Александр Куллинкович: белорусский рок жив, потому что он интересен

На сайте «Белорусских новостей» прошла онлайн-конференция с лидером группы «Нейро Дюбель» Александром Куллинковичем...


Сегодня в гостях у «Белорусских новостей» лидер группы «Нейро Дюбель» Александр Куллинкович.

Александр Куллинкович

В последние дни его фамилия не сходит с лент белорусских новостных ресурсов. Встреча Куллинковича и его коллег-рок-музыкантов в Администрации президента с начальником Главного идеологического управления Администрации президента Олегом Пролесковским 21 ноября вызвал настоящий информационный взрыв. Больше других досталось непосредственным участникам — Куллинковичу, Вольскому, Ворошкевичу, Хоменко. Оппозиционно настроенная публика обвинила музыкантов чуть ли не в предательстве. Мол, променяли демократические идеалы на коврижки в виде ротаций на радио и легальных концертов.

Александр КуллинковичКулинкович Александр Михайлович
Родился 18 мая 1972 года в г. Смолевичи. 17 июля 1989 года создал группу «Нейро Дюбель». Роль в группе — голос, тексты, музыка. Творческий псевдоним — КуЛЛинкович. Много пьет и курит. Женат с 8 мая 1999 г. 6 февраля 2000 г. родился сын Александр. Когда-то мечтал стать звуко-видео-инженером
Своей любимой музыкой называет «Звуки Му», «Ва-БанкЪ», «НОМ», Dead Kennedys, Motorhead, Molotov, Адриано Челентано и Шуберта. А вот Земфиру не любит.
Любимого художника нет, из поэтов отмечает Бодлера. Любит виски и холодный чай. Коллекционирует порнофильмы. Из суеверия не дает автографы перед концертом. Своим недостатком считает лень. Любит баскетбол. Отношение к наркотикам отрицательное — не воспринимает даже запах травы.

Эта тема, судя по присланным к онлайн-конференции вопросам, безусловно, превалирует и в ходе общения Александра Куллинковича с читателями «Белорусских новостей». Но зацикливаться на ней, честно говоря, не хотелось бы. Ведь есть и другой повод для встречи с лидером «Нейро Дюбеля» — группа записала новый альбом «Stasi». Его презентация должна была пройти 14 ноября в минском клубе «Фортуна», но в самый последний момент концерт был отменен, а точнее — запрещен. «Нейро Дюбель» ведь входит в пресловутый «черный список» белорусских музыкантов, попавших на «особый контроль» власти.

Эта тема нашла свое отражение и в альбоме «Stasi». Так называлась разведка бывшей ГДР, поясняет Александр Куллинкович, а разведка, по его словам, — структура, «которой якобы нет, но на самом деле она есть». Эта фраза отражает реальное положение «Нейро Дюбеля», отметил лидер группы.

В альбом вошли 19 песен, из которых шесть — на русском языке, остальные — белорусскоязычные. По традиции в альбом также включено семь коротких стихотворений. «Как и все предыдущие альбомы, этот будет самым лучшим», — говорит Куллинкович.

Планируется, что в продаже диск появится в конце ноября — начале декабря этого года. Мы же, с любезного разрешения Александра Куллинковича, представим нашим читателям несколько треков из нового альбома.

— Александр, спасибо за согласие принять участие в нашей онлайн-конференции. Для начала расскажите, пожалуйста, по чьей инициативе прошла встреча с Олегом Пролесковским и что же Вы на ней пообещали?

— Встреча произошла по инициативе директора и совладельца ресторана «Гудвин» Олега Сильвановича и редактора «Музыкальной газеты» Олега Климова. На ней мы ничего никому не обещали. Единственная фраза, касавшаяся политики, прозвучала из уст Олега Пролесковского: «Ребята, не лезьте в политику!» На что мы ответили: нам всем давно надоело играть под флагами, какими бы они ни были. Но в завершение встречи мы все-таки подчеркнули: «Наш флаг — бел-чырвона-белы». В ответ услышали: «Нет проблем. Выражайте свою позицию, как хотите, как граждане».

— Прежде, чем перейдем к вопросам читателей, просим Вас прокомментировать некоторые громкие высказывания по поводу этой встречи. Так, Кася Камоцкая, солистка группы «Новое небо», назвала все это «игрой кошки с мышкой». Мол, теперь Вы будете петь, внутренне цензурируя себя. Причем петь только то, что нравится властям.

— Мне жаль, что Кася настолько плохо о нас думает. Никто не ставил нас на колени. И мы бы не стали. Возможно, это и есть какая-то игра. Но искренность этой встречи нами всеми будет понята только спустя какое-то время.

Александр Куллинкович

— Крайне негативно высказался и руководитель «Свободного театра» Николай Халезин. «Идти на переговоры с властями сразу после того, как запретили твой концерт — это в высшей степени аморально, — считает он. — Это означает только одно — музыканты просят у власти разрешить им заниматься творчеством. Безусловно, это одно из самых слабых действий представителей контркультуры».

— Разговор с Пролесковским и отмена моего концерта — совпадение, не более того. Думаю, уважаемый Николай понимает, что день встречи с чиновником такого ранга выбираем не мы сами. Я считаю аморальным молчать. То, что мы пошли на разговор, то, что нас услышали или хотя бы попытались услышать, делает честь этой власти. Какой бы плохой она ни казалась и ни являлась. Очень много людей в нашей стране привыкло молчать. Нас сейчас обвиняют в том, что мы начали говорить, хотя еще месяц назад все возмущались тотальным молчанием людей и чиновников.

— Один из молодежных активистов Франак Вячорка не может представить, что «Нейро Дюбель», «Крама», «Палац» и «Н.Р.М.» больше не будут выступать на акциях оппозиции: «Это люди, для которых национальные демократические ценности не просто гражданская позиция, это святое», — отметил Вячорка.

— Да, национально-демократические ценности для нас — не пустой звук. Наши группы будут все равно выступать там, где именно мы захотим. Но мы не будем плясать ни под чью дудку — ни оппозиции, ни власти. Заголовки статей, выходивших в последнее время, утверждали, что мы не будем играть на акциях оппозиции. Это отчасти неверно. Мы не хотим играть на акциях вообще.

— Руководитель Белорусского ПЕН-центра Владимир Некляев считает, что попытка государства договориться с рок-музыкантами свидетельствует как раз об их силе, потому что «со слабыми никто и ни о чем договариваться не станет».

— Я тоже так считаю. Мне вспоминается мой разговор, тогда еще молодого музыканта, в начале 90-х годов, с Александром Тихановичем. Я, обиженный на статью в какой-то газете, говорил, как мне больно. Он ответил: «Саня, не парься. Плохо о тебе говорят или хорошо, — главное, что говорят. Если бы ты был никем, молчали бы». Так же и с этой встречей. Если бы мы были никем и люди, которые стоят за нашими командами, были бы никто, шума бы не было.

Александр Куллинкович

А теперь переходим к вопросам читателей

— Добрый день! Саша, как ты считаешь, диалог, который предложила Вам власть, можно считать началом победного шествия по выходу из тени белорусского рока?
Дмитрий, Гродно

— Я не думаю, что фраза «победное шествие» в данной ситуации уместна. Мне больше нравится, и я считаю ее более пригодной, фразу «Мы сделали шаг». Надеюсь, что этот шаг не в пропасть.

— Рок должен быть в оппозиции, рок — это протест. Не боитесь ли Вы что-то потерять важное, пойдя на переговоры с властью?
Lawless

— Рок — это, в первую очередь, музыка. А музыка — это искусство. Именно искусством мы все хотим заниматься. Как слесари хотят вытачивать детали. А дворники — подметать улицы. Чтобы всем было хорошо и каждый был при деле. Наше дело — это музыка. А не оппозиция или власть.

— Добрый день! Скажите, то, что вы больше не участвуете в проекте «Крамбамбуля» — это лично ваша инициатива? Или из «Крамбамбули» вас и Михалка кто-то «попросил»?
jurassik

— К сожалению, мое и Сергея «неучастие» в этом проекте вызвано только техническими проблемами. И у меня, и у Сергея есть свои группы, которые требуют внимания: гастроли и пр. Группа «Крамбамбуля» не может по-настоящему с нами работать из-за нашей занятости. Но если мы бываем в Минске, и в это время происходит концерт «Крамбамбули», мы стараемся в нем участвовать.

— Кого из старых и профессиональных оппозиционеров вы не любите лично?
my_naviny

— У меня нет нелюбимых. Есть очень сильно любимые. Например, Милинкевич.

Александр Куллинкович

— Интересно было бы узнать ваше мнение по поводу модных веяний: политкорректности, гендерного вопроса, большей свободы для разного рода меньшинств и пр.? Иными словами, вы за афроамериканцев или за негров?
jurassik

— К сожалению, я стою на довольно нетерпимых позициях. Я считаю, что политкорректность и феминизм приведут мир к тому, что начнут убивать женщин и афроамериканцев. Рано или поздно критическая масса накопится, и все дерьмо выльется как раз-таки на «защитников»…

— Уважаемый Александр, не поддавайтесь, пожалуйста, на провокации так называемых оппозиционеров, для которых борьба с властью и поливание грязью своей страны давно стало прибыльным бизнесом и получением средств для своего существования. Поэтому и любая попытка разумных людей вести диалог и достигать компромиссов вызывает у них столько злобы. Невозможно любить свою страну и своих людей и одновременно радоваться тому, что приносит им вред, будто повышение цены на энергоносители или введение санкций со стороны якобы демократичных, а на самом деле просто продвигающих свои интересы государств. А мой вопрос, что есть для Вас патриотизм, и допускаете ли Вы возможность, чтобы рок-музыка была не просто марионеткой в руках оппозиционных кукловодов, но и несла бы в себе заряд оптимизма и прививала бы любовь к своей земле. Спасибо.
Андрей, Орша

— Для меня патриотизм — это не зарабатывать здесь, а отдавать здесь. И пытаться всеми силами здесь умереть. А не найти себе могилу в более мягкой почве. Что касается кукловодов, то мне не нужны ни оппозиционные, ни властные. Потому что я не кукла.

Что касается рок-музыки, то все наши песни — про любовь. К пиву, Родине, женщине… И к оптимизму, даже сквозь слезы.

Neuro DubelГруппа «Нейро Дюбель» была основана в 1989 году Александром Кулинковичем и Геннадием Агейчиком. Днем рождения группы считается 17 июля, когда этот дуэт, в состоянии ужасного похмелья, написал и записал несколько медленных и грустных песен. В 1991 Агейчик покинул группу, и на месте дуэта возник концертный состав: лидер и автор текстов Куллинкович, гитарист Юрий Наумов, басист Дмитрий Чиж и барабанщик Андрей Степанюк. Первое появление «Нейро Дюбеля» на сцене состоялось на открытии «Астролябии-Шоу» 4 октября 1991 г.

В 1992 был записан первый студийный альбом «Ромашка (Из жопы с любовью)». В 1993 году с появлением новых музыкантов — клавишника Макса Ивашина и басиста Стаса Поплавского, группа начинает много и активно концертировать. В 1995 году вместе с новым соло-гитаристом Максимом Паровым был записан двойной студийный альбом «Умные Вещи (The Best)».

В 1996 году увидел свет альбом «Жестокое Самоубийство Универсальной Нарезкой Бернера», и в течение первых двух месяцев 1997 года эта программа была продана в количестве более 5000 экземпляров.

В 1998 году на церемонии награждения лучших рок-групп Беларуси «Рок-Каранацыя '98» Нейро Дюбель получил главный приз — Рок-Корону, помимо этого группа победила в номинациях: Лучшая песня года («Охотник и Сайгак»), Лучший альбом года («Охотник и Сайгак»), Лучший клип года («Охотник и Сайгак»).

На «Рок-Коронации '99» альбом «Ворсинки и Катышки» был назван лучшим альбомом 1999 года.

Дискография группы состоит из 15 альбомов: Тотальная Дефлорация (1991), В жопе (1991), Ромашка (Из жопы с любовью) (1992), Битва на мотоциклах (2 части) (1994), Министерство (1994), Умные вещи (2 части) (1995), Жестокое Самоубийство Универсальной Нарезкой Бернера (1996), Охотник и Сайгак (1998), Ворсинки и Катышки (1999), Народное Достояние (2000), Правдивая история о том, как у Карлсона угнали комбинезон (2002), PR во время чумы (2002), Комиксы (2003), Tanki (2004), Stasi (2007).

— Александр, спасибо за песни! Поздравляю с выходом нового альбома. Вы знаете, для меня все ваши альбомы были, по-своему, эпохальными. А недавно начал их переслушивать — и показались старые ваши работы какими-то любительскими, сырыми. Слушаете ли вы что-то из «собственного раннего»? Нравится что-нибудь? И не пришло ли время выпустить антологию раннего «Дюбеля», быть может, перезаписать какие-то треки, сменить аранжировки и т.п.? Буду благодарен за, по возможности, развернутый ответ.
Старый Фан, Минск

— Мой самый любимый альбом из «старого» «Нейро Дюбеля» — «Битва на мотоциклах», 1994 года. Это та программа, которую мы все — имею в виду музыкантов нашей группы — регулярно хотим переписать, перепеть, потому что она нам нравится. Мы считаем ее самой искренней нашей работой. Но, увы, потом понимаем, что это невозможно. Ее прелесть умрет с более качественным звуком. И вернуть то, что было 20 лет назад, ту энергетику, то небо, невозможно.

— Теперь самое время, чтобы Вы рассказали о Вашем новом альбоме «Stasi». Как бы Вы его охарактеризовали?
Naviny.by

— Жесть. Одним этим словом. Это более тяжелая программа, чем все предыдущие, и по духу, и по звучанию. Однако последняя песня в альбоме («Можно жить») показывает, какие мы добрые наивные зайчики :)

Предлагаем несколько треков с нового альбома «Нейро Дюбеля» «Stasi»:

Край (посвящается светлой памяти Татьяны Куковской)

Можно жить

Вітайце!

— Я слышал песню из Вашего нового альбома. Там есть такие слова: «Лучшая девушка Минской области. Ты осталась у меня в ротовой полости». Это что — дрейф в сторону «Сашы и Сирожы» или Вы спопсовыетесь в текстах?
Корень, Минск

— Это прикол. Просто прикол. Как у «Сашы и Сирожы». Мне лестно сравнение с такой замечательной группой. :)

Александр Куллинкович

— Вот вы заявили, что не хотите выступать под белорусским флагом, каким бы он ни был. А под звездно-полосатым флагом на даче посла США вы почему согласились выступать?
Карен Стюарт, Вашингтон

— Я не говорил, что не хочу выступать под белорусским флагом. Я просто не хочу выступать под флагом. В американском посольстве я выступал на траве и под небом. Флагом меня никто не заманивал, им надо мной не махал. Вы все знаете мое отношение к Америке. Тем не менее, я согласился играть в посольстве, потому что меня пригласили Вменяемые Люди. Я был поражен своим участием в концерте, который организовало американское посольство. Еще тогда я очень сильно задумывался, почему был туда приглашен. Ведь и посол, и его помощники знали мое отношение и даже слышали мою песню «Забі амэрыканца». Они тогда пошли на ма-аленький такой диалог. Несколько дней назад и другие на него тоже пошли. И я рад.

— Извинились ли перед вами чиновники за грязь, которую вылили на вас с экранов белорусского телевидения? Если нет, то собираетесь ли вы сводить счеты впоследствии? Фрагмент из передачи "Духовная война".
Сергей, Минск, [email protected]

— Никто перед нами не извинялся. И мы приходили не за извинениями и не за разрешениями. Не кланяться. Не за местью. Мы приходили поговорить. А «Духовная война»… Бог судья.

— Sasha my s toboj! Halip i prochije permanentnyje rewolucioniery hotiat posorit nashu nacyju! Dierzys! Bielorusy dolzny objedinitsia!
Belaja Vola, Grodno

— Спасибо, согласен. Единственное, что Халип, если Вы имеете в виду Ирину Халип, с которой я лично знаком, — хороший, приличный, порядочный человек.

— Для начала позвольте совет: проблема выеденного яйца не стоит, и чем меньше вы будете рефлексировать по поводу того, что о вас пишут и говорят (оправдываться и т.п., ведь вы пока еще ни в чем не виноваты), тем скорее шумиха уляжется. Теперь вопрос: а не кажется ли вам, что вас просто скомпрометировали? Кстати, если «да», то кто бы это мог быть? И спасибо вам за ваше творчество.
Зой, Минск, [email protected]  

— Проблема стоит обсуждения. Не рефлексировать по этому поводу мы не можем. Это как, если порезал палец, сказать: кровь, остановись! Спасибо Вам за то, что Вы нас слушаете.

— Мне кажется, в последнее время вы меньше пишете, выступаете… Это следствие репрессий со стороны властей, или просто творческий кризис, как бывает у всех?
Оксана, Минск

— Мы не меньше пишем. Мы меньше выступаем. И действительно, это следствие репрессивных действий властей. У нас проблема как раз-таки обратная: мы не можем толком начать новый альбом, потому что придуманы уже все песни для будущего.

— Российские рокеры громко заявили, что рок-н-ролл мертв. Русский рок имеется в виду. Как вы думаете, а белорусский рок жив? И если да, то благодаря чему?
Петя, Минск

— Белорусский рок жив, потому что он интересен.

Александр Куллинкович

— Я присутствовал на вашем концерте ночью в Серебрянке, лет десять назад, на празднике города. Мне показалось, тогда много народу пришло вас послушать. А интересно, какой самый большой зал в своей жизни удавалось вам собрать? И как думаете, сколько зрителей пришли бы на ваш концерт в Минске сегодня? На «Динамо», скажем, или в КЗ?
Юрий, автозавод

— На том концерте в «Серебрянке» была самая большая аудитория, которую я видел в своей жизни. По оценкам СМИ, тогда присутствовало десять тысяч человек. Мы последнее время очень сильно потеряли. Люди боятся приходить на наши концерты из-за их вероятной отмены. Поэтому вряд ли мы собрали бы зал больше 500 человек. И то — при наличии массированной рекламы.

— Александр, поздравляю, вас очень лихо втянули в политические игры. Вы понимали, что так оно и будет, когда шли в кабинет к Пролесковскому? Или истерика на оппозиционных интернет-сайтах стала для вас сюрпризом?
911

— Как мне кажется, мы как раз-таки выходим из политических игр. А все происходящее на сайтах действительно стало для меня неприятным сюрпризом. Мне казалось, что мы делаем доброе дело для всех. В первую очередь, для молодых музыкантов.

— Аляксандр, выказваю падтрымку Вам. Трымайцеся!!! Учара быў на сустрэцы на Управе БНФ. А пытанне наступнае: Ці тэлефанавалі сёння Праляскоўскаму наконт дабрачыннай акцыі «Цукеркі дзецям»?
Алесь, Мінск, городе. Но акция должна непременно состояться. Разговор о ней был со всеми музыкантами, присутствовавшими на встрече с Пролесковским. Смысл этой акции в том, чтобы проводить концерты, сборы от которых пойдут на помощь детям. Поддержки в проведении этой акции мы и хотим попросить.

— 1. C 19 марта не только не смотрю БТ, но и не содержу БТ, хотя конечно потери их бюджета из-за меня и смехотворны. 2. Между КГБ Беларуси и ФСБ России разницы не ощущаю. 3. Куплю альбом «Stasi». Вопрос: Где купить?
Взрослый мальчик, Минск, магазинах Минска. Он стоит того, чтобы его поискать. :)

— А ці ёсць у вас жаданне напісаць з нагоды дыялога з уладай для Крамбамбулі песьню накштал «Кава (ці гарбата) з ідэялагічным смакам». Дзякуй
Зміцер (не з Піцера)

— Песен под заказ не пишу.

Нейро Дюбель

1. Як вы сёння ставіцеся да Аляксандра Лукашэнкі? На Беларусі дыктатура ці дэмакратыя з сваімі асаблівасцямі? 2. Ці заграеце на канцэрце які б арганізоўваў Малады Фронт альбо БРСМ? 3. Хто хлусіць — Лявон Вольскі ці ты? Вольскі цвердзіць, што ініцыятыва сустрэчы з Праляскоўскім была з боку музыкаў, ты — што ініцыятыва ўладаў: сустрэча адбылася па ініцыятыве музыкаў, ці дыялёг прапанавалі менавіта ўлады 4. Якая твая ацэнка асобы палкоўніка Праляскоўскага і ягонага ўкладу ў «славутую беларускую стабільнасць»? Ці можа ты не ведаў з кім ідзеш сустракацца? ЗЫ Ты неяк напісаў: Счастье — это когда тебя понимают, несчастье — когда тебя раскусили.  У цябе няшчасце!
Wikcien, Respublika.BY

— Александр Лукашенко не является любимым и уважаемым мною политиком. Определение существующего в Беларуси — очень серьезная тема, требующая отдельного разговора. То, что мы имеем, — и не демократия, и не диктатура.

Что касается концерта «Молодого фронта», то буду исходить из обстоятельств, сопутствующих этому концерту. А на концерте БРСМ играть никогда не буду. За любые деньги и при любых осбтоятельствах.

По поводу инициаторов встречи я уже говорил.

Я шел встречаться с человеком, который захотел со мной говорить. Оценку его предыдущим действиям я давать не хочу.

А что касается счастья... Вы знаете, большинство звонков, которые были у меня за последние несколько дней, большинство писем «вменяемых людей», которые я получил, дают мне право считать себя счастливым человеком.

— Давно не видел вас в деле. Вы все так же оголяете торс на концертах или уже остепенились?
sokolov

— Не остепенился. И не собираюсь.

— Скажите, вас в администрации на камеру снимали?
Юрий, Минск, [email protected]  

— Разве что на скрытую. :) Я опоздал на встречу, долго не мог «пройти» металлоискатель: забыл, что во внутреннем кармане пиджака есть портсигар, и мы с охранниками долго его искали.

Куллинкович фанат рыбалки

— Здравствуйте, Александр! Являюсь давним поклонником творчества вашей группы и меня давно интересует один вопрос, который, пользуясь случаем, задаю: кто является лирическим образом песни «Петрова, подай воды».
Алексей, Минск

— В свое время я занимался бизнесом и у меня был идеальный бухгалтер всех времен и народов. Когда я приходил на работу с бодуна, она подавала мне воды. Правда, фамилия ее была не Петрова. Но, когда я писал эту песню, то почему-то вспомнилась именно она…

— Александр, основной вопрос не в том, «продавались» музыканты или нет: это вообще лексика «БТ», которая уходит корнями в марксистскую и большевистскую. Преимущественно на этой лексике и была построена та манипуляция со стороны Пролесковского и КГБ, которой подверглись как вы, так и Халип с Халезиным, говорившие об аморальности.

=> (1) Если вы признаете, что манипуляция не только вами, но и общественным пространством в целом имела место, то разумно ли оставаться при мнении о том, что Пролесковский «абсолютно адекватный человек»? (Или вы думаете, что это у него нечаянно получилось поссорить людей, у которых одни ценности?)

Основной вопрос в том, что означает сообщение Пролесковского «ребята, не лезьте в политику», с которым вы, говорят, согласились? Никто не понял, с чем вы собственно согласились. Ведь была только эта фраза. Но вы же понимаете, что ответ на вопрос «Что значит для артиста не лезть в политику?», мог оказаться совершенно разным для вас, для Пролесковского, для меня, для вашей публики, для всех людей, которые разделяют с вами одни ценности. Это основная проблема. Ответить на этот вопрос можно только ответив на параллельный: «Что значит, когда политика (не важно какая) не лезет в искусство»? Это вопрос институционализации достаточно автономной сферы искусства в обществе. Это когда разные артисты собираются и формулируют свои интересы и свои принципы. Они не один-на-один (или 4 на одного) с властью. А за ними стоит четко артикулированный дискурс, общественные связи, международная поддержка. Иначе политиков не заставишь ответить на вопрос о том, что значит для них «не лезть в искусство». Во всем мире существуют ассоциации независимых артистов...

=> (2) Не кажется ли вам, что Беларуси тоже такая ассоциация необходима?

Дарэчы, у гэтым снежнi будзe «дзесяць год» :) з падпiсання «Беларусскай Дэклярацыi Свабоды», дзе размова менавiта пра свабоду творчасцi => http://nn.by/1998/01/05.htm Нельга нам у гэткi мамент сварыцца (як таго хоча Пралесскоўскi).

=> (3) Цi не здаецца вам, што тэкст гэтай Дэклярацыi можа паслужыць базiсам для стварэння «Ассацыацыi беларускiх незалежных артыстаў» i агульным назоўнiкам для шмат з тых людзеў, якiя ўчора абвiнавачвалi адзiн-аднаго у амаральнасцi? Цi не маглi бы вы разам з iншымi незалежнымi артыстами прапанаваць зноў «запусцiць» гэтую Дэклярацыю? Прайшло ўжо дзесяць год, сытуацыя змянiлася — з’явiлiся новыя сувязi, контркультура набрала вагi — вельмi шмат новых людзей пажадаюць паставiць свой подпiс пад гэтым тэкстам. Проста трэба, каб хтосцi заклiкаў да гэтага.

Дзякуй.
Юрась (сацыёлаг)

— Отвечаю.

1) Никакой манипуляции за этим я не вижу. И если на нее кто-то повелся, то это не я. Для меня «не лезть в политику» означает в первую очередь не пытаться выражать свою политическую позицию посредством музыкальных аккордов. Я искренне считаю, что песни протеста поют малолетки и экстремалы.

2) Белорусским музыкантам, прежде всего, нужно единство. Те четверо, которые встречались с Пролесковским, даже не смогли договориться между собой, о том, что мы теперь будем делать. А ассоциация… Эти громкие слова никому не нужны.

3) По поводу Ассоциации я уже все сказал. Я не считаю, что встреча с Пролесковским преследовала цель нас поссорить. Ссора и свара инициированы, на мой взгляд, малолетками, привыкшими в основном гадить, а не творить и говорить. Я не пытаюсь обелять Пролесковского, я просто считаю (еще раз бросайте в меня камни), что мы встречались с вменяемым человеком. А оскорблять и обвинять кого-то я пока не вижу смысла. Я большой мальчик.

после визита в Администрацию президента рок-музыкантам пришлось много объясняться

— Саша, скоро ли можно будет планировать глобальные концерты? Есть ли уже какие планы или задумки по этому поводу?
Andrey1979

— Надеюсь, что скоро. Планы есть. Но, как вы знаете, скоро родятся только кошки. Мы будем продолжать говорить и работать.

— Очень жаль, что любимая группа так скурвилась. А небо все точно такое же, как если бы ты не продался... Вопросов нет. Пожелание, в зеркало по утрам смотреть без желания плюнуть себе в лицо.
WW, Скидель

— Мне жаль. Мне жаль, что Вы написали такой пост. И что Вы так считаете.

— Ці пыталі вы Праляскоўскага пра лёс палітычных вязняў Дашкевіча і Фінкевіча, якія дарэчы ялікія аматары беларускага року?
Маладафрантовец, МАЯ АЙЧЫНА БЕЛАРУСЬ

— К сожалению, многие вопросы мы не смогли поднять, поскольку встреча была относительно краткой. Мне искренне жаль, что мы не успели спросить обо всем, что накопилось.

— В последнее время стало чуть ли не аксиомой, что белорусский певец-поэт-писатель ОБЯЗАН творить по-белорусски. Иначе он — предатель и подлец. Ваше мнение по этому поводу? Спасибо.
mark

— Я думаю, что художник должен делать то, что сам считает нужным. В том числе это касается языка, на котором он творит. Но, когда «Нейро Дюбель» начал писать по-белорусски, мне был звонок от друга из Израиля, который сказал: «Саша, все правильно. Свой дом нужно строить из своих кирпичей. Можно, конечно, и из чужих, но рано или поздно придут и отнимут». И еще. Когда у вокалиста группы «Пинк Флойд» спросили, может ли хороший музыкант играть хорошую музыку на плохой гитаре, он сказал: «Да, конечно. Но при первой же возможности он купит себе хорошую гитару. Так же, на мой взгляд, и с языком. Артист может исполнять песни на любом известном языке. Но придет время, и он определится.

Александр и Александр

— Здравствуйте, Саша. Расскажите, если не сложно, немного о себе из личного — у вас есть семья, жена, может быть, дети?
Посторонним В., Минск

— Александр Михайлович Куллинкович. Родился 18 мая 1972 года в деревне Скураты Смолевичского района. Женат, причем удачно. Жену зовут Лена. Имею сына по нескромному имени Саша. :)

— Мілінкевіч заявіў, што створыць фонд для падтрымкі нонканфармісцкага мастацтва. Ты заявіў, што ён табе нічым не дапамог. У фонд будзеш звяртацца?
Чалавек, Ваўкавыск

— «Нейро Дюбель» никогда не работал по телефону. Мы ни разу за 18 лет нашей деятельности никому не звонили и ни о чем не просили. Не будем делать этого и дальше. Пусть фонд, а это действительно хорошая идея, помогает молодым музыкантам, которые еще не обросли связями и «дурацким» авторитетом.

— Саша, не кажется ли вам что нынешняя власть и ее режим вам на руку?! В том плане, что есть богатая пища для творчества? P.S. хотелось бы вас услышать в Гродно
Дима, Гродно, [email protected]  

— Мне все происходящее в стране не на руку. Я уже вышел из возраста «чилийского партизана». Я хочу мира, любви и свободы.

А в Гродно постараемся приехать.

— Слышал ли ты песню Шевчука «В гостях у генерала ФСБ». Пролесковский конечно не генерал пока, только полковник. Но в остальном будто бы про вас. Так не считаешь?
Фанат, тутэйшы

— Песню не слышал. А слышали ли Вы его же песню «Еду я на родину?»

— Дзякуй за трэкі...
Валадар, Мінск, [email protected]  

— Калі ласка.

Александр Куллинкович

— Саша, очень хочется большого концерта, есть ли задумки, когда он сможет состояться?
Андрей, Минск, [email protected]  

— И мне тоже хочется. Надеюсь, что получится провести его в конце будущей весны.

— А почему Вы не издаете свои стихи? Хорошие же!
Максимов, Брест

— Хорошие, но пока их мало.

— Аляксандр, ці пагадзіцеся Вы прыняць удзел у фэсце «Права быць свабодным», калі той будзе ў наступным годзе?
Валадар, Мінск, [email protected]  

— Конечно. Не вижу для этого никаких препятствий. «Агитка», в которой мы не хотим участвовать, очень сильно отличается от фестиваля нормальной белорусской музыки. И разрешение на участие в подобном фестивале мы ни у кого не будем испрашивать. Как бы нас ни пытались сейчас загнать в памперсы. И причем. Загоняет нас не г-н Пролесковский, а те, кто старается показать, что он «писает свободно».

— Честно говоря, именно рекламой и пахнет «скандал» и ваши многочисленные конференции последние пару дней.
Юрий, Минск, [email protected]  

— Вы знаете, когда группа «Нейро Дюбель» начала исполнять песни по-белорусски, нам некоторые говорили, что это — рекламный конъюнктурный ход. Я отвечал: «Дай Бог нам всем дожить до того времени, когда исполнение песен по-белорусски будет конъюнктурно выгодно. То же самое по поводу нынешнего «скандала».

— Пролесковский все хорошо рассчитал — он с вами встретился, и вы его хвалите. Не считаешь, что дешево чиновнику обходятся твои похвалы и нежелание подлость назвать подлостью?
Сергей Сташук, Минск

— Ни г-на Пролесковского, не себя, ни моих коллег я не хвалю. Я горжусь, что мы совершили поступок. И очень надеюсь, что та красная тряпка, а именно «вменяемость», будет присутствовать у нас у всех — у музыкантов, у дворников, у чиновников, у оппозиционеров.

На этом онлайн-конференция с Александром Куллинковичем завершилась. Редакция «Белорусских новостей» благодарит всех, кто прислал свои вопросы нашему гостю.