Дмитрий Дашкевич об ИВС в Жодино: «Бьют людей день и ночь, постоянно»

Вышедший после отбывания 20-суточного ареста Дмитрий Дашкевич рассказал БелаПАН, как издеваются над политическими узниками в заключении.

По его словам, для людей, осужденных по по статье 24.23 КоАП (нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий) созданы особые условия содержания в изоляторах.

«Администрациями этих учреждений созданы такие гетто для группы лиц, на которых не распространяется закон. Закон не существует для осужденных по статье 24.23. У них забрали матрасы, постельное белье, книги, ручки, письма запретили писать. Пить немножко разрешают, какие-то передачи, немножко белья, зубной пасты, щетки», — отметил он.

Во всех других, «неполитических», камерах, сказал Дашкевич, «всё есть». «Когда мы заезжали на Скорины (на улице Франциска Скорины в столице находится ИВС Минского района. — БелаПАН), где сидели неполитические, они сидят с матрасами, с книгами, с одеялами, постельным бельем», — подчеркнул активист.

 

 

По словам Дашкевича, в одной камере могут сидеть люди, у которых есть эти бытовые вещи, и люди, у которых их забрали.

«Им этого показалось мало. Хотя там и так спать не можешь, особенно когда в первые дни было холодно и ты 15 минут спишь, а 10 минут отжимаешься от пола, они еще по два подъема за ночь придумали, — сообщил он. — Ты в десять ночи ложишься, в одиннадцать — подъем. Они говорят, что за камерами наблюдают в министерстве, с нас спрашивают: вы их поднимайте. Когда им говоришь, что все это незаконно, они говорят: идите на Городской Вал, мол, в министерство [внутренних дел], и там разбирайтесь».

Книги, отметил Дашкевич, по новым правилам начали давать на полчаса в день — с 12:00 до 12:30, а через передачи книги не принимают. «Жена моя носила Библию — не взяли», — заявил Дашкевич.

Поскольку у осужденных нет часов, воспользоваться расписанием тоже было сложно, добавил он. «Выхватишь на 20 минут какую-то книгу, которая попадется под руки конвоиру, вслух кто-то в камере почитает 20 минут», — пояснил активист.

По его словам, люди в камере так проводили время: «Разговаривали, молились, пели, какие-то фишки из хлеба лепили и играли, пока их не забирали».

Дашкевич рассказал о насилии в отношении осужденных в Жодино: «Бьют людей день и ночь, постоянно, особенно асоциальных элементов, людей без постоянного места жительства избивают. Ночью просыпаешься от криков, что кого-то бьют под камерой. Это просто дикость. Я не видел такого. Нигде в зоновских изоляторах нет таких условий ужасающих, как сейчас созданы для вот этого гетто».

«Я понял сейчас, что дна не существует. Все, что им скажут, они будут выполнять. Скажут пытать еще больше — будут еще больше, скажут стрелять — будут стрелять. Разница, может, в том, что одни будут это жалея делать, а другие — радуясь и приплясывая», — добавил Дашкевич.

Однако именно в отношении себя, отметил он, не чувствовалось особого отношения сотрудников ИВС.

 

Читайте также:

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber