Уничтожение детского хосписа в Гродно. «Это обычное политическое преследование»

За 2020 и 2021 годы Гродненский детский хоспис имени Святого Губерта пережил выселение, несколько обысков, прямое вмешательство в работу со стороны правоохранительных органов, преследование директора.

Теперь над организацией висит дамоклов меч закрытия — 22 июля главное управление юстиции Гродненского облисполкома направило в Гродненский областной суд иск о ликвидации общественного благотворительного объединения «Гродненский детский хоспис».

 

Господдержки нет, помещений лишают

Гродненский детский хоспис работает по принципу оказания помощи на дому и в форме дневного ухода и помощи в офисе организации.

Услуги бесплатные, хоспис работает на благотворительные пожертвования. До конца 2020 года хоспис выполнял государственный социальный заказ по оказанию паллиативной помощи детям. Выделенных средств едва хватало на небольшие зарплаты двум работникам. Теперь государственного заказа нет, соответственно, нет никакой господдержки.

Десять штатных работников получают зарплату за счет благотворительной помощи.

У хосписа сейчас осталось лишь одно помещение — на территорию прихода Серафима Жировичского. Других помещений хоспис постепенно власти лишили.

Настоятель прихода протоиерей Иоанн Велисейчик ранее рассказывал Naviny.by, что при приходе строился целый комплекс зданий, а помещения площадью 140 квадратных метров, которые передали безвозмездно хоспису, планировалось использовать под гостиницу и паломнический центр.

Священник узнал, что хоспис ищет место, и предложил оборудовать у них кабинеты, где теперь уже проводят различные процедуры — ЛФК, массаж и другие. Есть услуги психолога, работает группа самопомощи для мам.

Иоанн Велисейчик обещал продолжать помогать детям, поддерживая хоспис. И слово свое сдержал.

В августе кто-то привез на территорию прихода к зданию, которое занимает хоспис, мебель и сгрузил ее на землю.

«Нет ни документов, ни письма по поводу мебели, ни какого-то уведомления — ничего. Мебель не наша, мы ее не заносили в свои помещения, так что она стоит на территории церкви. Мы даже не трогали эти вещи, у нас нет привычки пользоваться чужими вещами, — рассказала Naviny.by директор хосписа Ольга Величко. — Я себя отношу к законопослушным людям, и, несмотря на правовой беспредел в стране, мы написали заявление в прокуратуру и милицию. Мы пытаемся действовать соответственно законодательству».

 

Тимофей вырос, а Юра заговорил

Хоспис — единственная общественная организация, оказывающая паллиативную помощь детям в Гродно. Под опекой хосписа сейчас находятся 68 семей, в которых растут неизлечимо больные дети. В 2018 году детей было около 90. Количество подопечных ограничивается возможностями хосписа и отсутствием нормального подвоза детей.

«Наш милый Тимоха всегда с большой радостью приезжает на занятия в хоспис. Мы его помним маленьким мальчиком, который рос и развивался на наших глазах и стал настоящим мужчиной. Своими достижениями Тимоха радует не только свою маму, но и всех сотрудников детского хосписа», — пишут сотрудники хосписа на странице организации в Фейсбуке.

Naviny.by рассказывали, как непросто приходится маме мальчика и как значима для нее поддержка хосписа.

Работа хосписа напрямую связана с детской болью:

«Юрка пришел к нам двухлетним мальчиком. Когда Юрка заходил в хоспис, это слышали все: боль, невыносимое привыкание ко всему новому, плач и крик. По этому плачу и крику мы научились коммуникации с Юркой, смогли понимать его. А дальше научились и социализировать.

Когда в хосписе спрашивают о чуде, мы можем привести в пример историю Юрки. Благодаря кропотливой работе специалистов хосписа и мамы, мы вместе смогли добиться того, что сегодня Юрка говорит, осознает происходящее и умеет удачно шутить.

Этих результатов мы добились за пять лет трудной, плановой работы».

 

«Мы очень стараемся»

Ольга Величко, которая осенью прошлого года уехала из страны из-за угрозы уголовного преследования, продолжает заниматься хосписом. Она говорит, что работа не останавливается:

«Мы очень стараемся. Сохранили коллектив, дети приезжают каждый день, мы ездим к ним домой. На сегодняшний день юридическое лицо работает, счета не заблокированы».

Величко была членом инициативной группы Виктора Бабарико на прошлогодних президентских выборах, независимым наблюдателем. В декабре прошлого года департамент финансовых расследований Комитета госконтроля по Гродненской области возбудил в отношении нее дело по ч. 3 ст. 210 УК — хищение путем злоупотребления служебными полномочиями.

Величко также признана подозреваемой по уголовному делу о действиях, грубо нарушающих общественный порядок. Речь идет о ее участии в Марше единства, который прошел в Гродно осенью 2020-го.

Белорусские власти внесли Ольгу Величко в список разыскиваемых Интерполом лиц.


Читайте также:


«По первому уголовному делу, которое касалось якобы не приобретенного аппарат ИВЛ, мне достоверно известно, что в СК есть документы, которые подтверждают покупку нами аппарат ИВЛ, — рассказала Величко. — Были еще претензии по поводу ремонтных работ. Проведенные нами ремонтные работы на 700 рублей стоят на рынке примерно в пять раз больше. В СК есть сведения о том, что за ремонт деньги людям заплачены, есть соответствующие показания. Так что уголовное дело останется в подвешенном состоянии, если они ничего нового не придумают».

Что касается второго заведенного на Величко уголовного дела, она настаивает, что дело было возбуждено с нарушениями:

«За вменяемое мне правонарушение я была осуждена по административной статье. Чтобы переквалифицировать мои действия с административного правонарушения в уголовное преступление, надо отменить решение суда. Так что происходящее со мной и попытка уничтожить хоспис — это обычное политическое преследование».

 

«Мы будем помогать детям столько, сколько нужно»

У Ольги Величко нет логического объяснения, почему власти не задумываются о том, что хоспис занимает важную нишу в социальной работе и является незаменимым для гродненских семей с тяжелобольными детьми.

«Больной ребенок — это большое испытание для семьи. Конечно, это ответственность родителей, но без помощи социума невозможно сделать так, чтобы детям было хорошо в нашем обществе. Родители самостоятельно не могут справиться с такой ответственностью, большинство может лишь удовлетворить базовые потребности детей. А спектр услуг для тяжелобольных детей должен быть шире, чтобы дети не были замкнуты в четырех стенах, были приняты обществом», — говорит директор хосписа.

По ее мнении, власть создает такие условия, при которых качество оказания паллиативной помощи неизбежно будет падать: «Как бы ни храбрились представители госслужбы, повторяя, что Беларусь — социальное государство, в это давно никто в стране не верит, давно власть работает в своем, а люди живут совсем в другом мире».

«Этой системе безразличны люди, целью этой системы является сохранение власти любой ценой», — считает Величко.

Хоспис не собирается складывать руки, несмотря на преследование и угрозу закрытия: «Мы будем работать и помогать детям столько, сколько нужно. У нас есть план Б, который мы задействуем в случае официального закрытия».

«Происходящее — это тяжелое испытание для нас, наверное, самое тяжелое из тех, что у нас были. Но мы настроены оптимистично — на то, что эта история нас не убьет, а сделает сильнее. Нас бьют, а мы крепчаем. Я уже вижу, что у нас прирост в компетенциях, появились новые знания и опыт, новые возможности. Конечно, будет трудно. Наступают тяжелые времена, которые всем нам придется пережить. Каждому предстоит понять, что пришло время других ценностей, наивысшей из которых в Беларуси должна стать жизнь человека», — сказала Ольга Величко.

 

 

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram и Viber