Суд закрыл процесс по делу Борисевич и Сорокина

Суд Московского района Минска будет рассматривать в закрытом режиме уголовное дело журналистки портала TUT.by Катерины Борисевич и анестезиолога-реаниматолога столичной больницы скорой помощи Артема Сорокина. Такое решение приняла судья Светлана Бондаренко на основании ходатайства обвинения.

Рассмотрение дела началось утром 19 февраля в суде Московского района Минска. В зал пустили адвокатов, родственников, аккредитованных журналистов белорусских государственных и российских СМИ, представителей дипкорпуса. Всего в зале присутствовало 30 человек.

На судебное заседание также пришла мать погибшего минчанина Романа Бондаренко Елена Бондаренко.

Адвокат Сорокина — Ольга Батюк, защитники Борисевич — Андрей Мочалов и Михаил Боднарчук.

Заместитель начальника отдела прокуратуры Минска Людмила Иваненко, которая представляет на процессе государственное обвинение, выступила против фото- и видеосъемки, адвокаты не возражали. Суд запретил съемку.

Обвинение также ходатайствовало о закрытии процесса «в целях обеспечения неразглашения иной охраняемой законом тайны, а именно врачебной тайны, в том числе сведений, имеющих отношение к расследованию уголовного дела, возбужденного по факту смерти Романа Бондаренко».

Адвокат Борисевич Михаил Боднарчук заявил, что защита «категорически с этим не согласна». 

«Мы полагаем, что судебное заседание должно быть, безусловно, открытым, — сказал он. — Что касается сведений об уголовном деле о смерти Романа Бондаренко, то в данном судебном заседании мы рассматриваем совершенно другой вопрос. Кроме того, ввиду значительного резонанса, довольно большого внимания общества к этому процессы, мы полагаем, что общество заслуживает того, чтобы узнать, что происходило».

Еще один адвокат Борисевич Андрей Молчанов отметил: «В материалах уголовного дела имеется собственноручное заявление матери Романа Бондаренко Бондаренко Елены Сергеевны, которая указывает, что она хочет, чтобы данный суд был открытым, гласным, и она настаивает на открытом судебном заседании. Мать Бондаренко является единственным человеком, который может дать или не дать согласие на то, чтобы суд был открытым или закрытым».

Адвокат Сорокина Ольга Батюк также выступила за открытость процесса. «Вся информация, составляющая врачебную тайну, которая имеется в материалах дела, была ранее неоднократно разглашена, имелась в материалах средств массовой информации и неоднократно размещалась в телеграм-каналах. В связи с этим не имеется необходимости в проведении закрытого заседания суда», — сказала она.

Борисевич и Сорокин поддержали мнение своих защитников. 

«Генеральная прокуратура считает, что была разглашена медицинская тайна, документы уже были опубликованы — это значит, что в этом судебном заседании нельзя разгласить то, что уже, по мнению прокуратуры, было разглашено. Я хочу, чтобы общество знало, за что судят журналиста и врача, поэтому настаиваю на открытом судебном заседании», — заявила Борисевич.

После 20-минутного перерыва судья Бондаренко объявила о том, что уголовное дело будет рассматриваться в закрытом судебном заседании «во избежание разглашения охраняемой законом врачебной тайны, а также данных предварительного расследования по иному уголовному делу».

 

 

Под дверями зала суда собралось около двухсот человек, они скандировали «Катя!», «Артем!», и аплодируют. Выходя из суда присутствовавшие на заседании также скандировали слова поддержки журналистке и врачу и «Позор» в адрес стороны обвинения.

Борисевич и Сорокин были задержаны 19 ноября 2020 года. Поводом стала опубликованная 13 ноября на портале TUT.by статья Борисевич, в которой говорилось, что в крови Романа Бондаренко, погибшего 12 ноября, не было алкоголя. Журналистка и медик обвиняются в разглашении врачебной тайны, повлекшем тяжкие последствия.

Бондаренко умер после инцидента на символической «площади Перемен» в Минске (двор на улице Червякова), который произошел вечером 11 ноября, когда неизвестные начали срезать белые и красные ленты, украшавшие двор. 31-летнего мужчину избили, доставили в УВД Центрального района, откуда он спустя несколько часов поступил в больницу скорой помощи в состоянии комы. Бондаренко умер на следующий день, не приходя в сознание. Его смерть вызвала широкий общественный резонанс и стала причиной массовых акций протеста по всей стране.

Действия Борисевич Генпрокуратура квалифицировала по ч. 5 ст. 16 (подстрекательство к совершению преступления) и ч. 3 ст. 178 (умышленное разглашение врачебной тайны, повлекшее тяжкие последствия) УК, Сорокина — по ч. 3 ст. 178 УК.

Санкция ст. 178 УК предусматривает до трех лет лишения свободы со штрафом и лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения права на работу и профессию.

Следует отметить, что родственники Бондаренко не предъявляли Борисевич или Сорокину каких-либо претензий в связи с публикацией.

После задержания Сорокина и Борисевич в Беларуси прошли акции в их поддержку под условным названием «Ноль промилле». Правозащитники признали журналистку и врача политзаключенными.

Накануне сегодняшнего суда Генпрокуратура сообщила о возбуждении уголовного дела «по факту умышленного причинения тяжкого телесного повреждения, повлекшего по неосторожности смерть Бондаренко Романа Игоревича» (ч. 3 ст. 147 УК). При этом отмечается, что «причастность сотрудников органов внутренних дел к причинению Бондаренко Р. И. телесных повреждений не установлена». Дело находится в производстве Генеральной прокуратуры.

Журналистам негосударственных СМИ было отказано в аккредитации на судебный процесс. Отказ получили информационная компания БелаПАН, TUT.by, OfficeLife, «Комсомольская правда» в Белоруссии», onliner.by, nn.by.