Лукашенко делает «решительный шаг», Путин дистанцируется

Лукашенко пытается раздуть значение предстоящего заседания Высшего госсовета Союзного государства.

На 4 ноября намечено заседание Высшего госсовета (ВГС) Союзного государства, которое анонсируется Александром Лукашенко как «решительный шаг в нашей интеграции», но, скорее всего, ничем особенным не запомнится.

Фото kremlin.ru

Тема углубления белорусско-российской интеграции заняла заметное место накануне сентябрьских выборов в Госдуму РФ, а потом сошла на нет. Лукашенко продолжает эксплуатировать тему эксклюзивных отношений Беларуси и России, но если для танго нужны двое, то и для интеграции недостаточно риторических упражнений лишь одной стороны.

 

Лукашенко говорит за Путина

«Мы в канун очень важного события с вами встречаемся. 4 ноября проведем Высший госсовет, несмотря на проблемы, которые вокруг — и со здоровьем людей, лечением их и так далее. Тем не менее это важный Высший госсовет, поскольку за последние полтора десятка лет мы делаем решительный шаг в нашей интеграции»,заявил Лукашенко 28 октября на встрече в Минске с генпрокурором РФ Игорем Красновым.

Гость вежливо выслушал рассчитанный на белорусскую телеаудиторию спич принимающей стороны и подтвердил, что прокуратуры двух стран прекрасно сотрудничают между собой. Российский прокурор не комментирует, что там на политическом Олимпе делают лидеры государств.

В данном случае Лукашенко выступил то ли глашатаем, то ли толкователем слов Владимира Путина: «Как сказал президент Путин, мой коллега, что мы практически тем самым снимаем многие и многие, если не все, вопросы в сфере экономики. Мы создаем таким образом, опять же его слова, фундамент наших будущих отношений. Как уж мы будем наши отношения выстраивать, — я думаю, что успешно. Хотелось бы, чтобы это был конкретный сильный шаг».

Тут мы наблюдаем апелляцию к авторитету российского президента, который действительно мог бы сказать что-то вроде этого, но вместо Путина это почему-то делает Лукашенко и почему-то в разговоре с человеком Путина.

При этом Лукашенко жалуется, что некие не названные враждебные силы стараются «вбить клин между нами», но эти попытки обречены на неудачу.

Что же это за силы, которые мешают диалогу Лукашенко и Путина? После того как в августе прошлого года официальный Минск отказался от многовекторности и лично Лукашенко просил Путина уведомить канцлера ФРГ Ангелу Меркель, чтобы она не пыталась ему, Лукашенко, звонить, вряд ли на роль такого вредителя подходит «коллективный Запад» — он исключен из общения с Лукашенко. В Беларуси зачищено политическое поле, соответственно, намек Лукашенко направлен на «многоподъездную» политику Кремля.

 

У России хватает своих проблем

Между тем и в российских элитах нет особого ажиотажа ни в отношении Лукашенко, ни в отношении белорусско-российских отношений. Как отметил российский журналист Артемий Троицкий на конференции «Рубикон» в Таллинне, «белорусская повестка не является ни особенно востребованной, ни приоритетной — в России хватает своих проблем». Троицкий считает, что МИД России, конечно, поддерживает белорусского союзника, но без восторга.

Большинство экспертов сходится на том, что основными лоббистами Лукашенко в России являются тамошние силовики, но что они получают взамен?

Аркадий Мошес, директор исследовательской программы по Восточному соседству ЕС и по России Финского института международных отношений (FIIA), на той же конференции отметил: «Вы не найдете ни одной серьезной уступки, которую можно назвать сдачей суверенитета Беларуси».

Мошес признает, что российское военное присутствие в Беларуси увеличилось, но «не сильно», внутриполитический процесс в Беларуси отдан на откуп Лукашенко, а тот даже не позволил зарегистрировать пророссийскую партию, считающийся пророссийским Виктор Бабарико получил уголовное преследование по полной программе, «Белгазпромбанк» остался под контролем белорусской стороны.

Политолог считает, что с точки зрения Кремля Лукашенко является лучшим из возможных партнеров и главное его достоинство — он доказал, что способен удерживать ситуацию под контролем и его политика в области образования привязана к «русскому миру» и не ведет к укреплению белорусской идентичности.

 

Фокусы и иллюзии

Безальтернативность для Кремля фигуры Лукашенко, умноженная на низкий интерес к происходящему на российской территории, позволяет последнему пускаться в определенного рода авантюры, по итогам которых есть надежда избежать наказания благодаря фразе «кто на нас с Путиным?»

Чтобы этот фокус работал, Лукашенко вынужден создавать иллюзии в информационном поле. Одна из них заключается в провоцировании информационной волны и завышенных ожиданий от предстоящего заседания ВГС.

В интервью CNN Лукашенко заявил: «Мы с Путиным и руководство России и Беларуси в целом достаточно умны, чтобы в рамках двух независимых, суверенных государств создать такой союз, который будет еще сильнее унитарного образования». Что это за союз, который будет «сильнее унитарного образования», не понятно никому, и тот же американский телеканал эти слова даже выбросил, сообщив о намерении Лукашенко и Путина «создать сильный союз».


Читайте также:


Уже известно, что ВГС пройдет дистанционно. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сообщил, что «действительно, в День народного единства, 4 ноября состоится заседание Высшего Государственного совета Союзного государства. Пройдет оно в режиме видеоконференции». 9 сентября сообщалось, что Лукашенко и Путин согласовали союзные программы; 10 сентября их одобрили главы правительств; предполагалось, что Высший госсовет Союзного государства их утвердит.

Теперь Лукашенко на встрече с российским прокурором говорит о подписании 28 союзных программ, но если речь идет о том, что упоминается в совместном заявлении премьер-министров двух стран от 10 сентября, то, собственно, что там подписывать на заседании ВГС? То, что Лукашенко и Путин уже согласовали в сентябре. Фактически речь не идет о создании чего-то нового, а тем более о решительном шаге в интеграции, как это пытается преподнести Лукашенко.

Представляется, что в российской повестке дня Беларусь не будет особо упоминаться до намеченного на февраль 2022 года конституционного референдума, и только творческие усилия Лукашенко могут заставить Кремль более плотно заняться белорусским вопросом.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber