Беларусь не аграрная страна. Зачем нас убеждают в обратном

Лукашенко пытается перестроить всю страну в соответствии со своими патриархальными взглядами, говорит эксперт.

Лукашенко убеждает белорусов, что их спасет традиционный уклад жизни. Для его поддержки белорусам важно заботиться о сборе урожая, а детям в школах — выращивать яблоки. Имеет ли это отношение к экономике и почему власти держатся за патриархальное мировоззрение?

Фото "Пул Первого"

 

Аграрии проигрывают айтишникам

Александр Лукашенко, говоря о сельском хозяйстве 5 октября, отметил его стратегическую роль, говорил, что «сев озимых — вопрос номер один», «объявлена тревога» и так далее.

Между тем, как отметил экономист BEROC Лев Львовский на своей странице в фейсбуке, согласно данным Белстата в сельском хозяйстве задействованы 8,7% занятых в экономике белорусов, которые создают 6,7% ВВП. Эксперт обратил внимание на то, что средний темп роста этого вида экономической деятельности с 2011 года составил 1,9%, что выше, чем общий темп роста экономики страны в 1,2%, но существенно уступает ИТ-сфере c ее 10,3% в год.

И это мировой тренд, отметил экономист. «Таким образом, вопреки расхожему мнению, Беларусь не является аграрной страной. И слава богу», — написал Львовский.

В комментарии для Naviny.by он пояснил свою точку зрения тем, что «собственно сельское хозяйство — это не та область экономики, которая может являться точкой роста. Даже там, где оно высокотехнологично и развито, основной экономический рост приходится на другие индустрии».

По мнению экономиста, если бы Беларусь была страной, где 20-30% ВВП приходится на этот сектор, проблем у нас было бы гораздо больше. Это бы означало, что прежде чем начинать расти, нам надо было бы переобучить значительную долю работников.

Отвечая на вопрос, не тормозит ли такой подход развитие страны, Львовский сказал, что «немного тормозит, потому что лучше ресурсы, внимание чиновников направлять в сферы, где можно достичь роста».

 

Зачем Лукашенко постоянно твердит о севе и жатве?

Лукашенко в течение всего своего правления говорит о значимости сельского хозяйства. Львовский полагает, что тот вспоминает о 90-х, когда не было еды, а он стал президентом.

«Да, СССР действительно смог довести сотни миллионов людей до нищеты, а некоторые регионы — до голода в результате плохой политики, которая проводилась на протяжении многих десятилетий. Если говорить о продовольственной безопасности, сейчас голод есть только в самых неразвитых странах и странах, где экономические ошибки совершались намеренно и тоже многие годы: Венесуэла, Северная Корея, Куба, страны Африки. Чтобы этого достичь, надо очень заблуждаться в законах экономики, никого никогда не слушать, ни в коем случае не исправлять ошибки. Нам до этого все-таки еще далеко», — сказал Львовский.

По его мнению, Лукашенко говорит о значимости аграрного сектора, исходя не из экономических, а из политико-психологических факторов: «Он работал в сельском хозяйстве, ему эта сфера близка».

Эту точку зрения разделяет старший аналитик Центра новых идей социолог Геннадий Коршунов: «Можно говорить о некой пропагандистской составляющей речей о сельском хозяйстве, о посыле простому народу. Но мне представляется, что здесь больше самотерапии, это для Лукашенко способ обратиться к тому, что он хорошо знает. Он руководил сельскохозяйственным предприятием и чувствует, что компетентен в вопросах сельского хозяйства. Думаю, он все же обращается к этой теме больше для себя, чем с пропагандистской целью».

Вместе с тем, подчеркнул эксперт в комментарии для Naviny.by, проблема в том, что «общество выросло, обогнало власть, а сама власть этого не понимает». Из года в год ведется разговор о хлебе, о сборе урожая не как о рутинном мероприятии, а как об авральном. И проявляется циклическое мышление традиционного общества, отметил Коршунов.

 

«Происходит редукция государства»

Это мышление выливается в действия. Свежий пример — на совещании по сельскому хозяйству Лукашенко, как сообщила его пресс-служба, предложил закрепить за школами и университетами яблоневые сады. Он вспомнил, что раньше «были подсобные хозяйства, в каждой школе. И дети заготавливали себе на всю зиму до следующего урожая и морковь, и свеклу, и капусту — то, что нужно к столу».

Говоря об использовании детского труда в школах, Коршунов обратил внимание на то, что сегодня использование детского труда не очень укладываются в юридические нормы.

«Кроме того, — сказал он, — такие идеи — из прошлого, они не ориентированы на построение будущего. Да и в целом находятся вне педагогического профиля. Это способ самоутверждения представителей власти и контроля над обществом, что в целом деструктивно влияет на систему образования. Неправильно заставлять детей выполнять в школе физическую работу, которая не входит в школьную программу. Я уже не говорю, что это непрофильная деятельность и для преподавателей».

Между тем Лукашенко и сам показывает, как это надо делать, «демонстрируя свое приусадебное хозяйство, уборку разных культур», отметил в комментарии для Naviny.by политолог Валерий Карбалевич.

По его словам, то, что Лукашенко придерживается патриархальных взглядов, не новость. Однако в 90-е годы прошлого века его апеллирование к доиндустриальной, патриархальной части населения, во многом благодаря которой он и пришел к власти, имело смысл. Теперь же доля таких людей в белорусском обществе незначительна, и Карбалевич полагает, что Лукашенко не получит каких-то политических дивидендов от такого подхода.

Для белорусов в этой связи печально, что Лукашенко пытается в соответствии со своими патриархальными взглядами перестроить всю страну, подчеркивает эксперт.

«Получается, в школе надо не ИТ-технологиям учить, а бытовым вещам, уходу за садом. Теперь основная функция школы — воспитание лояльных правящему режиму граждан. Для этого лучше, когда дети убирают яблоки и груши, а не сидят в различных чатах», — сказал Карбалевич.

Даже если мир идет в другом направлении и такой концепт противоречит современным тенденциям, Лукашенко это не волнует, отметил собеседник Naviny.by. Цель Лукашенко — удержать власть путем политических репрессий и подавления протестов: «Происходит редукция государства, движение по венесуэльскому пути, где государство как институт практически распалось».

По мнению политолога, во имя удержания власти Лукашенко пойдет на то, чтобы пожертвовать даже институтом государства.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber