Елена СПАСЮК

«Против интересов народа». Смогут уволить любого, кто сядет на сутки

Трудовой кодекс снова хотят изменить.

Задним числом. Журналиста оштрафовали за провоз «экстремистской» книги

Издание «Белорусский Донбасс» еще не внесено в список экстремистских материалов, но за владение этой книгой уже штрафуют.

«Вы превратите нашу жизнь в ад». Минчане против расширения Академии МВД

Во дворе дома с «Антикваром» Академии МВД хочет построить новый корпус и общежитие.

«Зачистка продолжится». Чего ждать от нового министра информации

Ничего хорошего, ведь при нынешней власти Министерство информации это не столько регулятор, сколько цензор.

На какие морские курорты сегодня открыта дорога белорусам

С ПЦР-тестом на море можно поехать хоть завтра.

Как ОМОН стал благотворителем за счет политзаключенных

Дмитрий Балаба привез сертификат на 13 500 рублей в Дом ребенка, но эти деньги омоновцы не заработали.

«В милиции мне говорили, чтобы я думала о детях. Расцениваю это как угрозу»

Милиция давит на Любовь Сарлай, намекая, что у женщины могут забрать детей. Но у органов опеки претензий к семье нет.

«Белорусский Донбасс» признан экстремистской книгой

В список экстремистских материалов книгу вносят по принципу «не читал, но осуждаю»…

Против трусости и подлости. Медики объединились в «Панацею»

«Людей объединило непринятие беззакония, которое творится во всех сферах в стране, включая медицину».

Пинское дело. Четырнадцать обвиняемых на сотню пострадавших силовиков

Начался процесс по «пинскому делу». Обвиняемых — 14 человек, пострадавших — более ста силовиков.

Маленькая Милана перестала расти, ей нужно дорогостоящее лекарство

Девочке можно помочь. Сбор средств проводит фонд «Шанс».

Почему в Беларуси так мало политзаключенных

Число репрессированных за участие в протестном движении в сотню раз превышает количество политзаключенных.

«Вернется Полина — уберем елку». Брестчанку обвиняют в нападении на милиционера

«Мы видим свое будущее и будущее своих детей только в Беларуси, и платим за свою позицию дорого».

Чтобы лечить лучше. Как ЕС помогает Брестской детской областной больнице

Общий объем финансирования проекта составил более миллиона евро.

Атака на брестских журналистов — против здравого смысла и свободы слова

В ноябре 2020 года «Брестская газета» отпраздновала восемнадцатилетие, а в январе 2021-го была вынуждена остановить выпуск бумажной версии.

Белорусские женщины за свободу. Свою и любимых

У белорусского мирного протеста во многом женское лицо.

«Людей загнали в шахту». Почему не удалась забастовка на «Беларуськалии»

В августе за проведение забастовки на «Беларуськалии» подписалось шесть тысяч человек, но поддержали стачку только 130 человек.

«Загоняли на проходную дубинками». Как живут уволенные с «Гродно Азота»

Около 30 сотрудников ОАО «Гродно Азота» были уволены после того, как попытались в конце октября 2020 года присоединиться к общенациональной забастовке.

«Мы в облаве». Журналисты Гродно о своей работе под давлением властей

В конце января в редакции двух гродненских независимых интернет-изданий пришли с обысками. Это один из эпизодов целенаправленной кампании против негосударственных СМИ.

Как большая политика вмешалась в работу детского хосписа в Гродно

Директор хосписа Ольга Величко уверена, что причиной давления на нее и на возглавляемую ей организацию является ее политическая позиция — она сторонник перемен.

Пинское дело. «Они пришли с миром, на них пошли войной»

События вечера 9 августа перевернули жизнь сотен жителей районного центра.

Народное сопротивление. Бобруйск ждет весны

В Бобруйске люди уже не выходят на акции протеста, но сопротивление продолжается. «Еще ничего не закончилось», — говорит Сергей Гурло, уволившийся с «Белшины» после неудавшейся стачки на предприятии.

Они спасали свой город от пандемии: бобруйские волонтеры ByCovid-19

В Бобруйске открылась фотовыставка с историями местных волонтеров.

«Так было и в 1937 году…» На многодетную мать из Пружан написали донос

На Викторию Онохову-Журавлеву из Пружан написали донос в милицию. Виктория — многодетная мать, у нее 13 детей — рожденных, усыновленных, взятых под опеку.

Потерпевший омоновец просил не наказывать строго. Антону Воловику дали три года

Суд Октябрьского района Минска 1 февраля вынес приговор по очередному делу о насилии в отношении сотрудника ОМОНа. 23-летнего Антона Воловика приговорили к трем годам лишения свободы.