Гомельчане, под спайсом выдавившие приятелю глаза, получили длительные сроки

Приговор по этому громкому уголовному делу был оглашен 4 мая в суде Железнодорожного района Гомеля...


К длительным срокам заключения приговорены двое жителей Гомеля, которые в состоянии острой интоксикации, вызванной употреблением спайсов, лишили приятеля зрения, обезобразили его лицо, причинили различные травмы.

Приговор по этому громкому уголовному делу был оглашен 4 мая в суде Железнодорожного района Гомеля.



По совокупности статей за незаконный оборот наркотических и психотропных средств (ст. 328 УК) и нанесение тяжких телесных повреждений (ст. 147 УК) один из обвиняемых Максим приговорен к 15 годам лишения свободы, а второй обвиняемый Александр — к 11 годам лишения свободы.

В пользу потерпевшего с обвиняемых солидарно взыскан 1 миллиард рублей. Приговор пока не вступил в законную силу.



Потерпевший, 23-летний Дмитрий, на одну треть потерял трудоспособность, лишился полностью зрения. Ему были причинены черепно-мозговая травма, резаные и рваные раны лица, утрата органа зрения.

Как ранее сообщал БелаПАН, потерпевший Дмитрий попросил «самой строгой» меры для обвиняемого Максима, потому что считает, что именно Максим выдавил ему глаза и нанес иные тяжелые повреждения.

«Я считаю приговор Максиму мягким, надо было ему дать восемнадцать лет. Александр не так виноват, ну может ему правильный приговор. Также мы просили взыскать два миллиарда, а суд постановил взыскать с них один. Хотя и этот миллиард вряд ли мы дождемся и получим, что с них взять?», — прокомментировала БелаПАН мать потерпевшего Дмитрия.


Потерпевший Дмитрий и его мать в зале суда

Александр в последнем слове просил прощения у потерпевшего, его матери и своего отца. По поводу удаления глаз и причинения травм Дмитрию он заметил, что «нет ни одной причины, ни одной мысли для причины такое сделать». Он поклялся, что не знает, как это произошло, и просил не лишать его свободы.

Максим не просил ни у кого прощения. Его речь сводилась к тому, что он не виноват — ни в хранении либо сбыте наркотиков, ни в причинении тяжких телесных повреждений. По словам Максима, потерпевший сам и хранил, и предлагал другим спайсы.

Мать обвиняемого Максима считает приговор несправедливым. Она уверена, что ее сын ни в чем не виноват.

«Нет никаких прямых доказательств, что наш Максим виноват. Его подставили, на него повесили это дело. У нас был обыск наркотиков, у нас не нашли. А вот у потерпевшего, Дмитрия, во время обыска нашли наркотики. Он, потерпевший, сам во всем виноват, он и приносил наркотики, а не наш Максим. Наш сын не трогал Дмитрия. А тот, кстати, сам просил «Убей меня, мне не больно». Его по полу таскал Александр, это видел милиционер, который приехал по вызову в тот день», — высказалась мать Максима.

Заместитель прокурора Гомеля Денис Микушев считает, что вина обвиняемых доказан полностью, квалификация по статьям 328 и 147 УК была обоснованной. «Проводились экспертизы, согласно которым обвиняемые в полной мере отдавали отчет своим действиям, хоть и находились в состоянии интоксикации, вызванной употреблением «спайса», — подчеркнул зампрокурора.

Потерпевший с обвиняемыми состоял в дружеских отношениях. Вечером 21 июля 2014 года они собрались у Александра. По словам Дмитрия, один из обвиняемых продал ему «голландскую марихуану», которую они впоследствии вместе употребляли. Затем его друзья употребляли некий белый порошок.

Потерпевший не помнит, кто именно ему нанес удар в область виска, от которого он потерял сознание. Он несколько раз приходил в себя, помнит, что Максим давил ему на глазные яблоки. Окончательно он пришел в сознание только через неделю в больнице.

Белый порошок, который употребляли парни — разновидность спайса, синтетический каннабиноид.



Преступление было совершено в Гомеле 21 июля 2014 года. Милицию вызвали соседи, так как молодые люди шумели, бегали голые, бросались из окна сковородкой.

Приехавшая на место следственно-оперативная группа и сотрудники ОМОНа обнаружили в одной из комнат парня, у которого были удалены оба глаза, изрезано лицо. Тем не менее он отвечал на вопросы правоохранителей, а также пел песни и говорил, что видит белый свет. Его приятели рассказывали на суде, что видели каких-то божеств, Аллаха, драконов, белые черепа.