Пятая встреча. О чем договорятся Лукашенко и Путин?

Тем временем российские истребители уже в Барановичах…

9 сентября Александр Лукашенко и Владимир Путин встретятся уже в пятый раз в нынешнем году. Но эти московские переговоры таят особую интригу: одобрят ли два вождя пакет союзных программ? Белорусские власти подчеркивают, что никакой угрозы суверенитету Беларуси при этом нет, у их политических оппонентов — иное мнение.

При этом и Минск, и Москва явно осторожничают. Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков 8 сентября сообщил, что по итогам переговоров не планируется подписывать какие-либо документы, в том числе касающиеся вопросов интеграции. Он также посоветовал дождаться, что президенты скажут на итоговой пресс-конференции.

Со своей стороны, Лукашенко 1 сентября подчеркнул: «Если мы договоримся окончательно с президентом России 9-го [сентября], то 10-11-го правительства соберутся, рассмотрят, примут эти программы. А потом мы их утвердим на Высшем госсовете». Здесь показательно сослагательное наклонение: «Если мы договоримся…»

 

Облом 2019 года не забыт

Стороны хорошо помнят фиаско переговоров 2019 года о дорожных картах углубления интеграции (их теперь переименовали в союзные программы). Тогда, казалось, все было на мази, предполагалось, что карты красиво подпишут к 20-летию Союзного государства в декабре, но в последний момент Лукашенко пошел на попятный — и торжества не получилось.

Однако сейчас независимые эксперты склоняются к прогнозу, что в нынешнем году союзные программы будут-таки подписаны. Лукашенко это фактически уже пообещал.

Но дело даже не в обещаниях (партнеры по «братской интеграции» не раз динамили друг друга). Чисто объективно позиции белорусской стороны теперь гораздо слабее, уязвимее. За время после выборов 2020 года из-за внутриполитического кризиса и потери западного вектора внешней политики зависимость Минска от Москвы заметно усилилась. Тут особо не покапризничаешь.

Кремлю же сейчас предоставляется хороший шанс взять реванш за тот обидный щелчок по носу. Конечно, подписание пакета союзных программ отнюдь не будет означать, что Беларусь вот так сразу сдалась на милость Москвы. Но для Путина важна хотя бы пиаровская победа, особенно накануне выборов в Думу (чтобы добавить чуток популярности «Единой России»): вот, дожал-таки скользкого союзничка, сделал шаг к собиранию земель!

 

На фоне талибов можно выгодно зарисоваться

При этом накануне встречи двух вождей с обеих сторон акценты делаются отнюдь не на самом важном вопросе ее повестки.

Лукашенко, например, выпячивает афганскую тему. О намерении обсудить ее с Путиным он сообщил 8 сентября на встрече с председателем Комитета национальной безопасности Казахстана Каримом Масимовым в Минске.

«Ясно, что мы будем обсуждать [с Путиным] ситуацию и в нашем Евразийском экономическом союзе, и особенно ситуацию, связанную с Афганистаном, влияние афганского фактора на Центральную Азию, Россию. Естественно, и белорусы в стороне от этого не остались и не останутся», — сказал Лукашенко.

На самом деле вряд ли он горит желанием отправлять белорусских военных в горячую точку (не хватало еще прогневить и так не пылающих любовью к режиму сограждан цинковыми гробами). Но афганская тема — это возможность лишний раз показать себя докой в международных делах, перейти на менторский тон.

В частности, Лукашенко был очень активен на внеочередной сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ, прошедшей 23 августа в режиме видеоконференции: критиковал организацию за невнятную позицию по афганскому кризису, не преминул бросить камень в американский огород, попробовал оправдать событиями в Афганистане мигрантский кризис: Запад, мол, сам виноват, расковырял болячку.

Как подметил политический аналитик Валерий Карбалевич, «через афганскую форточку Лукашенко стремится выбраться из международной изоляции».

Действительно, в последние месяцы Европа стала воспринимать белорусский режим как источник угроз для региональной стабильности (посадка в Минске совершавшего рейс между странами ЕС самолета Ryanair, искусственно спровоцированный поток нелегалов). А тут редкий случай, когда на фоне талибов можно выгодно зарисоваться, облачиться в тогу радетеля международной безопасности.

 

Для Кремля уже не так важно, чтобы Беларусь признала Крым

В свою очередь, Песков сообщил 8 сентября, что на предстоящей встрече Путин не собирается ставить перед Лукашенко вопрос признания Крыма.

И в самом деле, эту проблему российские СМИ муссируют искусственно. Для Кремля она, думается, давно не стоит ребром. С точки зрения Москвы гораздо важнее то, что Лукашенко дрейфует в ее сторону в своей политике по отношению к Киеву. В последние месяцы белорусский вождь не раз делал выпады в адрес украинского президента Владимира Зеленского, стал декларировать откровенно прокремлевскую позицию по проблеме Донбасса.

В ходе «Большого разговора» 9 августа Лукашенко высказался о Зеленском так: «Ладно, побежал за Западом, плюнул на все, но зачем ты боевиков готовишь на территории Украины и оружие забрасываешь к нам сюда?».

Вдобавок было заявлено: «Если бы мы хотели вас поставить на колени, будем откровенны, мы бы это сделали в течение суток вместе с нелюбимым вами президентом Путиным». Мол, достаточно было бы прекратить поставки горюче-смазочных материалов — «и завтра на вилах бы повыносили и Зеленского, и всех остальных».

Не удивительно, что Киев теперь так напрягается, наблюдая за усилением российского военного присутствия в Беларуси. Гипотетический удар с севера (а протяженность границы между Украиной и Беларусью — более тысячи километров) — кошмар для украинских стратегов.

Да, Лукашенко продолжает изображать себя другом украинского народа, но в Киеве считают, что у белорусского вождя все меньше возможностей проводить самостоятельную политику.

 

В Москве мечтают о совместном МИДе и парламенте

По главному же вопросу — о союзных программах — белорусские чиновники делают туманные убаюкивающие заявления. Например, первый заместитель премьер-министра Николай Снопков на днях заверил, что «консенсус найден по всем 28 союзным программам, мы вышли на финишную прямую».

При этом он деланно удивился: «Что касается суверенитета, для меня кажется странной полемика по этой теме. Независимость была, есть и будет. <…> Речь идет исключительно о выстраивании экономической мощи двух стран».

На самом деле речь идет о более сильной институциональной привязке белорусской экономики к российской. По данным источников московского «Коммерсанта», предусматривается, в частности, унификация налоговой и таможенной систем.

Причем высокопоставленные российские собеседники издания не сомневаются, что за экономикой последует политика. В частности, неназванный дипломат заявил: «Евросоюз тоже начинался с экономики, а закончился Шенгеном, совместным МИДом и парламентом».

Стоит добавить, что в ЕС, однако, 28 стран, и они не группируются вокруг бывшей империи. В случае же Союзного государства речь идет о двух субъектах с колоссальной разницей весовых категорий, причем больший из них продолжает мыслить в великодержавном духе. Плачевный для меньшего партнера исход такой интеграции нетрудно предугадать.

Показательно также, что белорусская сторона прктически не информирует широкую публику о конкретике союзных программ, фрагментарные сведения можно узнать разве что из сливов российской прессы.

 

Они уже прилетели

При этом Снопков сообщил, что большинство союзных программ предполагается реализовать к 2025 году, несколько самых сложных — к 2027-му.

Можно предположить, что Минск надеется в своем фирменном стиле затянуть выполнение тех договоренностей, которые окажутся для него дискомфортными.

Впрочем, Москва учитывает этот печальный опыт. Не случайно, насколько можно судить по словам Снопкова, отодвинут на следующий год вопрос определения «однозначных, понятных обеим сторонам принципов и подходов функционирования объединенного рынка газа». За счет этого рычага российская сторона, вероятно, рассчитывает стимулировать Минск к выполнению других договоренностей.

А вообще дело не только в союзных программах. Москва добивается своего и по другим направлениям. В частности, все в большей степени завязывается на Россию логистика белорусского экспорта (нефтепродукты, в перспективе — калийные удобрения).

Также налицо усиление военного присутствия России в Беларуси. Создается совместный учебно-боевой центр, который, по мнению ряда экспертов, может стать основой для российской военной базы.

Как раз 8 сентября на аэродром в Барановичах прибыли многоцелевые истребители Су-30СМ Военно-космических сил России — авиационная часть формируемого центра. При этом, как сообщает Министерство обороны Беларуси, пилоты «будут нести совместное боевое дежурство по охране воздушных границ Союзного государства».

В соседних странах НАТО, Украине это наверняка усилит восприятие белорусских вооруженных сил как части российской военной машины.

По мнению независимых экспертов, Лукашенко таким образом вынужден платить за поддержку Кремлем своего режима в условиях внутриполитического кризиса, усиления западных санкций.