Минск может заволокитить создание в Беларуси российской военной базы

Но у Москвы есть рычаги воздействия.

Можно предположить, что сложность процедуры оформления правового статуса иностранной военной базы в Беларуси, даже если это база российская, будет использоваться официальным Минском для того, чтобы как минимум затянуть ее создание. При этом мы не знаем, ставит ли сегодня Кремль этот вопрос перед Лукашенко.

6 октября министр обороны России Сергей Шойгу, подводя итоги совместных с Беларусью стратегических учений «Запад-2021», сообщил, что в их ходе была проверена работа создаваемых на белорусской территории двух учебно-боевых центров для подготовки специалистов военно-воздушных сил и противовоздушной обороны.

Это заявление вызвало нервную реакцию в соседних с Беларусью и Россией странах НАТО и в Украине, так как ранее Минск и Москва заявляли, что создают на белорусской территории один такой центр.

Однако детальный анализ имеющийся информации позволяет говорить, что опасения наших соседей чрезмерны. В этом случае речь идет не о создании еще одного центра, а о разделении унитарной учебно-боевой структуры на две специализированные ввиду коренных различий в профиле подготавливаемых специалистов.

 

С-400 — под Гродно, Су-30СМ — в Барановичах

Напомним, что решение о создании белорусско-российского учебно-боевого центра в Гродненской области было принято еще 5 марта в Москве в результате переговоров глав военных ведомств.

Комментируя по горячим следам это соглашение, в Минобороны Беларуси выразили уверенность в том, что центр позволит значительно повысить профессиональный уровень специалистов и качество подготовки подразделений как ВВС и войск ПВО Беларуси, так и Воздушно-космических сил (ВКС) Российской Федерации, будет способствовать развитию Единой региональной системы ПВО Союзного государства.

Правда, некоторые эксперты, указывая, что программы обучения операторов радиолокационных станций и расчетов зенитных ракетных комплексов коренным образом отличаются от систем подготовки летного и технического состава авиационных частей, сразу же засомневались в том, что создаваемый центр будет унитарной структурой. По их мнению, согласно логике учебного процесса, он должен состоять из нескольких специализированных подразделений с соответствующим оборудованием и учебными пособиями.

Так, военнослужащие, готовящиеся к управлению новой радиолокационной техникой и ракетными установками, овладевают смежными специальностями и вполне могут обучаться в составе одного учебного подразделения. Освоение же современной авиационной техники как летным, так и техническим составом требует совершенно других подходов, не говоря уже о специфической материально-технической базе.

В пользу этой точки зрения свидетельствуют публикации в СМИ о географии создания центра. Сообщалось, в частности, что зенитные ракетные комплексы (ЗРК) С-400 из состава 210-го полка ВКС России, выделенные для нужд центра, размещены в Гродненской области, неподалеку от границы с Польшей.

А вот истребители Су-30СМ, предназначенные для обеспечения летной подготовки белорусских и российских пилотов и несения ими совместного учебно-боевого дежурства, прилетели в Барановичи Брестской области на аэродром 61-й авиационной базы. Что вполне обоснованно, так ее наземная инфраструктура и технический персонал могут в полной мере обеспечить надежную эксплуатацию этой авиатехники.

Надо полагать, именно это разделение создаваемой структуры на две специализированные и стало причиной заявления Шойгу о двух учебно-боевых центрах.

 

Плюс Лида?

Между тем не исключено, что процесс деления продолжится. Так, среди экспертов нет единства в вопросе организации подготовки летного состава для эксплуатации Су-30СМ. Существует мнение, что этот процесс следовало бы разделить на два этапа, которые проходили бы в двух разных подразделениях.

Отмечается, что на первом, предварительном этапе обучение следует производить на учебно-боевых самолетах (УБС), имитирующих летные характеристики боевого самолета. На втором, завершающем этапе полученные навыки нужно закрепить на реальных многофункциональных истребителях.

При таком подходе первый этап подготовки летного состава к полетам на Су-30СМ мог бы проходить на базе 206-го центра подготовки летного состава, входящего в качестве отдельной учебно-боевой эскадрильи в состав 116-й штурмовой авиабазы, базирующейся неподалеку от города Лида Гродненской области. Дело в том, что в ВВС и войсках ПВО Беларуси только этот центр располагает УБС Як-130.

Применение на них программируемой цифровой системы управления дает возможность имитировать летно-тактические характеристики наиболее распространенных современных боевых самолетов поколений 4, 4+, 4++ и даже 5. Таким образом можно вести предварительную подготовку к полетам на них.

При этом достигается значительная экономия средств, так как использование для учебных целей боевых машин обходится значительно дороже. Превращение же Як-130 в аналог нужного самолета можно осуществлять посредством выбора нужного режима в бортовой системе управления даже прямо в полете.

Отметим, что Як-130 уже используется на предварительном этапе подготовки белорусских военных пилотов к освоению истребителей Су-30СМ, имеющихся в нашей армии. Первые четыре машины этого типа поступили на вооружение 61-й истребительной авиабазы в Барановичах в ноябре 2019 года.

Такое построение учебного процесса является целиком оправданным в условиях низких темпов поставки истребителей Су-30СМ в Беларусь. Очередная партия из четырех таких машин (всего законтрактовано 12) ожидается лишь в декабре 2022 года. А срок поставки последних четырех истребителей пока вообще не определен. Что, без сомнения, замедлит освоение белорусскими летчиками Су-30СМ и оттянет введение этих самолетов в боевой строй на неопределенное время.

В этих обстоятельствах тем более логично создать отдельное подразделение, в котором для выигрыша времени первоначальное освоение навыков пилотирования Су-30СМ будет производиться с использованием Як-130. Для этого и могут быть задействованы парк УБС и наземная инфраструктура 206-го учебного центра в Лиде.

 

Спасет ли Минск бюрократическая волокита?

Предметом отдельной дискуссии в экспертном сообществе является статус белорусско-российского учебно-боевого центра (или, если хотите, центров). Многие наблюдатели уверены в том, что на этой основе уже в недалеком будущем на территории Беларуси будут развернуты военные базы вооруженных сил России.

Другая часть экспертов придерживается мнения, что создание этих центров является лишь способом поставить Минску современные ЗРК и боевые самолеты по приемлемой для него цене.

Какая из этих точек зрения ближе к истине, покажет время. Но на сегодня правовых основ (в виде межгосударственных соглашений) для создания на белорусской территории полноценной российской военной базы (или баз) нет.

Как с юридической точки зрения могла бы выглядеть процедура их организации, можно судить на примере двух российских военных объектов, действующих сегодня в нашей стране. Их Лукашенко в недавнем интервью CNN назвал базами «гражданского назначения» ввиду отсутствия на них какого-либо вооружения.

Это отдельный узел «Барановичи» с радиолокационной станцией «Волга», входящий в российскую систему предупреждения о ракетном нападении и размещенный в Брестской области, недалеко от Ганцевичей. Его основным предназначением является обнаружение пусков баллистических ракет с атомных подводных лодок стран НАТО из акватории Атлантического океана.

А 43-й узел связи (радиостанция «Антей») Военно-морского флота (ВМФ) России, распложенный в Вилейке, обеспечивает связь на сверхдлинных волнах Главного штаба российского ВМФ с атомными подводными лодками, которые несут боевое дежурство в Атлантическом, Индийском и Тихом океанах.

В течение нескольких лет после распада Советского Союза, ввиду неопределенности правового статуса, эти важнейшие для Москвы объекты находились на нашей территории де-факто незаконно. И лишь 6 января 1995 года на основании подписанных межправительственных соглашений Беларусь отдала эти объекты в безвозмездную аренду РФ на 25 лет.

В связи с истечением этого срока 20 августа нынешнего года Лукашенко своим указом одобрил в качестве основы для проведения переговоров проект протокола между правительствами Беларуси и России о продлении срока действия упомянутых соглашений. Председатель российского правительства Михаил Мишустин отдал соответствующее распоряжение своим подчиненным еще в феврале. В итоге должно появиться юридическое основание для функционирования военных объектов РФ в Ганцевичах и Вилейке в течение следующих 25 лет.

И если стороны примут решение придать учебно-боевому центру (или центрам) ВВС и войск ПВО статус военной базы, то это непременно должно оформляться межправительственным соглашением, подлежащим ратификации законодательными органами Беларуси и России.

Необходимость соблюдать все эти бюрократические процедуры дает белорусской стороне легальное основание при желании затягивать процесс на неопределенный срок. Другое дело, что у Москвы могут найтись рычаги, прежде всего экономические, чтобы поторопить союзника.