было у Владимира Гончарика. Оба этих выдвиженца оппозиционных сил значительно превысили тогда необходимый для регистрации кандидатами рубеж в 100 тысяч подписей.

В какой-то мере можно считать неожиданным включение в президентскую гонку Валерия Фролова и Александра Войтовича. Причем даже не само появление на старте, а относительно большая численность созданных ими (во всяком случае, на бумаге) инициативных групп. Для политиков, не имеющих за спиной никаких организованных структур, сплотить вокруг себя в наших условиях свыше тысячи человек - это определенное достижение.

Вместе с тем, это отнюдь не гарантия, что удастся собрать необходимые 100 тысяч подписей. Ведь ныне политическая атмосфера в стране гораздо хуже, чем пять лет назад. Больше страха. Да и полоса новогодних праздников - не лучшее время для такой деятельности.

Кроме того, заявления Фролова и Войтовича с самого начала наводили на мысль, что они в определенный момент готовы сойти с дистанции. И действительно, на днях Войтович заявил о своем выходе из кампании в качестве претендента.

Итак, гонка началась. И у официального лидера на сей раз - особенно внушительная фора.