Виктор Бабарико: Мне не стыдно. И не должно быть стыдно за меня

Экс-банкир Виктор Бабарико, который претендовал на пост президента страны, выступил 28 июня в суде с последним словом по делу «Белгазпромбанка». Верховный суд огласит приговор 6 июля, сообщает телеграм-канал политика.

Выступая с последним словом, Бабарико в очередной раз не признал вину. «Я не могу признаться в преступлении, которого я не совершал»,заявил он в речи, аудиозапись которой выложена на YouTube-канале Бабарико.

Во время выступления он неоднократно подчеркивал, что ему не стыдно перед семьей, друзьями и близкими. «Потому что никогда в рамках нашего общения не было допущено ни одного не то что противозаконного действия, но даже не было допущено никакого намека на возможность совершения противоправных действий в угоду мне или кому-то еще», — сказал экс-банкир.

По словам Бабарико, ему не стыдно перед сотрудниками банка «за то, что вместе с ними в течение почти 25 лет мы сделали один из лучших банков этой страны». «Ни разу в жизни за все эти 25 лет эти люди, которые помогали расти мне, — и, наверное, какой-то части, я уж не знаю, какой, я тоже каким-то образом помогал — не услышали ни от меня, ни от кого еще, что они должны какие-то действия предпринимать за что-то, в интересах иных людей, кроме наших клиентов, наших сотрудников и наших акционеров», — заявил экс-банкир.

Также он подчеркнул, что ему не стыдно перед клиентами банка, перед членами его предвыборного штаба и инициативной группы по сбору подписей.

При этом Бабарико отметил, что больше года, которые он находится в СИЗО, у него «практически отсутствует возможность доступа к информации», он получает письма лишь от 10—15 адресатов с регулярностью одно-два письма в неделю, поэтому не знает точно мнение людей о нем и оценку ими его поступков.

«Но я знаю определенные факты, поэтому я могу опираться на них. Я знаю, что множество людей, которые были с нами в штабе, волонтеры, члены инициативной группы и все остальные продолжили то, что было начато, продолжили работу. Я не назову это борьбой, потому что это жизнь, это часть их жизни по построению той Беларуси, о которой мы говорим до сих пор. Эти люди за свои поступки, многие из них, пожертвовали своим материальным благополучием, некоторые из них пожертвовали свободой и отдельные даже жизнью. И я уверен, что не должно быть стыдно за меня, потому что я точно так же постарался быть честным перед ними и не совершал никаких деяний против законодательства Республики Беларусь, в том числе уголовного и избирательного», — заявил Бабарико.

Также экс-банкир отметил, что не знает отношения клиентов к нему, но подчеркнул, что, когда банком руководила его команда, уходило менее 5% клиентов.

«Я не верю в то, что они уходили потому, что их заставляли делать что-то, что им невыгодно. Их, как говорят те клиенты, которые находятся на скамье подсудимых, принуждали что-то делать. И, оказывается, все их реализации мечты, превращение их в успешных бизнесменов было навязано сотрудниками банка. Я уж не знаю, насколько это хорошо или правильно, но мне кажется, что все-таки цифры говорят о том, что не должно быть стыдно клиентам "Белгазпромбанка" за топ-менеджмент, который был сформирован», — заявил Бабарико.

 

 

По словам экс-банкира, самую важную оценку его поступкам дали его дети: «Они сказали самые важные для меня слова, и это правда, и это я точно знаю. Они сказали: "За папу не стыдно"».

В заключение речи он заявил: «Наша жизнь — это марафон. Мы не знаем, кто победит. Мы не знаем дату старта, и мы не знаем дату финиша. Но на этой дистанции мы всегда оказываемся в ситуации, когда приходится делать выбор, и иногда этот выбор тяжел, потому что в разных плоскостях лежат материальные выгоды и нравственные ценности. И у нас всегда так».

Во время своей речи Бабарико подчеркнул, что не будет «становиться на путь оценки происходящего с точки зрения юридической практики», потому что поддерживает всё, что было сказано его адвокатами.

 

22 июня прокурор Сергей Гиргель запросил для Бабарико 15 лет лишения свободы в колонии усиленного режима. Он также попросил оштрафовать экс-банкира на 5 тысяч базовых величин (145 тысяч рублей).

Во время прений сторон один из адвокатов Бабарико, Наталья Мацкевич, просила суд подзащитного «оправдать за отсутствием в его действиях состава преступления».

Защита Бабарико заявила: следствие проведено необъективно, с нарушением прав обвиняемых, они — не взяточники, и это дело не войдет в историю белорусской юриспруденции как коррупционное дело. «Это дело о поражении в правах, о нарушении и выхолащивании гражданских и политических, а также процессуальных прав в отношении Виктора Бабарико», — сказала Мацкевич.

Кроме того, защита подчеркнула: «Предположения о том, что если Виктор Бабарико имел полномочия как председатель правления ОАО "Белгазпромбанк", то он ими воспользовался в преступных целях, не подтвердились конкретными фактами, и они не могут быть положены в основу выводов о виновности».

По мнению адвоката, на уровне гипотезы осталась версия о якобы подконтрольности Бабарико счетов названных в обвинении иностранных компаний, с которых якобы получались взятки. Орган предварительного расследования не расшифровал, что вкладывается в понятие подконтрольности, объективных данных, подтверждающих это, не представлено, добавила она.

«В итоге из показаний признавшихся в совершении преступлений лиц мы понимаем лишь то, что те, кто назвал себя взяткополучателями, якобы получали вознаграждение за то, что добросовестно и компетентно выполняли свою работу в банке. А те, кто назвал себя взяткодателями, якобы перечисляли и передавали денежные средства (причем не свои) — за то, что приносило банку прибыль», — констатировала Мацкевич.

 

Читайте также:

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber