Как повысить зарплату учителям

«За сентябрь после всех сборов и вычет налогов я получила 850 рублей».

Татьяна 15 лет работает учителем в столичной школе. Ее зарплата ниже средней в сфере образования. Учительница уверена, что во многом проблема низкой оплаты труда состоит в несправедливом распределении средств.

Naviny.by попытались разобраться, можно ли в существующих условиях увеличить зарплату учителя.

Фото pnp.ru

 

«Вы что, подвиг совершили? Почему вам надо давать премию?»

Татьяна — учитель-предметник. У нее первая категория, нагрузка — 32 часа (учительская ставка — 20 часов).

«За сентябрь после всех сборов и вычет налогов я получила 850 рублей», — рассказала учительница Naviny.by.

Она говорит, что была бы довольна, если бы ее зарплата достигла хотя бы средней учительской — 1139,5 рубля (по данным Белстата за январь—август). Отметим, что это 77,88% от средней начисленной заработной платы в стране за август (1463,2 рубля). В целом в сфере образования средняя зарплата за август составила 943 рубля.

В школах Беларуси работает более 111 тысяч учителей, зарплата у них очень разная. Татьяна судит по своей школе: «Это от директора зависит, большая разница в зарплатах учителей или нет. В школе очень ценят мужчин учителей, которых мало, и делается всё, чтобы их удержать. У нас мужчины учителя-предметники зарабатывают и 1500 рублей за примерно такую же нагрузку, как и у меня. Бывают ведь премии в 20 рублей, а бывают в 120 рублей. Мужчинам выписываются по максимуму премии и надбавки. Каждый месяц прошения — оцените высокие достижения! А ответ чаще всего такой: Какой вы совершили подвиг, чтобы я вам надбавку дала?».


Читайте также:


Надбавки и премии начисляются по специальным положениям о премировании, отметил во время онлайн-конференции бывший директор одной из школ Дзержинского района Минской области Михаил Будаев.

«Представить педагога к премии, как правило, можно только по факту его участия (лучше результативного) в тех мероприятиях, которые имеют характер дополнительных по отношению к его основной деятельности, — отметил Будаев. — Таким образом, премиальный фонд не всегда в полной мере удается распределить между педагогами. Остается неиспользуемый излишек, который в идеальной ситуации следовало бы распределять между сотрудниками школы. Но это будет являться нарушением положений о премировании, что может повлечь за собой ответственность».

Система распределения премий и надбавок довольно сложная и в некоторых школах действительно порождает нездоровую атмосферу, отметила в комментарии для Naviny.by эксперт в сфере образования Тамара Мацкевич.

«Учителя видят как несправедливость распределения средств по отношению к системе образования в целом в стране, так и в отдельной школе, — сказала Мацкевич. — В целом это показатель того, как государство не доверяет людям. Директор вынужден не думать о стратегии развития школы и учебном процессе, а становиться крепким хозяйственником, думать, как выкрутиться из ситуации, где найти деньги. В отдельных случаях приходится нарушать закон, прося у родителей или каких-то организаций деньги для школы. Сложно в создавшихся условиях закрыть все дыры в бюджете школы».

 

Коллективы школ отстранены от финансовых решений

Школа в целом не самостоятельна в финансовых вопросах, их регулирует специально созданный орган — Центр обеспечения деятельности бюджетных организаций (ЦОДБО), где, например, один бухгалтер отвечает за работу сразу в нескольких школах.

«Система взаимоотношений между руководством учреждения и бухгалтерией предстает в извращенном виде. Директор школы фактически вынужден подчиняться указаниям бухгалтера, так как последний не является его сотрудником. Разработкой финансовой сметы школы занимаются специалисты ЦОДБО, коллектив школы оказывается отстраненным от принимаемых решений», — отметил Будаев.

Расходование средств происходит исключительно по предварительному согласованию с начальником управления, отметил Будаев. И это несмотря на то, что деньги на деятельность учреждения уже фактически выделены согласно смете.

То же происходит и с заработанными школой деньгами. Каждая школа вынуждена обеспечивать определенные доходы путем оказания внебюджетных услуг: платные факультативы или сбор макулатуры. Средства по закону перечисляются на расчетный счет школы.

Однако потратить их более чем проблематично, отметил Будаев. «Проведение любой закупки, — рассказал он, — в том числе за внебюджетные средства, необходимо согласовывать с управлением по образованию, которое может по своему усмотрению отказать в согласовании процедуры».

 

Финансовая автономия дает возможность определять стратегию развития школы

Чтобы было иначе, нужна финансовая автономия школы, которая, сказала Мацкевич, связана с академической, кадровой и организационной автономией:

«Например, школы в Швеции и Финляндии получают финансирование и из местного бюджета, и из центрального госбюджета. Местный бюджет обеспечивает содержание здания школы, отопление, функционирование столовой. А вот государственный выделяет финансирование на образование: зарплаты учителям, школьное оборудование и технику для проведения уроков. Финансовая автономия предполагает, что директор школы при согласовании со школьным советом имеет право распределять эти средства лучшим образом для школы, чтобы она развивалась. Например, вместе со школьным советом решается вопрос, что необходимее купить — новое оборудование для школьной столовой или парты. Так же определяется, за что стимулировать учителей. В условиях Беларуси часто учителя материально поощряют не за работу с детьми в рамках учебного процесса, а за участие в мероприятиях БРСМ».

Мацкевич подчеркнула, что финансовая автономия дает не только возможность тратить бюджетные деньги разумно и соответственно потребностям школы, но и определять стратегию развития.

Например, учреждение образования видит свой потенциал в развитии физико-математического направления. Соответственно, в эту сторону направляют больше финансов. Подбирают сильных учителей (для этого нужна академическая автономия), выделяют им надбавки за учебные достижения учеников.

Эксперт напомнила, что Минобразования пытался оздоровить финансовую сторону системы школьного образования, введя подушевое финансирование, при котором деньги идут не на школу в целом, а на каждого ученика. При этом оплата коммунальных услуг, капитальный и текущий ремонт здания финансируются из бюджета и не привязаны к числу учеников.

Однако, говорит Мацкевич, «система подушевого финансирования школ не работает, потому что для того, чтобы она была эффективна, надо дать кадровую свободу школе, свободу выбора школы родителям».

В Беларуси же учителей нанимает на работу отдел образования местной администрации, а дети в большинстве случаев учатся в школах, за которыми прикреплены согласно регистрации. Так что и здесь все упирается в отсутствие свободы.

При наличии свободы решений и финансовой самостоятельности деньги было бы проще использовать, климат был более здоровый, говорит Мацкевич.

«В странах ЕС и Украине школы имеют открытый бюджет, учителя и родители знают, куда идет каждая копейка, — привела она пример. — Финансовая автономия возможна только если школа будет действительно самостоятельным юридическим лицом. Фаршированная рыба — рыба, но не плавает. Так и с нашей школой — ей трудно что-то решать, эффективно функционировать, не являясь на деле юридическим лицом».

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber