Непонятки с Конституцией. Останется ли Лукашенко «вечным президентом»?

В любом случае сверхзадача для него — сохранить авторитаризм…

Александр Лукашенко, вероятно, пока так и не решил, какое место займет после принятия новой Конституции. А если и решил, то будет темнить до последнего. Особенно если намерен-таки покинуть нынешнее кресло. Становиться «хромой уткой» любому политику неприятно, а главе персоналистского режима еще и опасно.

Поскольку же подчиненные, ангажированные в процесс подготовки проекта Конституции, не знают, что на уме у шефа, то сколько ни призывай их к активной выработке предложений, толку будет мало. Понятно, что точки над і все равно будет расставлять сам Лукашенко.

Его сегодняшняя встреча с рабочей группой по доработке проекта новой Конституции ничего по сути не прояснила. Вождь политического режима лишь еще раз подчеркнул свою уже не раз артикулированную убежденность в том, что «Беларусь должна быть президентской республикой, если мы хотим сохранить страну».

Но поскольку новым статусом и новыми полномочиями наделяется Всебелорусское народное собрание, то, заявил Лукашенко, важно «не нарушить устойчивость государственного аппарата, не допустить появления в стране двоевластия».

 

Круговорот Конституции в природе

По мнению многих независимых аналитиков, Лукашенко в вопросе новой Конституции явно тянет время, занимается прокрастинацией.

Смотрите: ведь над проектом несколько месяцев уже работала весьма представительная по критериям властей Конституционная комиссия, в которой были и так называемые практики (некие особые знатоки жизни в понятиях Лукашенко), и юристы высокого ранга.

Но теперь вот решено доработать проект еще на уровне рабочей группы, в которую включены в основном высокопоставленные чиновники, затем передать документ высококвалифицированным юристам (а что, председатель Конституционной комиссии и Конституционного суда Петр Миклашевич и его коллеги к таковым не относятся?). Потом, как сообщил Лукашенко, «конечный вариант будет вынесен на заседание Конституционной комиссии и сразу же на референдум». То есть в комиссию проект попадет еще раз. Этакий круговорот Конституции в природе.

«Еще предстоит выработать подходы, как будет формироваться ВНС. Само название — Всебелорусское народное собрание — широкие слои общества. Как регионы будут представлены, действующие депутаты… По численности тоже пока еще вопрос дискуссионный. Оно должно представлять все слои общества. <…> Над этими вопросами в том числе будет работать группа», — рассказал после сегодняшней встречи глава президентской Администрации Игорь Сергеенко.

Короче, пока с ВНС полный туман. Ритуальные танцы вокруг будущего статуса, параметров, функций этой структуры продолжаются. При этом Лукашенко как бы пытается дистанцироваться от доработки проекта, заявляя членам рабочей группы: «Я готов слушать, включаться в работу, но вы предлагайте. Вы уже сильные специалисты, опытные, вы знаете, что можно вынести на Всебелорусское народное собрание, что оставить в полномочиях президента, чтобы его не перегружать, что должно быть в правительстве, местных органах власти».

Да уж, можно подумать, подчиненные рискнут по своему разумению перекраивать президентские полномочия, кого-то ими наделять. Если что-то и предложат, то это будет сугубо мелочевка. Тем более что Лукашенко тут же подчеркнул ответственность участников рабочей группы за принятие правильных, выверенных решений, потому что, мол, любой неверный шаг может разрушить страну.

Понятно, что все будут ожидать четких установок от шефа. А он, вероятно, и сам пока терзается. Оттого и затягивает процесс. В начале месяца член Конституционной комиссии Юрий Воскресенский, которого многие считают рупором властей, сообщил, что для публичного обсуждения проект новой Конституции будет представлен не позднее 7 ноября. Сегодня же Сергеенко сказал, что «к декабрю, может быть, к концу ноября выйдем на всенародное обсуждение».

 

Какое кресло выбрать? Или оба?

Понятно, что чем короче срок кампании, тем комфортнее для властей. Но дело, пожалуй, не в этом. Лукашенко, похоже, напряженно раздумывает. С одной стороны, он хочет создать, как многие предполагают, новую структуру под себя в виде ВНС, с другой — не поставить этой новацией под угрозу разрушения всю любовно отстроенную им за четверть века систему.

Как это сделать — еще та задачка. Аналитик Артем Шрайбман отмечал в комментарии для Naviny.by, что «это два несовместимых желания. Если вы оставляете сильного президента и [делаете] сильное Всебелорусское собрание, это априори означает двоевластие».

ВНС, как можно понять по словам Лукашенко, должно иметь возможность довольно жестко контролировать, поправлять президента и даже объявлять ему импичмент. В этих рассуждениях Лукашенко наверняка видит себя на посту главы ВНС.

Но когда он говорит, что нужно сохранить сильную президентскую власть, то наверняка за этим стоит, кроме всего прочего, желание подольше посидеть в нынешнем кресле.

Может, он найдет выход в том, чтобы, оставаясь в этом кресле, на переходный период еще и возглавить ВНС? Для авторитарных вождей совмещать несколько высших постов — обычное дело, так было, например, в СССР.

В недавнем интервью CNN Лукашенко припугнул Запад тем, что вообще останется «вечным президентом», если тот будет давить. Ну, а при нынешних отношениях с ЕС и США, раскручивании идеологемы осажденной крепости всегда можно сослаться на козни врагов.

 

Зачем пятое колесо в телеге?

Если же зрить в корень, то возникает детский вопрос: а зачем вообще это ВНС, и уж тем более — с термоядерными полномочиями? Зачем городить огород, присобачивать к телеге пятое колесо? Ведь первый президент создал по-своему совершенную конструкцию авторитарной власти.

Вот Лукашенко заявляет, что «Всебелорусское народное собрание вводится <…> для того, чтобы обеспечить, как юристы говорят, сдерживание и противовес». Но при этом опасается, что такая новация как раз-таки разбалансирует систему власти. Где логика? Зачем тогда этот риск?

Сергеенко же говорит, что ВНС «должно представлять все слои общества». Простите, а зачем тогда парламент? Будь в Беларуси нормальные парламентские выборы, а не назначение депутатов с жесточайшим отсечением критиков режима, именно Национальное собрание играло бы роль такой полифоничной трибуны и являлось бы элементом системы сдержек и противовесов. Большие же начальники де-факто признают, что никакого разделения властей у нас нет, парламент — лишь декорация.

И потом, ведь участники предыдущих ВНС тоже фактически назначались из числа проверенных, железных лоялистов. Вряд ли от такого подхода откажутся и впредь. «Бэчебэшников» к ВНС, понятное дело, на пушечный выстрел не подпустят. Так что о представительстве всех слоев — лишь красивые слова.

 

Система может окончательно окуклиться

На самом деле речь идет о том, чтобы авторитарная система еще сильнее отгородилась от народа, окончательно окуклилась. Только вот красивая бабочка из такой куколки никогда не получится. Узкий круг тщательно отфильтрованных людей будет определять всю политику страны.

Не случайно Лукашенко предложил, чтобы ВНС могло даже изменять Конституцию. Представьте себе: тогда вообще без всяких референдумов (после августа 2020 года любые электоральные кампании страшат) в ней можно будет легко прописывать что угодно, обеспечивая хоть пожизненное правление нынешнего вождя, хоть условия для фактической передачи власти по наследству.

Таким образом, все эти маневры вокруг ВНС и новой Конституции в целом связаны прежде всего с тем, что Лукашенко думает, как бы уйти (на чем, возможно, настаивает Кремль) так, чтобы остаться и чтобы вообще все было по-прежнему.

И хотя вождь режима уверяет, что новая Конституция будет менее жесткой, на самом деле, как видим, ее сверхзадача — сохранить авторитаризм, обеспечить нынешней правящей верхушке дальнейший контроль над страной, не допустить к власти людей с иными представлениями о будущем Беларуси.

И это означает, что новый Основной закон не принесет мира и согласия разодранному жестоким внутриполитическим кризисом белорусскому обществу.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber