Разрешенное свидание. Отцы Колесниковой и Знака встретились в СИЗО с детьми

6 сентября в отношении Марии Колесниковой и Максима Знака был вынесен судебный приговор — 11 и 10 лет колонии, соответственно. Вчера же были подписаны и разрешения на свидание. А уже сегодня Александр Колесников — отец Марии и Александр Знак — отец Максима встретились со своими детьми. Они не видели друг друга целый год.

О том, как прошли свидания, Колесников и Знак, рассказали в видеосюжетах на youtube-канале штаба Виктора Бабарико.

Александр Знак и Александр Колесников

 

Как рассказал Александр Колесников, судебный процесс над собой Мария считает пародией на правосудие и поблагодарила пропагандистов за телесюжеты, из которых она делает свои выводы.

«Маша громко смеялась, когда посмотрела выпуск по ТВ про их суд», отметил Колесников.

По его словам, Мария была впечатлена количеством людей, которые пришли их поддержать, и особенно растрогана была аплодисментами. Также она попросила передать огромную благодарность людям, которые поддерживают ее семью.

«У Марии хорошее самочувствие, ежедневно она накручивает более 11 тысяч шагов», — рассказал ее отец. Он отметил, что на свидании Мария была, как всегда, красиво одета и с традиционной красной помадой.

Мария Колесникова передала огромную благодарность всем адвокатам. Она считает, что бывших адвокатов не бывает.

 

По словам Александра Знака, Максим выглядел хорошо, был без наручников, красиво одет. Сотрудники СИЗО, конвоиры вели себя корректно.

«Разговор у нас был сложный. Больше всего времени мы посвятили обсуждению вчерашних событий [в суде]. Макс назвал их спектаклем: “У них там театр”. Он удивлялся людям, которые сидели в зале до прихода нас, родственников. Они (Максим и Мария. — БелаПАН) пробовали с ними познакомиться, обратить внимание этих людей на себя, посмотреть им в глаза. Но все глаза держали долу. Обсуждали и телесъемку в зале суда. Мария и Максим предлагали задавать им вопросы, но представители госканалов снимали молча», — сказал Знак-старший.

Максим объяснил свое добровольное участие в судебном процессе тем, что теперь «никто не может его обвинить в том, что он "соскочил" — повел себя как-то не так». «Он все понимает, оценивает это дело трезво и ищет причины такого большого срока не в законах, а в ценных указаниях, которые давали определенные люди», — подчеркнул отец юриста.

Также Максим попросил отца прислать ему одежду для колонии. «Это определенная одежда, которую можно купить в определенном магазине. Сказал, что лучше ехать со своей одеждой, потому что она удобнее той, которую выдают на месте. Попросил большую сумку, чтобы складывать туда письма, которых у него уже около четырех тысяч, а то и больше. Письма эти нужно собрать, сдать на склад, чтобы потом родственники могли их забрать», — сказал Знак-старший.

Интересовался Максим, сколько его рассказов попало на волю. «Я сказал, восемь, а он ответил, что у него осталось еще девяносто два. Как их удастся передать, пока непонятно», — отметил отец.

В конце встречи отец рассказал Максиму о его сестре Марии, которая родилась, когда он уже находился в заключении. «Рассказал, что она очень похожа на Максима в детстве своим поведением и целеустремленностью», — добавил он.

Александр Знак также обратился ко всем, кто сейчас поддерживает родственников политзаключенных: «Не пишите в комментариях, что все будет хорошо и они не отсидят весь срок. Пока нет никаких оснований так говорить, а на родственниках это не очень хорошо сказывается. Когда это произойдет, то вы сможете про это писать. А теперь вы вселяете в наши сердца пустую надежду. Не нужно так говорить».

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber