«Новая волна-2008»: полуфинал. Руководство для желающих

Ни Петр Елфимов, ни Гюнешь в финал не прошли. Гюнешь похвалили за ее номер с пластическим театром D.O.Z.S.K.I, который...


Полуфинал конкурса популярной музыки «Новая волна-2008» прошел в Москве 18-19 марта. О том, как это было, «Белорусские новости» поговорили с одной из белорусских участниц полуфинала — джазовой певицей Тани Фаредо.

Тани Фаредо (в центре) и ее мини-балет

О мотивах

— Причины как у всех, наверное: повысить свою популярность, дать возможность поклонникам увидеть меня по телевизору. Посмотреть, как это происходит, полезно для любого исполнителя: очень вставляет мозги. И позволяет более объективное увидеть себя. Посмотреть на других. Ты сам в Грузию, может, никогда и не доедешь, чтобы познакомиться с их культурой, менталитетом. А здесь все в одном месте. Это большой опыт, независимо от результата.

О репертуаре

— Когда я в региональном отборочном туре спела джаз, жюри сказало: «Все хорошо, но мы не доросли до уровня джазового фестиваля». Формат конкурса — популярная музыка. Поэтому есть четкие границы того, что можно, и того, что нельзя. В итоге я пела хит Джорджа Майкла «As» в модной аранжировке и свою композицию «Твоя любовь» — танцевальную с мини-балетом. Как я поняла уже по ходу дела, большинство участников вторым исполняли хит своей страны — раскрученную, узнаваемую тему. У нас же практически все исполняли свои песни. И это оказалось стратегической ошибкой. Твою же песню люди не знают, никак не реагируют…

О процессе

— Все расходы — от проезда до балета — за свой счет. Начало в 10.30. Многие опоздали. Я — не исключение. Организаторы пошли на уступки и одних опоздавших вставляли на место других опоздавших. На следующий день, чтобы как-то организовать процесс, попросили не опаздывать: кто опоздает, тот выбывает. Мы выступали с самого утра - Беларусь попала в первую двадцатку. Правда, быстрые песни и яркие макияжи в 11 утра смотрелись как-то неуместно. Да и жюри зачастую «просыпалось» ближе к обеду. Ну, такая вот доля белорусская.

На входе в клуб «Метелица» всех проверяли. Если у кого была вода или еда, заставляли сдать ее в камеру хранения. Клубное меню – один листик: три салата, два сэндвича, картошка фри и напитки. Цены соответствующие: кофе в районе долларов пяти. Можно было, конечно, выйти и покушать в любом другом месте. Но никто не хотел пропускать то, что будет происходить на сцене.

Самое веселое: одна гримерка на 130 человек. Небольшая такая, стандартная, зеркала по периметру. Девочки, мальчики – все вместе. 130 человек туда в любом случае не влезет. Мы нашли один хороший уголок за кулисами, где никто не ходил. Так и переодевались. Потом все начали за нами такие уголки искать.

Полина Смолова (слева) пришла поддержать ТаниФаредо и других белорусских полуфиналистов

О белорусах

— От Беларуси было выбрано больше всего исполнителей (после России) — пятнадцать человек. Мне кажется, это слишком много: украинских участников было, например, девять. Не скажу, что наши выглядели слабо. Но по-другому. Другая подача, отсутствие пафоса. У нас совершенно другая культура пения, другая культура постановки номеров. У белорусов было больше разнобоя – каждый пел в разном жанре, у нас одну тенденцию не поймаешь. В отличие, скажем, от Грузии – там это было похоже на одну общую песню. Но очень хорошую.

Из наших мне больше всего понравился Габриэль, который попал в финальный резерв. Голос практически как у Джо Кокера. Но он очень индивидуален.

Ни Петр Елфимов, ни Гюнешь в финал не прошли. Гюнешь похвалили за ее номер с пластическим театром D.O.Z.S.K.I, который она готовила на «Евровидение». Замечательный, классный номер, но он им не подошел по формату, не лег в шоу. А с Петей было что-то непонятное: пел как всегда хорошо, но, видимо, не совпало с настроением жюри.

Об отборе

— Когда выступали, многих останавливали. Редко, когда жюри дослушивало песню до конца. Только если человек их на самом деле заинтересовывал. Я спела только куплет и припев. Все, конечно, хотят, чтобы их выслушали до конца. Иначе, зачем ехать? Но не было такого – «вот, блин, сволочи, не дослушали». Но бывало, что человек раскрылся, настроился и берет ноту, для него явно высокую. Хорошо берет, видно, что не один месяц готовился. А жюри услышало «нужную» ему ноту и прямо в процессе «взятия»: «Все, спасибо!».

Перед ними был телевизор, и они большей частью смотрели, как исполнитель выглядит на телеэкране: они все-таки делают телевизионное шоу. В конце второго дня председатель жюри Игорь Крутой объявил результаты и сказал: «Тот, кто не прошел, пусть не думает, что он плохой исполнитель. Просто так совпало. Выбрали то, что нам нужно сейчас».

Белорусы, попавшие в финальный резерв:

«Цвет Алоэ».

Ван Хельсинг. Вокалист Ваня Вабищевич спел на «бис» для жюри «Касіў Ясь канюшыну».

Габриэль. Выступал с композициями из репертуара Джо Кокера и Григория Лепса.

Наталья Кузьмина. Бывший ви-джей Первого музыкального. «Баллотировалась» от Москвы, где живет уже полтора года. Жюри, впечатлившись песней «Старый клен», посмотрело Наташину «прописку» и отправило ее в белорусский финальный резерв: претендентов от России и без нее было много.