Капитулировал ли Лукашенко перед Кремлем?

Пока нет, однако Москва играет вдолгую…

Показательно, что Александр Лукашенко, любящий при хождении в народ комментировать животрепещущие политические темы, пока обходит молчанием утверждение 28 союзных программ, состоявшееся 4 ноября.

Будучи днем позже в Могилеве, вождь политического режима рассуждал перед местными жителями о многом — от здорового образа жизни до праздника Октябрьской революции, вспомнил даже о наследии Австро-Венгерской империи, но не счел нужным разъяснить, что же такое они подписали накануне с Владимиром Путиным и как это отразится на судьбе Беларуси.

Похоже, что хвалиться в этом плане нечем. Для многих картина выглядит так: Москва, пользуясь трудным положением капризного белорусского союзника, дожала-таки его с пресловутым «углублением интеграции» (при том что самого этого термина сейчас избегает).

 

Москва хотела большего, но…

Политические враги Лукашенко тут же отметились очередными возгласами, что вот теперь, мол, диктатор уж точно сдал Беларусь. И в доказательство приводят тот момент, что союзные программы, утвержденные 4 ноября на заседании Высшего госсовета Союзного государства в формате видеоконференции, не опубликованы.

Да, широкой публике они не предъявлены. И это, увы, печальная традиция двух авторитарных режимов, кичащихся своей якобы народностью: шушукаться, договариваться келейно, де-факто показывая простому люду, что это не его ума дело.

Точно так же выглядела эпопея с дорожными картами «углубления интеграции» в 2019 году, когда лишь случайно широкая публика узнала о 31-й карте (в итоге отодвинутой), которая предусматривала единую валюту и наднациональные органы.

Но осмелюсь предположить, что сейчас в союзные программы (это и есть дорожные карты в перелицованном виде) никаких сногсшибательных сюрпризов не зашито. Вряд ли суть этих документов сильно отличается от их краткого содержания, изложенного в совместном заявлении премьеров двух стран, опубликованном 10 сентября на сайте российского правительства.

А в том своеобразном дайджесте — набор резиновых словечек типа «сближение», «гармонизация», «интеграция» и лишь изредка «унификация». Последнее касается, например, регулирования транспортного рынка. Но это же не означает, что завтра белорусскими тепловозами завладеет Москва. Равно как внедрение общих принципов налогообложения не означает, что белорусские налоги потекут в российскую казну.

Так что в этом плане Кремль выжал из Лукашенко пока намного меньше, чем хотел изначально, когда в конце 2018 года тогдашний премьер Дмитрий Медведев выкатил белорусским деятелям свой ультиматум: хотите и впредь получать экономические плюшки — давайте без дураков выполнять союзный договор 1999 года.

А в нем — и единая валюта, и союзный парламент, и общая конституция, короче, полный набор для поглощения Беларуси под маркой братского единения. Сейчас же на выходе — лишь 28 довольно декларативных программ, которые, судя по всему, исключают политическую интеграцию.

 

Отвертеться Минску будет сейчас сложнее

Примечательно, что по итогам заседания ВГС 4 ноября оба премьера упомянули о примерно 400 нормативных актах, которые предстоит принять или пересмотреть для реализации союзных программ. То есть рутинной работы еще вагон и маленькая тележка.

И в прежние времена белорусская сторона на подобной стадии не раз де-факто саботировала союзные договоренности, если они были для Минска дискомфортны или если Москва просто не раскошеливалась в должной по его меркам степени.

А вот сейчас — и в этом фишка момента — откручиваться будет намного труднее. Вспомним: Лукашенко отверг подписание дорожных карт в декабре 2019 года, когда отношения Минска с Западом были в положительной фазе, имелась возможность геополитического маневра.

Но в результате брутального подавления протестов после выборов-2020 белорусский вождь беспрецедентно поссорился с Евросоюзом и США, получил от них санкции (включая секторальные, чего прежде не бывало) и отказ в легитимности. Понятно, что и западных денег теперь не видать как собственных ушей. Что остается? Правильно, бить челом Москве — кредитору последней надежды.

Так что у нее сейчас — как никогда большие возможности аккуратно дожимать норовистого белорусского партнера. Что она и делает, в частности — старательной дозировкой финансово-экономической помощи.

На заседании ВГС 4 ноября Путин подчеркнул, что стоимость российского газа для Беларуси в 7–10 раз ниже спотовых цен в Европе и в 3–4 раза ниже цены поставок туда по долгосрочным контрактам «Газпрома». Подтекст прозрачен: скажите за это спасибо и слишком много не просите.

При этом, подчеркнул Путин, вопросы рынков нефти и газа продолжают вызывать споры между Минском и Москвой. Иными словами, идти на уступки в этих чувствительных для белорусской экономики сферах Кремль не спешит.

Вообще он сделал изящный ход. Вопросы создания единых рынков газа, нефти и нефтепродуктов просто вынесены за скобки достигнутых 4 ноября договоренностей. Как отметил белорусский премьер Роман Головченко, «к июлю 2022 года мы должны разработать принципы функционирования объединенного рынка газа, а до 1 декабря 2023 года с учетом этих принципов подписать соответствующие дополнения к союзной программе».

То есть подпись Лукашенко под декретом об утверждении союзных программ получена, а вот мечты белорусской стороны получать газ по тарифам Смоленщины отодвигаются — и не факт, что будут приняты во внимание вообще.

И в целом мы пока не видим, что белорусское руководство получило некое вознаграждение за сам факт подписания пакета союзных программ. Хотя изначально минские переговорщики пытались навязать принцип «утром деньги — вечером стулья».

Видимо, потому Лукашенко столь несловоохотлив по итогам заседания ВГС.

 

Коготок белорусской птички увяз как никогда сильно

Вдобавок ко всему Кремль постарался в принципе аккуратно наказать белорусского вождя за прежнюю гордыню, изящно взять реванш за некогда полученные щелчки по носу.

Путин, вопреки ожиданиям, не прилетел в Минск на заседание ВГС (что было бы большим пиар-достижением для Лукашенко, пытающегося доказать, что он не изгой и очень даже легитимен).

Российский лидер поучаствовал в заседании ВГС как бы между прочим, в контексте своего пребывания в день национального праздника в святом для адептов великодержавности Севастополе. Встретился там с местным губернатором и уделил немного времени дистанционному общению с белорусским партнером. То есть Лукашенко как бы поставили на одну доску с главой российского региона.

Кроме того, белорусский вождь был вынужден поздравить крымчан с праздником, заверить, что «они не одни», артистично посетовать на то, что Путин его не взял с собой на полуостров.

И эти пассажи уже вызвали не очень хороший для Лукашенко резонанс. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков напомнил, что «у президента Белоруссии есть действующее приглашение посетить Крым, давнейшее». Так что тот попадает в щекотливое положение. Слово не воробей. Полететь же на аннексированную территорию означает пустить под откос отношения с Украиной, торговля с которой дает Беларуси большое положительное сальдо.

Ну, и вообще обозреватели стали говорить о том, что Москва практически дожала белорусское руководство в вопросе признания Крыма.

Впрочем, я не уверен, что Путину в этом плане так уж нужны формальности. Куда важнее, что де-факто Лукашенко в капкане.

Прошли времена, когда он мог гордо отворачиваться от дорожных карт «углубления интеграции», дразнить Кремль играми в многовекторность и пр. После августа 2020 года коготок белорусской птички увяз, кажется, уже намертво.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber