Нужна ли экономика в сельском хозяйстве. Или достаточно гудеть и шуметь?

«Средства, которые вкачиваются в АПК, расходуются крайне неэффективно».

В конце октября Александр Лукашенко много внимания уделил сельскому хозяйству. Хотя, надо сказать, эта тема всплывает всегда, когда он выезжает в глубинку.

Так, например, первый вопрос по прилете в Лиду, где в районной больнице обсуждалась борьба с коронавирусом, был не об эпидемиологической ситуации в районе, а «что у тебя осталось убирать?» Главное, что интересовало руководителя страны, — успеют ли до снега собрать кукурузу и как идет вспашка зяби.

Отчитывая председателя Минского облисполкома Александра Турчина, Лукашенко заявил: «Мне здесь не экономика уже нужна, а организация. <...> Надо организовать дело, чтобы гудело и шумело сейчас в полях, ибо [иначе] останемся без хлеба».

 

Прибыль намного меньше дотаций

Между тем на нынешний урожай зерновых (а он ниже прошлогоднего на 30%) обратили внимание в своем отчете эксперты Евразийского банка развития: «В сентябре рост ВВП оставался ниже 1% годовых главным образом из-за сокращения на 13,7% годовых сельскохозяйственного производства».

То есть, сельское хозяйство тормозит экономику, снижение его показателей негативно сказывается на росте ВВП.

В то же время белорусский экономист Ярослав Романчук в комментарии для БелаПАН высказал мнение, что основная причина снижения темпов роста ВВП кроется «в самой структуре экономики Беларуси и тех правовых рамках, в которые белорусские власти ее поставили».

«В ситуации, когда обнулено право, когда страна находится в самоизоляции и ведет торговые войны с соседями, когда заморожены инвестиции, ВВП предсказуемо должен упасть», — отметил он.

Плохие же показатели сельского хозяйства, говорит эксперт, объясняются неэффективным расходованием тех средств, которые закачиваются в агропромышленный комплекс (АПК), и сохранением государственной собственности на землю.

«В режиме колхозов и совхозов отрасль эффективно работать не может», — говорит экономист.

В Беларуси, по его данным, чистая прибыль сельского хозяйства составляет лишь 15% от того объема дотаций, которые оно ежегодно получает от государства.

 

Печальные рекорды

По данным Белстата, в январе — сентябре в хозяйствах всех категорий — сельскохозяйственных организациях, крестьянских (фермерских) хозяйствах, хозяйствах населения — производство продукции в текущих ценах составило 17,7 млрд рублей, или в сопоставимых ценах на 6,6% меньше уровня января — сентября 2020 года. Это второй после строительного сектора худший результат работы в экономике за девять месяцев.

По долгам АПК также бьет рекорды: на 1 сентября суммарные долги в сельском хозяйстве составили 16,3 млрд рублей.

Внутренняя дебиторская задолженность достигла 1,959 млрд рублей — это исторический максимум по размеру обязательств аграриев. Кредиторская задолженность в АПК также зашкаливает — 9,859 млрд рублей.

С начала 2021 года размер совокупной задолженности в сельском хозяйстве вырос на 9,3%. Суммарная задолженность сельского хозяйства на порядок превышает его выручку.

При этом расходы консолидированного бюджета на АПК в 2021 году составляют более 2 млрд рублей — это прочти в 1,5 раза больше, чем в прошлом году.

 

Какова отдача от компьютеров и роботов?

В отрасли, по данным за 2020 год, заняты 7,2% населения, но тенденция к сокращению количества работников уверенно сохраняется.

«Из сельской местности идет существенный отток людей, поскольку хорошей работы нет, а получать 300 рублей и благодарить за это власти — это явно не тот сюжет, который улыбается молодежи», — отмечает Романчук.

По данным Белстата, за восемь месяцев по агросектору было уволено 63 тысячи работников, принято на работу 59 тысяч. Таким образом, чистый отток составил четыре тысячи (за сентябрь — 1829).

В недавнем интервью газете «Звязда» министр сельского хозяйства и продовольствия Иван Крупко уверял, что «сельское хозяйство интенсивно развивается, в производство внедряются инновационные технологии, на поля и фермы приходят роботы, внедряются биотехнологии, активно применяются новейшие научные разработки и достижения».

Однако наличие компьютеров в кабинетах и роботов на фермах еще не гарантирует, что новая техника используется правильно и эффективно. По меньшей мере, для этого нужны грамотные специалисты, а молодежь из села уезжает.

 

Земле нужен хозяин

При этом у белорусских фермерских хозяйств качественные показатели в пять-шесть раз лучше, чем у государственных сельхозорганизаций, отметил Романчук.

«Но это не убеждает белорусские власти, потому что перед этим сектором не ставятся задачи делать качественные продукты и зарабатывать», — предположил эксперт.

По большому счету, Лукашенко и не скрывает, что высокие экономические показатели сельского хозяйства для него не на первом плане. Ежегодные финансовые вливания — это своего рода социальная помощь глубинке. «Мы поддерживаем сельское хозяйство, сельхозпредприятия, потому что они смотрят за деревнями», — объяснил Лукашенко в одной из поездок летом этого года.

Возможно ли в принципе, чтобы белорусское сельское хозяйство было эффективным и прибыльным? Да, отвечает Романчук, но для этого нужно решить главный вопрос — отдать землю в собственность. «С этого надо начинать. Когда у земли будут хозяева, вопрос эффективности решится автоматически», — уверен эксперт.

Мировой опыт давно уже доказал — именно частник быстрее реагирует на потребности рынка. Есть множество примеров того, как это работает, продолжил аналитик.

«Взять, например, сельское хозяйство Новой Зеландии, у которой 60% экспорта — сельхозпродукция. Чили и Нидерланды также зарабатывают на сельском хозяйстве десятки миллиардов долларов. Без дотаций, без особого участия государства, при сохранении экологических стандартов люди получают хорошие финансовые показатели — это просто бизнес», — подчеркнул Романчук.

 

Использованы стоковые изображения от Depositphotos

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber