Москва наклонила на 46 градусов, то бишь долларов

Следует ожидать усиления российского прессинга на Беларусь по всем направлениям…

 

25 января российская Москва таки наклонила — заставила покупать черное золото на своих условиях. А куда, черт возьми, денешься?

Официально о цене поставок ни одна из сторон пока ни гу-гу. Но это секрет полишинеля: уже известно, что российские компании выбили желанную надбавку в 46 долларов на тонну.

Они деликатно называют этот навар премией. Но премию не выбивают, ее удостаиваются по чьей-то милости. Здесь же Минску было выставлено условие, похожее на мягкий ультиматум. И то, что для российских деятелей — премия, для белорусского партнера — вычет, причем колоссальный: до миллиарда долларов в год.

На этом фоне недавние обещания Путина дотировать Беларусь по нефти на 4 миллиарда 124 миллиона долларов (точность-то какая аптекарская — не 125, а именно 124!) воспринимаются не иначе как издевка. Одной рукой Москва дает, а другой — трясет.

Причем только безнадежный наивняк поверит в версию о споре хозяйствующих субъектов. Можно подумать, что в российской нефтянке кто-то может крутить дела в пику Кремлю и путинскому Белому дому!

Чем дальше в лес, тем четче вырисовывается, что на самом деле белорусские выборы 19 декабря Москва. И теперь сполна вкушает плоды этой победы.

Руководство синеокой республики своими руками если не сожгло напрочь, то изрядно подпилило Москва будет методично загонять синеокую сестру в стойло ЕЭП, в попахивающий неоимперским духом проект Евразийского союза. Не будет сенсацией, если вновь вытащат из сундука идею единой валюты с двуглавым орлом. И уж наверняка будут дожимать в вопросе об аппетитных белорусских активах.

И вот здесь наверняка вновь найдет коса на камень. Неуступчивость белорусского начальства в этих делах (ибо собственность и есть власть) общеизвестна. Так что новые битвы на восточном фронте практически неизбежны.

Но простор для геополитического маневра после 19 декабря 2010 года сжался как шагреневая кожа. И о разрыве с Западом придется еще не раз горько пожалеть.