Момент истины для Организации Объединенных Наций

 

Кофи АННАН,
генеральный секретарь Организации Объединенных Наций

 

Кофи Аннан. Фото AFPНа прошлой неделе разразилась небольшая буря, когда мой первый заместитель Марк Мэллок Браун выступил с речью, в которой высказал идею о том, что Соединенным Штатам следует теснее и искреннее взаимодействовать с другими членами Организации Объединенных Наций для проведения в жизнь реформы. Это представляется абсолютно правильным, однако он и я считаем необходимым, чтобы ту же идею услышали во многих других, помимо США, странах.

Для Организации Объединенных Наций сейчас наступает момент истины. В декабре прошлого года государства-члены утвердили бюджет на текущее "двухлетие" (2006-2007годы), однако уполномочили нас в Секретариате расходовать средства в объеме, достаточном лишь для нашей работы в течение первых шести месяцев. Вносящие самые крупные взносы в бюджет страны во главе с США настаивали на том, что установленный предел расходов следует снять лишь при наличии значительного прогресса в реформе Организации Объединенных Наций. В настоящее время мы опасно близки к крайнему сроку, и отнюдь не ясно, достаточно ли продвинулась реформа, чтобы удовлетворить их. Ни одна из сторон не нашла способа взаимодействия с другой, чтобы договориться о дальнейших реформах.

Сэр Брайан Уркхарт, старейшина Организации Объединенных Наций, однажды сказал, что в Организации Объединенных Наций никогда не бывает действительно финансовых кризисов — лишь кризисы политические. Брайан прав. США пытаются использовать силу кошелька, чтобы форсировать остро необходимые реформы в сфере управления, и подобная тактика провоцирует реакцию среди развивающихся стран.

Большинство из них хорошо осознают потребность в реформе — не в последнюю очередь по той причине, что именно этим странам Организация Объединенных Наций оказывает множество жизненно важных услуг, начиная с поддержания мира и миростроительства, включая оказание чрезвычайной помощи, и кончая укреплением прав человека, помощью в организации выборов и борьбой с инфекционными заболеваниями. Это означает, что именно они выиграют больше всех, если управление Организацией Объединенных Наций будет эффективным и она будет реально оправдывать вложенные в нее средства. Они гораздо в меньшей степени не согласны с деталями предлагаемых реформ, нежели с преобладающим, по их восприятию, влиянием небольшого числа богатых стран в Организации, которая предположительно "основана на принципе суверенного равенства всех ее членов".

Именно это я и имел в виду в январе в Лондоне, когда упомянул о "чувстве разочарованности и отстраненности, которое побуждает многие государства использовать единственную имеющуюся у них в распоряжении прерогативу: прерогативу блокировать другие реформы, такие, как обеспечение более эффективного управления, поскольку некоторые рассматривают даже это как попытку тех, кто посильнее, захватить еще больше власти для себя".

В конечном счете это означает, что, как признал в своей речи в Вашингтоне две недели назад премьер-министр Тони Блэр, надо реформировать всю структуру Организации Объединенных Наций, включая Совет безопасности. И, таким образом, даже эти текущие реформы представляют собой лишь небольшой аванс по сравнению с тем, что должно последовать. Публичная политика просто приобретает более глобальный характер. От терроризма до бедности, наркотиков и преступности, от заболеваний до торговли — ни одно из государств не может решать вопросы в одиночку.

Вместе с тем, даже в то время, пока мы ожидаем, чтобы широта политического видения сравнялась с масштабом сегодняшних вызовов, нам надо уже сейчас выполнять жизненно важную работу — претворять в жизнь программы, осуществление которых было поручено государствами-членами и благодаря которым оказываются крайне необходимые услуги людям, находящимся в серьезной опасности или испытывающим острую нужду. Как ни важна дискуссия по поводу реформы, нам нельзя позволить, чтобы эта работа застопорилась.

В интересах всех государств-членов, чтобы Организация Объединенных Наций продолжала работать и была приспособлена к выполнению той конкретной работы, которую они просят ее проводить в жизнь. И это означает, что обеим сторонам в нынешней дискуссии надо снизить накал риторики и вступить в серьезные переговоры друг с другом, чтобы выработать разумный компромисс сейчас в качестве основы для более фундаментального преобразования в дальнейшем.

Представляется, что не только состав Совета безопасности застыл на рубеже середины XX века. В той же временнoй воронке оказались как управление, так и позиции многих правительств в отношении Организации. Ни то, ни другое не приспособлено в полной мере к новой реальности такой Организации Объединенных Наций, которая теперь не просто проводит конференции и пишет доклады, а управляет сложными, многомиллиардными по стоимости операциями, чтобы помочь сохранить мир и вести борьбу с нищетой и гуманитарными бедствиями. В результате у нас нет тех организаций, которые нам нужны, чтобы давать ответ на глобальные вызовы нынешнего столетия. Жизненно важно, чтобы мы выбрались из этого тупика.

Об этом очень ясно было дано понять в наметках реформы, которые были предложены мною в прошлом году. Они напомнили нам всем, что Организация Объединенных Наций зиждется на трех опорах — развитии, коллективной безопасности и правах человека. Каждая из этих трех укрепляет другие две, но в то же время и зависит от них. И, как в случае с любым добротным креслом, они нуждаются в четвертой опоре: крупной реформе в области управления.

Организации Объединенных Наций надо помогать своим членам продвигаться на всех трех направлениях одновременно. Именно поэтому она нуждается не только в Совете безопасности, но и в эффективном Совете по правам человека и именно поэтому Экономический и Социальный Совет должен быть трансформирован в подлинную палату развития, которая позволяет министрам, занимающимся вопросами развития и финансов, добиваться прогресса и отслеживать результаты деятельности по достижению сформулированных в Декларации тысячелетия целей в области развития, знаменующих собой стремление стран мира сократить вдвое масштабы крайней бедности к 2015 году.

Некоторые реформы проведены. Новый Совет по правам человека и новая Комиссия по миростроительству соберутся на свое первое заседание на следующей неделе. Все государства-члены согласились со своей ответственностью за защиту людей, которым угрожают геноцид и другие сопоставимые преступления. Мы располагаем ставшим намного более совершенным фондом для оказания чрезвычайной помощи, фондом для поддержки демократии, бюро по вопросам этики и гораздо более жесткой системой защиты лиц, сообщающих о нарушениях. Теперь мы нуждаемся в более эффективных механизмах подотчетности и надзора, более отлаженной системе закупок, в большей степени финансовой гибкости и в более подходящих правилах найма сотрудников и управления ими.

В сравнении с масштабом задач, которые нам предстоит решать, эти требования не являются столь уж амбициозными. Правительства, безусловно, могут договориться о том, как обеспечить осуществление этих реформ без остановки деятельности всей Организации. Для тех, кто действительно заботится о реформе, наступило время объединиться и создать новую коалицию — коалицию, позволяющую преодолеть искусственно возведенный, деструктивный барьер между Севером и Югом, и объединить всех тех, кто желает работать сообща, поскольку разделяет видение такой Организации Объединенных Наций, которая действительно работает на благо всех народов мира.

Статья предоставлена
Департаментом общественной информации ООН