Почему Лукашенко при аллергии на революции превозносит большевистский Октябрь?

Когда власть сменится, для белорусов будет большой проблемой разгрести завалы взаимной ненависти…

Александр Лукашенко поздравил соотечественников с Днем Октябрьской революции. Набор клишированных тезисов выглядит особенно неискренним в сегодняшней обстановке.

«…Мы делаем все, чтобы, невзирая на новые вызовы, сохранить достижения прошлого — свой уклад жизни и традиции, внутринациональный мир и единство, наш суверенитет», — утверждается от имени вождя политического режима.

При этом власти своей ставкой на подавление несогласных углубляют раскол нации, а игры в интеграцию с Москвой усиливают угрозы суверенитету.

 

Как захлопнулась ловушка в 1994-м

Тему празднования Октябрьской революции Лукашенко затронул 5 ноября, будучи в Могилеве.

«“Умные” люди во многих странах решили, что это плохой день, плохой праздник. Я так не считаю. По крайней мере, это наша история. И все, чем мы сегодня богаты, уходит корнями в советскую эпоху», — заметил вождь.

Стоит добавить, однако, что и сегодняшняя драма белорусского общества уходит корнями в советскую эпоху. Беда в том, что ни власть, ни масса в свое время не смогли осмыслить ее уроки и пройти через нравственное очищение.

Скажу даже более жестко: на руинах коммунистической империи советизированная масса растерялась — и в итоге позволила воцариться той власти, деяния которой свелись, по сути, к заморозке исторического времени, торможению перемен. Потому что эта власть живет вчерашним днем, спекулирует на пережитках, ретроградстве, и перемены для нее — каюк.

Постсоветская действительность с дикой инфляцией, хозяйственным бедламом оглушила многих белорусов, привыкших к колбасе по 2 рубля 20 копеек, всеобщей занятости и прочим атрибутам распределительного рая. И эти люди в 1994 году увидели спасение в том, чтобы на первых президентских выборах, относительно свободных, проголосовать за того, кто страстно обещал возврат в светлое прошлое.

Так захлопнулась ловушка. Четверть века Лукашенко крепил свою систему, холил и лелеял сословие силовиков. И когда в 2020-м наиболее продвинутая часть значительно повзрослевшего белорусского общества выступила за перемены (самое элементарное — чтобы на выборах считались голоса), заматеревший режим обрушил на нее всю свою репрессивную мощь и ярость: ишь чего захотели!

 

В петле времени

Так Беларусь попала в историческую яму, в петлю времени. В какой-то степени, если хотите, дети теперь расплачиваются за выбор поколения отцов и матерей, у которых в 90-х сработала ностальгия по коммунистическому раю.

Хотя я не стал бы упрощать. С одной стороны, и тогда, во время перестройки и в первые годы после распада СССР, был слой пассионариев, сражавшихся за независимость и европейский выбор Беларуси. С другой стороны, и сейчас, хотя база поддержки режима съежилась, «ябатек» наверняка значительно больше пресловутых 3%.

Впрочем, независимо от расклада симпатий и антипатий власть, шокированная взрывом протестов после выборов-2020, решила просто задавить всех несогласных, используя грубую силу, страх.

В 90-е пассионарность БНФ, говорившего про имперскую опасность и необходимость декоммунизации, разбилась об инерцию советизированной массы. Но в августе 2020-го идеи горстки пассионариев, сознательного авангарда белорусов, выстрелили, взросление нации визуализировалось в триумфе бело-красно-белой символики над колоннами манифестантов.

Однако режим действовал в «лучших» традициях большевиков. Недаром из всего их наследия Лукашенко выделяет мысль о том, что «власть, как дедушка Ленин говорил, надо держать крепко».

Вот здесь и кроется ответ на загадку, почему главный белорусский начальник так трепетно относится к революционному празднику, при том что с ненавистью говорит о мятежах, переворотах и попытках «цветной революции».

Тем, кто сегодня держит под контролем Беларусь, близок именно менталитет большевиков: жестокая диктатура, беспощадность к тем, кто против, это пресловутое «если враг не сдается, его уничтожают».

Не случайно Лукашенко много раз вступался за очерняемых, мол, Ленина и Сталина. А однажды признался: «Я далеко отстал от Владимира Ильича и Иосифа Виссарионовича. Мне до них еще топать и топать».

Что ж, после августа 2020 года белорусский режим явно сократил дистанцию от репрессивных практик тоталитарной эпохи. То, что сейчас происходит в Беларуси, многие сравнивают с 1937 годом — пиком сталинских расправ с «врагами народа».

Мы видим и поиск шпионов, вредителей, и публичные покаяния «врагов», добытые путями, о которых можно догадываться (в 37-м плакали, посыпая голову пеплом, и железные старые борцы против царизма), и зашкаливающую истерию пропаганды, призывающей к жесточайшим карам, и полную дегуманизацию жертв, и реинкарнацию печально известных «троек» в виде политических судов в одни ворота со свидетелями в балаклавах.

 

Не согласны? Вырезать, зачистить, ликвидировать

При этом высокое начальство специфически относится к Куропатам, всячески пытается затушевать страшную правду об этом месте. Типа: еще надо разобраться, кто там кого расстреливал. Хотя прокуратура давно разобралась: стреляли в затылок жертвам палачи НКВД.

Это к вопросу о честном отношении к истории во всей ее полноте, про что так любит рассуждать верхушка режима. На самом деле из учебников вычеркивается неудобная, страшная правда. Власти выколупывают из истории то, что им выгодно, спекулируют на этом. Типа: нам Запад должен в ножки кланяться за освобождение от фашизма. Ага, можно подумать, что эти деятели с портфелями наперевес брали рейхстаг.

А еще очень хочется прижучить ту же Германию за геноцид времен Второй мировой. Хотя немцы как раз таки прошли через национальное покаяние, отреклись от нацизма, навсегда его прокляли. А вот в постсоветских автократиях ностальгия по идейному наследию тоталитаризма, как видим, почти не маскируется.

Большевики в свое время, столкнувшись с сопротивлением носителей иного мировоззрения, просто объявили, что ликвидируют их как класс путем установления диктатуры (конечно же, во имя блага простых людей).

Сегодняшние белорусские власти тоже сделали ставку на подавление тех, у кого отличный от официального взгляд на политику, развитие страны. «Вырезают» показавшийся нелояльным бизнес, зачищают медиапространство от неугодных СМИ, широким захватом ликвидируют организации гражданского общества, причем даже самой этой терминологии — вырезаем, зачищаем, ликвидируем и т. п. — не стесняются.

 

Как разорвать цепь мести и насилия?

Да, теперь немножко не та эпоха, чтобы просто вывозить в Куропаты, но в принципе мышление тех, кто сегодня старается любой ценой удержать страну под колпаком, не сильно отличается от большевистского.

Людей мучают, сажают на колоссальные сроки только за то, что они дерзнули почувствовать себя свободными гражданами, поставить вопрос о честных выборах. Несогласных с режимом дегуманизируют, рисуют предателями, фашистами, исчадиями ада. А с такими, мол, разговор короткий, это же не люди, если разобраться.

Вот такая забота про «внутринациональный мир и единство». Равно как и про «наш суверенитет». На самом деле стремление правящей верхушки сохранить власть любой ценой после августа 2020 года привело к еще большей зависимости от Кремля.

Недавнее подписание 28 союзных программ сгущает тучи над белорусским суверенитетом. К тому же нынешний режим в угаре борьбы с инакомыслием бестрепетно подавляет прежде всего интеллектуальную элиту, передовой, граждански развитый, национально сознательный слой общества, как это делали в свое время те же большевики.

Остается добавить, что беспощадность мучителей неизбежно порождает как минимум у части преследуемых желание когда-нибудь поквитаться. И когда власть сменится, это будет для белорусов большой проблемой вдобавок к прочим — разгрести завалы взаимной ненависти и наконец извлечь уроки из истории, разорвать цепь мести и насилия.

 

 

Использовано фото Ивана Краснова / RTVI

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber